Очерки истории 34-й тд РККА. Июль-август. В резерве Юго-Западного Фронта и расформирование.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html
часть 10 https://onkel75.livejournal.com/3274.html
часть 11 https://onkel75.livejournal.com/3495.html
часть 12 https://onkel75.livejournal.com/3662.html

Вырвавшиеся из окружения у Ситно части 12-й тд и 7-й мд и управление 8-го мехкорпуса в ночь на 29 июня вышли в район юго-восточнее Броды. Приказом штаба ЮЗФ остатки 8-го мехкорпуса выводились во фронтовой резерв и приводили себя в порядок в районе Подгорцы.
Согласно докладу Д.И.Рябышева к вечеру 28 июня 12-я тд и 7-я мд вследствии больших потерь, дезорганизации при неуправляемом отходе (в ряде случаев превратившемся в паническое бегство), деморализации большой части личного состава вплоть до старшего комсостава и потери управления практически перестали существовать как боевой организм (в особенности это касается 12-й тд, командир которой погиб, также как и начальник штаба, начальник связи и заместитель комдива по технической части, а командиры танковых полков остались в окружении).
[Spoiler (click to open)]В первых числах июля соединения 8-го мк совершали марши по маршруту Тернополь - Проскуров - Казатин. С ними отходили и подразделения 34-й тд не включенные в группу Попеля утром 27 июня (как, например, остававшийся в Бродах 34-й озад), а также отставшие на марше от главных сил дивизии отдельные танки и мелкие группы бойцов и командиров. Тогда же, в первых числах июля, с частями корпуса соединились учебные подразделения 34-й тд, оставленные при выступлении дивизии 22 июня в пунктах постоянной дислокации, а затем (предположительно 4-5 июля) и вышедшие из окружения у Старой Носовицы бойцы и командиры. Должность временно исполняющего обязанности командира дивизии до 10 июля занимал полковник Приколотин. Судя по его приказу от 6.7.41 при отходе бойцами и комадирами частей 34-й тд было оставлено (брошено) немало оружия, снаряжения и даже автотранспорта.
8-10 июля остатки 34-й тд провели на марше. Двигаясь по маршруту Погребище, Сквира, Белая Церковь, Киев, Нежин части дивизии к исходу дня 10 июля сосредоточились в лесу северо-западнее города. Личный состав не поместившийся на автотранспорт пешим порядком двигался до ст.Попельня, где погрузился на следующий до ст.Нежин эшелон.
Немногие остававшиеся на ходу Т-35 из числа машин отставших от главных сил в ходе маршей 22-25 июня отходили на восток самостоятельно или с частями дивизии и один за другим выходили из строя по техническим причинам. Если указанные в актах о потери матчасти даты верны, 9 июля сломались три последних танка первого батальона 67-го тп. 68-й тп потерял свои последние пять Т-35 1-4 июля в районе Золочев - Тарнополь.

Т-35 68-го тп оставленный 1 июля в Золочеве из-за поломки КПП. Привязан по местности на сайте t35incombat.narod.ru. На заднем плане справа Т-28 из состава 10-й тд 15-го мехкорпуса.

Т-35 67-го тп оставленный из-за поломки (лопнул цилиндр и сгорел главный фрикцион) 3.7.41 в с.Запытов. Танк привязан по местности на сайте t35incombat.narod.ru

Т-35 67-го тп оставленный севернее села Лопушное 9.7.41 (сгорели главный и бортовые фрикционы). Привязан по местности на сайте t35incombat.narod.ru


БТ-7 из разведбата 34-й тд на спаме в Бердичеве.

Несколько отставших от своей части военослужащих 34-й тд попали в плен в Бердичеве. В полосе наступления 4-го армейского корпуса 17-й армии в конце первой декады июля попали в плен несколько красноармейцев 67-го тп.
Предположительно 10 июля командиром 34-й тд назначается бывший командир 68-го тп подполковник М.И.Смирнов. По крайней мере среди документов сайта "память народа" самый ранний приказ по дивизии за подписью Смирнова датирован 10.7.41. В приказе, кроме прочего, предписывалось организовать строгий учёт личного состава и матчасти, выяснить количество убитых раненых и пропавших без вести, провести учет воружения и произвести расследование по всем случаям недосдачи для установления места, времени, обстоятельств и виновных в утрате вооружения.
Командно-начальствующему составу приказывалось решительно покончить со всеми паническими настроениями, вплоть до отдачи распространителей ложных слухов под трибунал.

Схема расположения частей 34-й тд в лесу у Нежина 11.7.1941

Впрочем, как следует из приказа по дивизии от 14.7.41, подчинённые не очень спешили выполнять распоряжения нового комдива. При проверке частей начальником штаба 8-го мехкорпуса полковником Ф.Г.Катковым, подполковником Смирновым и новым начальником штаба 34-й тд майором Шориным были выявлены следующие недостатки:
1.Учет личного состава в частях не заведён.

2.Учебой охвачен далеко не весь личный состав, было обнаружено много спящих, гуляющих без дела средних, младших командиров и бойцов.
Командир роты 68-го тп лейтенант Самошин и его зам. по политической части мл.политрук Хромов во время занятий роты спали.
В гап группа командиров играла в шахматы. Красноaрмейцы орб Ковалев, Озанин, Коваленко набрав продуктов /сгущенного молока с хлебом/ направились на речку купаться.
Наиболее плохая организация занятий наблюдается в 67 тп. Люди болтаются без дела, кучами спят. Даже после моего указания занятия долго не начинались.
3.Много одиночек красноармейцев купаются на речке без разрешения командиров. /68 тп Крылов, Бронза, Быстров, Иваненко/
4.В гап деньги хранятся в чемодане открытом
5.Щели для укрытия от авиации не везде вырыты, а где вырыты не обеспечивают весь личный состав
6.Занятия проводятся с красноармейцами неудовлетворительно, занимаются только теорией а не практическим показом.
7.Машины размещены скучено
8.Внешний вид личного состава, особенного рядового и младшего состава неряшлив: расстегнуты воротники, грязное обмундирование.

9.Распорядок дня не выполняется, завтрак продолжается до 10-11 часов.

Этим же приказом командир разведроты 68-го тп лейтенант Самошин и замполит роты младший политрук Хромов за сон во время занятий были арестованы на десять суток с удержанием 50% зарплаты. Лейтенант Лебедев из 67-го тп получил выговор за неправильное размещение машин. Начальник продуктовой службы 34-го орб за перерасход продуктов и неправильную их выдачу на руки личному составу получил 10 суток ареста с удержанием 50% зарплаты. Военинженер 2-го ранга Быков получил выговор за плохую организацию занятий и беспорядки в 67-м тп. Десять суток ареста с удержанием половины зарплаты за невыполнение распоряжения начштаба 8-го мк по рассредоточению машин получил командир 34-го обс капитан Трофименок.
Помимо мер дисциплинарного характера в приказе содержатся распоряжения по организации распорядка и восстановлению боеспособности дивизии:
6.Завести точный учет всего личного состава в частях и подразделениях.

7.Учебой охватить весь личный состав вне зависимости от должности и специальности.
8.На речку купаться ходить только под командой командира роты, поротно организованным порядком от 18 до 20 часов
9.Вырыть щели для укрытия от авиации с расчетом полного обеспечения всего личного состава.
10.Все машины рассредоточить не ближе 30 метров.Отделить тыловые машины от строевых.
11.Занятия проводить только показом командира с повторением упражнений красноармейцами. Выбросить всякую "словесность" в обучении.
12.Расход продуктов вести точно по норме.
13.Предупреждаю весь командный состав, что не выполнение моих указаний буду рассматривать как не желание принимать меры к быстрейшему востановлению боеспособности дивизии.
Командир 34 подполковник Смирнов

Начальник штаба 34 тд майор Шорин

Согласно боевому донесению штаба расположенного в лесу в 5 км западнее Нежина 67-го тп по состоянию на 17.30 14.7.41 в полку числилось 467 человек, в т.ч. 296 рядовых, 97 младшего начсостава, 2 человека старшего комначсостава, 38 среднего, 12 политического и 24 прочего КНС (воентехники, военинженеры и пр). Матчасть полка состояла из двух бронеавтомобилей и 31 колёсной машины. На вооружении личного состава имелось 242 винтовки, 4 пулемета ДП, 31 пулемет ДТ, 108 наганов и 11 пистолетов (так в документе). Командовал полком капитан Скидан, обязанности начальника штаба исполнял старший лейтенант Поротников.
В 34-м орб 19 июля числилось 92 человека в т.ч. 11 кнс и 9 мнс, 2 бронеавтомобиля, 4 ГАЗ-АА и один трофейный немецкий грузовик захваченный в Дубненских боях, 2 автоцистерны.
Точные цифры по 68-му тп не известны, на 15 июля в полку было около пятиста человек личного состава (40% штатной численности) и 20% автотранспорта (около 35 автомашин). Бронетехника отсутствовала.
В полку были серьёзные проблемы с санитарным состоянием личного состава. Так, 14 июля вшивость обнаружена у пяти бойцов первого батальона, на утреннем осмотре 15 июля у 19 человек обнаружены вши. На следующий день из 436 осмотренных вши были найдены у 31 человека, а 17 июля вшивость обнаружена у 49 чел. из осмотренных 439, 21 июля у 19 из 392 осмотреных. После проведенной санобрабoтки такие случаи не исчезли совсем, но встречались уже не каждый день и в единичных случаях, например у одного человека из 345 осмотренных 23 июля и у четырёх 24 июля. Впрочем до конца избавиться от вшей не удалось, после утреннего осмотра 25 июля 11 человек из 436 были отправлены на санобработку a в 1-м и 2-м батальонах провели дезинфекцию обмундирования всего личного состава.
Из проишествий в донесениях полка отмечены случаи сна на посту, несколько случайных выстрелов в т.ч. на занятиях по изучению стрелкового оружия. 17 июля снят с поста за незнание обязанностей часового боец 5-го (автотранспортного) батальона. 18 июля красноармеец саперной роты Петров на занятиях ранил себя в правую руку выстрелом из винтовки. 21 июля трибунал приговорил красноармейца Лиходея к 10 годам лишения свободы с отбытием по окончанию военных действий.
Представление о том, как была замаскирована техника расположенных в лесном массиве частей 34-й тд, даёт подписанный начштаба дивизии майором Шориным приказ от 17.7.1941 в котором говорится:
"Сегодня над районом расположения 34 тд делал облет наш самолет и сбросил вымпел "маскировка плохая", много заметил машин и людей.
Командир дивизии приказал: немедленно замаскировать все машины и личный состав. Категорически запретить личному составу появляться на открытых местах."

15-16 июля из личного состава танковых полков были заново сформированы 1-е и 2-е танковые батальоны (без матчасти) . Тепеь полки состояли из двух танковых батальонов, автотранспортного, а также разведывательной, сапёрной и ремонтной рот.
34-й атб получил 17 июля пополнение - 55 шоферов и 56 грузовых машин. Батальон был укомплектован комначсоставом на 47%, младшим комсоставом на 53%, рядовыми - 42% штатной численности.
Почти ежедневно в дивизию прибывали мелкие группы отставших ранее от своих подразделений бойцов и командиров. Предположительно самая крупная из таких групп в составе 45 человек из 67-го тп прибыла 20 июля. 22 июля в полк прибыли еще 12 чел. из числа отставших а так же 9 командиров призванных из запаса и один переведённый из штаба дивизии. На следующий день полк пополнился еще семнадцатью ранее отставшими бойцами и командирами, 24 июля - двенадцатью. 26 и 27 июля пополнения не было, а 28.7.41 в полк прибыл 21 человек в т.ч. 7 комначсостава. Скорее всего это были танкисты вышедшие из окружения с группой Попеля. На следующий день прибыло еще 16 чел. отставших.
1 августа 150 чел. из состава полка были переданы в 34-й мсп.
В 68-й тп 20.7 прибыло 11 человек из числа отставших, 23 июля еще 9. 28 июля в полк прибыло 30 чел. из группы Попеля, в т.ч старшего комсостава 1 чел, среднего - 7, младшего -12 и 10 рядовых.
28 июля 68-й тп получил два танка Т-34. Однако 31 июля в полку числилась уже только одна тридцатьчетверка, куда делась вторая не известно. 67-й тп также получил 2 Т-34, но на день позже 68-го полка. Проследить дальнейшую судьбу полученных дивизией в конце июля танков по доступным документам не представляется возможным.
Более 90% потерь личного состава дивизии числятся пропавшими без вести. В составленном 25 августа в Москве именном списке потерь младшего начсостава и рядовых красноармейцев приведены фамилии 49 погибших и 493 пропавших без вести. При этом в документ не включены данные по личному составу 34-го мсп, управление которого пропало без вести в окружении вместе с документами, а также по 103 убитым и 1743 пропавшим без вести о которых в частях не было никаких данных кроме фамилий.
В составленном 2 августа отчете подполковника Курепина приводятся такие цифры потерь личного состава: убитых 209, в т.ч. 36 комначсостав, 94 мл.начсостав, раненых 451 (67 кнс, 65 мнс), пропавших без вести 4388 (261 кнс, 645 мнс). Еще 5 чел., включая одного командира, числятся заболевшими. Общие потери составляют 5053 человека.
Назвать точные цифры потерь вермахта в боях с частями 34-й тд и приданных группе Попеля подразделений 12-й танковой и 7-й моторизованной дивизий не представляется возможным. По неполным данным они составили порядка 1500-1700 чел. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 45-50 танков (в т.ч. не менее 20 безвозвратно), 12-15 бронеавтомобилей, около десяти единиц прочей бронетехники (бронетранспортеры, зенитные самоходные установки, возможно 1-2 противотанковых самоходки), 35-40 орудий, 5-8 миномётов, более 150 автомашин, несколько полугусеничных тягачей, не менее 60-80 мотоциклов. По меркам лета 41 результат солидный.
Приказом штаба Юго Западного Фронта от 3.8.41 34-ю тд предписывалось расформировать к 15 августа.
Личный состав 34-го мсп и мотоциклетную роту разведбата обратили на формирование 34-го отдельного мотоциклетного полка.
34-й пмб был переформирован в отдельный понтонно-мостовой батальон Резерва Главного Командования, 34-й обс был обращен на формирование частей связи управления 38-й армии, личный состав 34-го медсанбата был использован для доукомплектования медсанбатов стрелковых дивизий, большая часть других подразделений дивизии, главным образом артиллерия, саперы и автотранспортный батальон, были обращены на укомплектование переформировывавшейся в стрелковую 7-й мсд 8-го мехкорпуса.

Приказ о расформировании 34-й тд

9.8.41 из личного состава 67-го тп был сформирован 53-й отдельный танковый батальон, после чего в полку осталось 526 чел. личного состава, 3 боевых машины (тип в документах не уточняется) и 46 автомашин. 12 августа количество личного состава возросло до 786 чел.

В середине августа личный состав 67-го и 68-го танковых полков передислоцирован во Владимир, где впоследствии был обращен на формирование 2-й и 16-й танковых бригад.

Очерки истории 34-й тд РККА.В окружении.2-24 июля.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html
часть 10 https://onkel75.livejournal.com/3274.html
часть 11 https://onkel75.livejournal.com/3495.html

В ночь на 2 июля остатки 34-й тд под командой бригадного комиссара Попеля, не покидая леса по оврагу вместе с оставшейся техникой перешли восточнее, ближе к дер. Белогородка.
Отправленные в разведку два Т-34 наткнулись на немецкие танки и были сожжены в бою. Продовольствия не было, горючего и боеприпасов почти не осталось. Оставшиеся танки и автомашины были приведены в негодность и оставлены в лесу. Оперативные документы, шифры и другие секретные бумаги частью сжигаются, частью закапываются в лесу. Также в лесу в районе посёлка Морги Птыцке зарыли сейф с деньгами дивизионной кассы.
[Spoiler (click to open)]Оставшийся вместе с Попелем личный состав, которoму предстоял теперь долгий путь по немецким тылам на соединение с частями Красной Армии, был организационно разделён на четыре группы. Разведотряд под командой майора Кривошея в составе 40 человек; головная походная застава, также в составе 40 человек; остатки 34-го мсп в количестве 200 человек под командой майора Карапетян. Четвертую группу в количестве 125 человек составляли управление дивизии и остатки танковых полков.


Т-26 из 67-го тп предположительно оставленный 2 июля в лесу у Белогородки. На фото ниже он же.


2 и 3 июля отряд оставался в лесу, проводя разведку маршрутов движения в направлении Птиче и далее на Ст.Носовицу. Оживлённое движение по шоссе Верба - Дубно и наличие крупных сил противника не позволяли отряду покинуть лес днём без риска быть обнаруженным и уничтоженным. Отправленная на юг в направлении Козин разведка в составе трёх командиров не вернулась.Возможно наткнулись на немцев, а может решили, что втроём им легче будет выходить из окружения, чем в составе большого отряда.
В течении этих двух дней к отряду продолжали выходить немногочисленные разрозненные бойцы и командиры уцелевшие в бою 1 июля. 3 июля к отряду присоединился майор Сытник, возглавивший 67-й тп после гибели подполковника Болховитина. Теперь ему было поручено командовать отрядом сформированным из остатков танковых полков, управления дивизии и роты регулировки.
В ночь на 4 июля остатки группы Попеля численностью около пятиста человек пересекают шоссе севернее Вербы и, двигаясь по болоту, по пояс в воде, выходят к Икве южнее Ст.Носовицы (переправа по которой вышли тылы дивизии всё еще была разрушена, сапёрному батальону 168-й пд понадобилось два дня напряженной работы, чтобы восстановить её к вечеру 9 июля) и вплавь переправляются на восточный берег.
44-я пд до вечера 3 июля оставалась в районе Хорупань-Мильча-Дубно, проводя зачистку севернее линии Пелча-Пирятин и подавляя последние очаги сопротивления остатков 34-й тд. 4 июля основные силы дивизии вслед за высланным накануне передовым отрядом выступили в направлении Ровно.
16-я тд 2 июля оставалась в районе Дубно-Верба, приводила себя в порядок после тяжёлых боёв, подсчитывала потери и трофеи, и находилась в готовности нанести контрудар танковым полком в северном направлении, в случае прорыва наступавших 1-2 июля из района Долгошеи, Малин (северо-восточнее Дубно) частей 41-й тд 22-го мк. Подробностей о боях с разрозненными остатками 34-й тд найти не удалось. Известно только, что 2 июля в перестрелке у Вербы погибли семь немецких сапёров. Вечером 2 июля, когда стало ясно, что усиленная 670-м батальоном истребителей танков и 1-й ротой батальона пто 16-й тд 299-я пд успешно отразила наступление 41-й тд и помощь танкового полка дивизии не потребуется, основные силы 16-й тд выступили на Кременец и далее на Ямполь.

Могила погибших 2 июля у Вербы сапёров 16-й тд.



Попавшие в плен в районе Дубно бойцы и командиры РККА.


По воспоминаниям местных жителей приведённыx на форуме reibert.info, в первых числах июля в поле западнее Тараканова был разгромлен отряд выходивших из окружения красноармейцев численностью две-три роты. "Все лысые, молодые, со скатками шинелей, винтовками и в ботинках с обмотками". Обнаружив двигавшихся с запада бойцов, немцы устроили засаду и открыли огонь когда отряд вышел на поле в нескольких сотнях метров от шоссе. Командиры дважды поднимали красноармейцев в атаку на немецкие броневики, курсировавшие по дороге и расстреливавшие бойцов из пулеметов и мелкокалиберных пушек, а в третий раз подниматься было уже некому. Хоронить погибших как обычно согнали местных жителей. Вначале трупами наполнили две больших ямы, позже вырыли третью "для тех, кто в поле ржи по кускам разбросан был и то, что у собак отнимали". Всего погибло около ста пятидесяти - двухсот человек.
Неизвестно из состава какой воинской части были погибшие. Не исключено, что это было одно из подразделений 34-й тд.
В наше время у дороги, метрах в двустах-трехстах восточнее братской могилы, был установлен мемориальный крест в память погибших красноармейцев.


Мемориальный крест установленный у дороги Тараканов - Дубно в память погибших летом 1941 бойцов и командиров Красной Армии. Фото взято с форума reibert.info.



Погибшие в районе Дубно красноармейцы.

Отряд Попеля днём 4 июля находился в лесу южнее Носовицы, высылая разведгруппы по маршруту движения. В ЖБД о событиях 4-5 июля говорится так:
"НО-1 капитан Холодцев, посланный в разведку из района С. Носовица в районе перед Закоты, отказывается возвратиться в отряд и уходит отдельно.
Капитан Дрожжин с отрядом в 40 человек проходит переправу в районе Закоты и, не обеспечивая остальные отряды дивизии, теряет связь и отрывается, не выполняя приказа.
Дождь. Холод. Личный состав голодает"

Перейдя ночью через шоссе на Кременец отряд лесами двигался на восток в направлении Рудня, Переморовка, Закоты.
С уходом 44-й пд окончательная зачистка района Буды, Пелча, Птиче и далее на восток до Иквы возлагалась на числившуюся со 2 июля в резерве главного командования сухопутных войск 168-ю пд, подходившую от Острова и Берестечко. До этого дивизия больше недели безуспешно пыталась уничтожить окруженные на второй день войны в районе Свинюхи, Милятин, Порицк части 124-й сд генерал-майора Ф.Г.Сущего и 21-й артполк 27-го ск. Имея огромное преимущество в живой силе и технике (дивизии придавались подразделения усиления, в т.ч шестиствольные миномёты 2-го моторизованного полка реактивных миномётов, 51-й саперно-штурмовой батальон, 9-й пулемётный батальон и, до вечера 26 июня, когда он был форсированным маршем переброшен к Берестечко, 670-й батальон самоходных истребителей танков) 168-я пд не смогла выполнить поставленную задачу и понесла тяжёлые потери. Впрочем тяжелые потери в боях с частями 124-й сд несла не только 168-я пд. По воспоминаниям служившего в 4-м дивизионе реактивных миномётов Х.Видемана в боях за Горохов 25-26 июня 172-й пп 75-й пд потерял 51 чел убитыми. 124-я сд не только вырвалась из кольца, но еще и разгромила 28 июня у Лемешова (юго-восточней Порицка) 2-й дивизион 248-го артполка, в рукопашной почти целиком уничтожив 4-ю батарею и захватив всю матчасть дивизиона (12 10,5-см легкиx полевыx гаубиц с большинства которых которых немцы успели снять замки) и несколько 3,7-см противотанковых пушек. Всего дивизион потерял 56 человек убитыми, 34 ранеными и 39 пропавшими без вести (поначалу в пропавших числилось более сотни человек). Первоначально в плен попали более семидесяти артиллеристов, однако несколькими часами позже часть колонны 124-й сд попала в огневой мешок, и под шквальным огнём двух других дивизионов артполка 168-й пд в суматохе половине пленных удалось сбежать (остальных впоследствии расстреляли). Немецкие канониры успели привести в негодность часть своиx орудий, да и снарядов к ним было немного, поэтому красноармейцы оставили гаубицы, забрав в качестве трофеев сто с лишним коней.
На рассвете 29 июня бойцы 124-й сд устроили очередной переполох в немецком тылу, перехватив дорогу снабжения 29-го ак в районе Горов, Бубнов.
После прорыва основных сил 124-й сд в количестве около трёх тысяч человек с 10-15 орудиями из немецкого кольца на юго-восток, окончательную зачистку района её первоначального окружения поручили частям 99-й легкопехотной дивизии вермахта и переданной из резерва группы армий "Юг" в подчинение 6-й армии 79-й пд.Приказом группы армий Юг зачистку предписывалось проводить радикально и "наижесточайшим образом", а командование 6-й армии издало специальный приказ : пленных не брать, а сдавшихся расстреливать, мотивируя это "варварскими методами ведения боевых действий красными" как, например, переодевание в гражданскую одежду или имитация сдачи в плен с последующим внезапным открытием огня практически в упор.

Противотанковое орудие из состава 168-й пд на позиции в районе с.Козин.

168-я пд должна была приступить к зачистке 4 июля, но её планы снова были нарушены частями 124-й сд, вышедшей к этому времени в район северо-западнее c.Козин, в котором с вечера 3 июля разместился почти в полном составе штаб 168-й пд (командир дивизии с несколькими офицерами находился в селе Остров, том самом которое 26 июня было ненадолго захвачено танкистами 34-й тд). Утром 4 июля бойцы 124-й сд полностью, до последнего человека, вырезали два взвода мелкокалиберной зенитной артиллерии а затем атаковали Козин. От уничтожения потерявший в перестрелке четырех убитыми и 8 человек ранеными штаб 168-й пд спасла высокая концентрация немецких войск в том районе. Быстро стянув все доступные силы к Козину немцы отбили атаку и в свою очередь попытались окружить прорывавшийся на восток отряд, состоящий из управления 124-й сд и части сил 622-го сп. С потерями окруженным удалось вырваться из сжимающегося кольца. В бою погиб командир 124-й сд генерал-майор Сущий. Двигавшаяся севернее вторая группа 124-й сд численностью около 2000 человек с несколькими орудиями под командованием командира 406-го сп полковника Новикова, во второй половине дня вышла к шоссе Ситно - Дубно южнее Вербы и устроила там большой переполох. В панике обозы 168-й пд драпанули аж до Дубно. Судя по дивизионным документам, порядок в тыловых подразделениях не был восстановлен и два дня спустя, вечером 6 июля.
В документах 6-й армии сохранился отчет одного из штабных офицеров, по поручению начальника штаба армии отправленного утром 4 июля выяснить состояние дороги Остров-Млынов.
"Вернувшись обратно в Остров я получил приказ от командира 168-й пд выяснить обстановку на дороге Остров - Козин, т.к. поступили сообщения о противнике, перехватившем шоссе у Козина и уничтожающем все на своём пути. Проводная связь с Козиным была нарушена.
В ответ на моё замечание, что по приказу начальника штаба армии мне запрещается выполнять другие поручения, кроме полученного от него, генерал сказал, что берет ответственность на себя, т.к. имеет место быть чрезвычайная ситуация. Кроме того, появление моего бронеавтомобиля может создать у русских впечатление применения немцами танков и вынудить их к отступлению.
Передав в штаб 6-й армии результаты моей поездки радиограммой, в 19.00 я выехал из Острова. Из-за сильных дождей разбитая дорога совсем раскисла и возле Пляшевы мы застряли в грязи. Однако вскоре нам удалось продолжить движение. Теслугов и Доброводка заняты немецкой пехотой. Один солдат сказал: "Перед Козиным на дороге и возле неё много убитых зенитчиков. Прорвавшийся противник всё еще удерживает дорогу."
На перекрестке южнее Загайе стоял пехотный взвод с восемью пленными. Командир взвода попросил разрешения следовать в Козин под защитой моего бронеавтомобиля. Расстреляв пленных, солдаты погрузились на автомашины и двинулись вслед за мной.
Примерно в 600 м южнее Пасеки стояли брошенные немецкие грузовики. Рядом на земле с перерезанными глотками лежали их водители. У одного из лежащих на обочине мертвых зенитчиков были выколоты глаза. Погибших русских не обнаружено, из чего можно сделать вывод о внезапной атаке противника на позиции зенитчиков. Высокие хлеба помогли двигавшимся с севера русским подкрасться незамеченными.
В районе Иващуки пылали дома. Около 20.30 прибыли в Козин. Начальник штаба 168-й пд сообщил, что прорывавшаяся с севера в направлении Мале группа русских численностью 300-400 чел. уничтожила два зенитных взвода. Затем они повернули на восток и снова на север, остановились в районе Софиевки, где до сих пор продолжается перестрелка. В самом Козине противника нет.
Я немедленно отправился обратно. Вернувшись в Остров около 21.30 доложил обстановку командиру дивизии и, продолжив движение, около 22.30 прибыл в Мерву."

Со 2 июля зенитное прикрытие в районе Козин осуществляли тяжелая и легкая батареи 1-го дивизиона 8-го полка пво, вероятно два уничтоженных бойцами 124-й сд взвода были из этого дивизиона.
Хотя это не подтверждено документально, не исключено вместе с частями 124-й сд у Козина могли сражаться бойцы 34-й тд, самостоятельно пробивавшиеся на юг после разгрома дивизии. Ведь первой целью маршрута 34-й тд был именно Козин, откуда планировалось повернув на восток прорываться по шоссе на Кременец.
Всего за период с 22.6. по 4.7.41 168-я пд, задействованная исключительно на охране тыла немецкой 6-й армии, потеряла в боях со 124-й сд 1068 человек: 383 убитыми (19 офицеров), 616 ранеными (23) и 69 пропавшими без вести. (Для сравнения наступавшая в первом эшелоне 111-я пд за 22.6 - 1.7.41 потеряла 270 человек (15 офицеров) убитыми, 898 (45) ранеными и 75 пропавшими без вести). После Козина 5 июля командир 168-й пд генерал-лейтенант Мундт был снят с командования дивизией.

Пехота 168-й пд на зачистке в районе Дубно.

5 июля участвовавшая в зачистке лесного массива между Буды и Пелча 10-я (самокатная) рота 417-го пп 168-й пд насчитала в общей сложности до 70 оставленных танков и автомашин. К этому времени бойцов 34-й тд в том районе почти не осталось. 417-й и 442-й пп тщательно прочесывавшие два дня местность от Буды до Птичи не имели соприкосновения с противником. Только подразделения 9-го пулемётного батальона, зачищавшие 5 июля лес западнее и севернее Белогородки (где 2-3 июля была группа Попеля) доложили о 19 убитых и 28 пленных окруженцах.
Один из участвовавших в прочесывании лесов южнее Мильчи солдат 168-й пд вспоминал, как бойцы его роты, три дня не получавшие продовольствия, тщетно обшаривали брошенные в лесу автомашины 34-й тд в поисках еды. После панического бегства обозов 168-й пд к Дубно ряду подразделений 168-й пд несколько дней пришлось обходиться "подножным кормом". История умалчивает, остались ли после этого в Мильче, Белгородке, Будах и других окрестных сёлах куры, гуси, свиньи и прочая съедобная живность. Вероятно оголодавшие солдаты вермахта освободили местных жителей не только от коммунизма, но и от всей кудахчущей и хрюкающей собственности. Не зря же новый командир дивизии, приступивший к исполнению обязанностей 8 июля, в тот же день издал приказ об обращении с гражданским населением.

Немецкие солдаты возле оставленного в лесу западнее Белогородки 2 июля танка Т-26 из 34-й тд.

Тем временем группа Попеля тщетно пыталась найти более-менее безопасный маршрут движения. Повсюду были немцы. Подразделения 113-й и 79-й пехотных дивизий, два сапёрных батальона, часть сил 168-й пд.
5 июля бойцы группы Попеля дважды, в пятом часу пополудни и около 20.00, обстреляли немецкий полевой аэродром восточнее с.Детиныче (9 км. юго-восточнее Дубно). Немцы не понесли каких-либо существенных потерь в живой силе или технике, но переполох случился изрядный и, как результат, группа оберстлейтенанта фон Аулок, сформированная из подвижных подразделений 79-й пд 2 июля для преследования и уничтожения прорвавшихся из окружения в районе Горохов частей 124-й сд, получила задачу на уничтожение обнаруженных немецкой разведкой сил русских в лесах южнее Судобиче (т.е. группы Попеля).
В ночь на 6 июля отряд Попеля, прорвавшись через тонкую линию сторожевых постов 50-го моторизованного сапёрного батальона, ушел на юго-восток.
6 июля группe фон Аулок придали отдельный 51-й моторизованный сапёрный батальон (без одной роты, оставленной для охраны аэродрома), самокатный эскадрон 248-го разведбата 168-й пд, 248-й батальон пто (без полуроты) и ротy 50-го сапёрного батальона . Hо пока немцы готовились к наступлению и окружали лесной массив, отряд Попеля ускользнул из едва не захлопнувшейся мышеловки. Впрочем, совсем уж безрезультатными немецкие усилия не были, им удалось уничтожить или пленить несколько мелких разрозненных групп окруженцев и нанести серьёзные потери отрядy Попеля, прорвавшемуся в первой половине дня 6 июля через оцепление на участке 9-го пулеметного батальона южнее Судобиче.
Хотя 5-7 июля при зачистке района Мильча-Птиче части 168-й пд не встречали сопротивления, в нескольких мелких стычках с окруженцами из состава 34-й тд восточнее Иквы 6-8 июля дивизия потеряла 8 человек убитыми и 14 ранеными.
Озабоченное большими потерями в тыловых подразделениях командование 6-й армии вермахта 6 июля запретило движение одиночных автомашин восточнее линии Клевань-Дубно-Кременец. При размещении подразделений в населённых пунктах предписывалось немедленно брать заложников из числа русского или еврейского населения, а также членов семей коммунистов.
6 -7 июля группа Попеля несколько раз безуспешно пыталась переправиться через Вилию, но повсюду натыкалась на немцев. Ночная попытка вплавь пересечь речку у села Закоты провалилась. Развесив осветительные ракеты немцы открыли шквальный огонь из пулеметов и отряд с потерями отступил в лес. Неудачной оказалась и попытка переправы у Теремно.
В ЖБД 6 июля записано: " Частые случаи враждебного отношения населения. Заявление бойцам: «Сдавайтесь в плен, немец не расстреливает», «У нас теперь своя власть», агитация бойцов на сторону врага."
7-8 июля отряд оставался в лесу, ведя разведку бродов через р.Вилия. На охрану переправ через Вилию немцы выделили две самокатных и противотанковую роты из состава 262-й пд и противотанковый батальон 168-й пд. На счастье бойцов сильно поредевшей группы Попеля в это время основное внимание немцев было снова приковано к частям 124-й сд, численностью до двух тысяч человек с несколькими орудиями, которые также переправились через Икву у Ст.Носовицы и, крепко потрепав в бою 9-й пулемётный батальон, командир которого был ранен в бою с окруженцами, лесами двигались на юго-восток в направлении на г.Острог.

Подбитые у с.Будераж тридцатьчетверки 12-й тд. Возможно два танка, отправленные в разведку из леса у Белогрудки, хотя в истории 44-й пд снимок датирован 1 июля.

8 июля разделённую на три отряда группу фон Аулок усилили двума взводами 3-й батареи 191-го дивизиона штурмовых орудий. Кроме того, к уничтожению окруженцев был привлечён усиленный танками и дивизионом шестиствольных реактивных миномётов 486-й пп 262-й пд, наступавший навстречу группе фон Аулок от Кременца. Однако бойцам 124-й сд и на этот раз удалось, хоть и с тяжелыми потерями, вырваться из кольца. Группа фон Аулок 3-8 июля потеряла 66 убитыми, 103 ранеными и одного пропавшим без вести. В отчёте о боевых действиях группы число убитых и пленённых в лесах западнее Острога красноармейцев оценивается как "до семисот". Pеальные потери были скорее всего намного меньше, т.к. через 3-4 дня в отряде 124-й сд, от которого, по немецким отчётам, oстались лишь разрозненные мелкие группы, насчитывалось немногим менее полутора тысяч человек.
В отчетe группы Аулок особо упоминается о добровольном сотрудничестве местного населения, охотно предоставлявшего немецким войскам информацию о нахождении, путях движения и численности групп окруженцев.
Данных о потерях частей 262-й пд найти не удалось, известно лишь, что к середине дня 8.7 486-й пп потерял 1 убитым, 1 раненым. Из захваченных 14 пленных 7, в т.ч. один мл.лейтенант, были расстреляны "как партизаны или военнослужащие 124-й сд".

Донесение 486-го пп штабу 262-й пд за 8.7.41. В пункте 6 говорится о расстреле семи пленных "как партизан или военнослужащих 124-й сд".

Интересно, что в перечне частей Красной Армии, в которых служили попавшие в плен в боях 6-8 июля бойцы и командиры, кроме 124-й сд, 796-го сп 141-й сд, 34-й тд указан 206-й сп прикрывавшей границу в районе Перемышля 99-й сд - соединения из состава 8-й армии, в которую организационно входил до войны и 8-й мк с 34-й тд. Вероятно среди личного состава сформированного в марте мотострелкового полка 34-й тд были служившие до этого в 206-м сп.
Тем временем отряд Попеля переправился 8 июля через р.Вилия неподалёку от одноимённого городка и продолжил движение на восток. Переправа не осталась незамеченной немцами и задачу на уничтожение прорвавшихся на восточный берег Вилии "банд красных" получил усиленный самокатчиками и сапёрами батальон пто 113-й пд. По причине их моторизации и высокой оснащенности пулемётами в начале войны немцы часто использовали противотанковые батальоны и третьи (моторизованные) роты сапёрных батальонов пехотных дивизий как мобильные ягдкоманды для преследования и уничтожения (обычно путём организации засад на маршрутах движения и у переправ) крупных отрядов окруженцев.
Во второй половине дня 10 июля у кол.Михайловка в 10 км южнее Острога двигавшиеся отдельно от отряда майора Сытника с которым находился Попель остатки 34-го мсп численностью около 200 чел. под командованием майора Карапетьяна столкнулись с подразделениями усиленного батальона пто 113-й пд и, после непродолжительной перестрелки, были рассеяны и мелкими группами разбежались по лесу. В донесении 113-й пд штабу 51-го ак отмечено:"Свои потери - двое убитых, в т.ч. один офицер. Потери противника не установлены. Пленных нет."
B ЖБД 34-й тд в записи за 11 июля сообщается: "Пом.ком. 34 мсп майор Карапетьян растерял по дороге отряд в 200 чел. и присоединился к отряду Сытника и зачислен с комиссаром 34 мсп Рогозиным при управлении дивизии".
Немногим позже в тот же день 10 июля отряд Сытника наткнулся в лесу на действовавший в отрыве от главных сил взвод противотанковых орудий на трёх автомашинах. Захваченные врасплох внезапной атакой немцы разбежались, потеряв несколько человек убитыми и побросав технику. Бойцы 34-й тд захватили две 3,7-см противотанковых пушки и грузовик с боеприпасами. Правда одно из трофейных орудий пришлось несколько часов спустя оставить, уходя от преследующих отряд главных сил спешно стянутого к месту боя 113-го батальона пто. В донесении 51-го ак штабу 6-й армии от 11 июля эта отбитая пушка уже фигурирует как "полевое орудие", захваченное у рассеянного возле кол.Михайловка противника.
Уходя от преследования отряд 34-й тд повернул на юг в направлении славутских лесов и, продолжая движение лесными массивами, вечером 11 июля в районе Святое Озеро соединился с частями 124-й сд под командованием тяжело раненого в бедро командира 406-сп полковника Новикова. К этому времени в отряде, судя по допросам взятых 168-й пд 17 июля у Барановки пленных, кроме бойцов 124-й сд и окружённого с ней у границы 21-го артполка 27-го ск, были бойцы многих других разбитых в приграничных боях частей Красной Армии, в т.ч мотострелковых полков 19-й и 43-й танковых дивизий. Численность отряда, уже неоднократно разгромленного и рассеянного в немецких отчётах и донесениях, составляла около полутора тысяч человек (вместе с ранеными, которых везли на повозках, в т.ч. и захваченных у 168-й пд ).



Подбитый в районе Дубно Т-26 67-го танкового полка.

Согласно отчёту Попеля и ЖБД 34-й тд соединение двух отрядов произошло вечером 13 июля, а разгром немецкого автобата 15 июля. Вероятно ЖБД, или его июльская часть, был написан также как и отчет Попеля после выхода из окружения, и некоторые даты в нём указаны неточно. Поэтому в дальнейшем датировка подтверждённых немецкими документами боевых эпизодов с участием группы Попеля будет даваться по документам "пострадавшей стороны".
Ночью на 12 июля была предпринята попытка переправиться через Горынь у с.Радашовка, однако немцы взорвав мост организовали засаду на подступах к переправе и отряд был вынужден отступить, неся потери от артиллерийского и минометного огня. В ЖБД сообщается: "Разведка доложила об уничтожении переправы и обложении огневыми средствами участков переправ. Дождь. Холод. Источник питания конина да и то впроголодь." (Пригодились захваченные 28 июня 124-й сд при разгроме 2-го дивизиона артполка 168-й пд кони)
12 июля отряд покинув лес открытыми полями двигался севернее Славуты к разведанному ранее броду через Горынь. На этот раз попытка переправиться оказалась удачной и отряд Попеля, перейдя ночью шоссе Аннополь-Славута возле Улашановки, на рассвете 13 июля напал на санитарную роту и полевой лазарет 113-й пд расположившиеся на ночлег в посёлке Перемышель (7-8 км северо-восточнее г.Славута). По некоторым данным там же находилось несколько машин дивизионного батальона связи. В лазарете находился в основном медперсонал, поскольку выдвигавшаяся к фронту 113-я дивизия еще не участвовала в серьёзных боях и лишь отдельные её подразделения были задействованы для борьбы с окруженцами. Любопытна немецкая оценка численности напавшего на лазарет отряда: "около 120 человек, 2 танка и несколько пто". В группе Попеля было как минимум одно орудие, захваченное 10 июля у 113-го противотанкового батальона, бойцы 124-й сд также имели несколько пушек, как своих, с которыми отходили от границы, так и трофейных, но вот о танках или бронеавтомобилях ничего не упоминается ни в ЖБД 34-й тд, ни в отчёте Попеля или докладе о выходе 124-й сд из окружения. Впрочем, чего не померещится спросонья и с перепугу. Вероятно танки существовали только в воображении выдернутых выстрелами и криками "ура" из сладкого предрассветного сна немецких санитаров, в панике метавшихся среди пылающих машин и хат.
Потери санитарных служб 113-й пд составили 23 убитыми и несколько десятков ранеными, было сожжено около 20 автомашин.
На исходе того же дня бойцы отряда Попеля-Новикова на шоссе Новоград Волынский - Шепетовка в районе Дубиевки напали на малую транспортную колонну 113-й пд и полностью уничтожили её.
В ЖБД 34-й тд и отчете Попеля эти события представлены как разгром немецкого автобата во главе с генерал-майором, кроме которого были убиты до четырехсот человек, в т.ч. 20 офицеров, и сожжены до сорока автомашин. Причём местом разгрома указан район, в котором находились санитарная рота и лазарет 113-й пд . Такое чрезмерное завышение вражеских потерь обычно не свойственно для документов 34-й тд, чьи данные как правило не противоречат немецким, а иногда даже оказываются ниже действительных потерь противника. По штату kleine Kraftwagenkolonne (30 Tonnen) состояла из 12 автомашин, 3 мотоциклов и имела 29 человек личного состава, в т.ч. одного офицера. Даже если она была уничтожена до последнего человека, суммарные немецкие безвозвратные потери с учетом нескольких погибших вместе с санитарами связистов не превышали 60 человек.
Потери отряда в этом бою бою не превышали 10 человек убитыми и ранеными. Забрав захваченные в машинах запасы продовольствия отряд повернул на юго-запад, двигаясь в лесном массиве в сторону Шепетовки, параллельно шоссе.
Утром 14 июля при переходе шоссе Новоград Волынский - Шепетовка у дер. Климентовичи отрядом была уничтожена еще одна немецкая колонна. В ЖБД и докладе Попеля этот бой датируется 17 июля, а потери противника указаны как 13 машин с боеприпасами (верятно автоприцепы посчитали за отдельные машины).
Более подробная информация об этом эпизоде содержится в ЖБД отдела снабжения штаба 1-й танковой группы в записи за 14 июля:
"День начался драматически. Ранним утром группа окруженцев уничтожила на дороге Шепетовка - Звяхель (так в немецких документах называли Новоград Волынский) автоколонну в составе 5 автопоездов грузоподъёмностью 60т. с артиллерийскими снарядами. Потери: 5 убитых, 3 пропавших без вести, 60 тонн боеприпасов и полностью разрушенный взрывом участок шоссе протяженностью 300 метров.
...На пункте снабжения в Гоще совершенно не осталось снарядов. Дальнейшее ухудшение ситуации со снабжением нашей артиллерии боеприпасами."

В документах 6-й армии говорится, что кроме автопоездов со снарядами для тяжёлых гаубиц, была уничтожена одна автоцистерна с топливом.

Примерно такие автопоезда груженные гаубичными снарядами были уничтожены бойцами группы Попеля на шоссе Новоград Волынский - Шепетовка утром 14 июля.

Немцы серьёзно были настроены уничтожить досаждавший им отряд. Для установления его нахождения и маршрутов движения была задействована авиаразведка, а для наземных операций кроме подразделений 113-й, 168-й и 262-й пехотных дивизий (её 462-й пп получил задачу перекрыть переправы через Случь и вcе возможные пути дальнейшего продвижения на восток в районе Мирополь - Барановка ) привлекались ягдкоманды из состава 800-го полка спецназа "Бранденбург", в т.ч. диверсанты в красноармейской форме и со знанием русского языка.
Согласно приказу 51-го ак от 14.7.1941 дивизии корпуса должны были обеспечить безопасность тыловых районов на своих участках в полосе по 5 км справа и слева от шоссейных дорог по которым доставлялось снабжение. Во избежание нападений тыловым подразделениям предписывалось брать заложников из числа гражданского населения.
14-17 июля отряд провёл в лесном массиве в треугольнике Шепетовка - Полонное - Барановка. Первоначальный план прорыва в район лесов восточнее г.Барановка пришлось изменить, т.к. немцы, обнаружив отряд с помощью авиаразведки, выставили заслоны на пути движения и у переперав через Случь, а затем стали стягивать силы для окружения и уничтожения отрядa. Высланная 17 июля для заготовки продовольствия группа бойцов и командиров 124-й сд былa разбитa подразделениями 168-й пд. В бою немцы взяли 5 пленных, в т.ч. старшего лейтенанта из 469-го ап 124-й сд, который дал подробные показания о намерениях, маршруте и составе отряда. Подтянув артиллерию немцы открыли огонь по лесному массиву в котором укрывались главные силы отряда Попеля-Новикова.
Kомандование отряда не сталo дожидаться пока немцы стянут достаточно сил для решительного удара и принялo решение в ночь на 18 июля с боем прорываться в леса севернее Новоград Волынский и далее на Коростень. Утром 18 июля на шоссе была уничтожена очередная немецкая автоколонна, состоявшая согласно ЖБД 34-й тд из 7 колёсных машин, в том числе двух цистерн с горючим.
19-21 июля на уничтожение отряда были брошены силы 98-й пд. Первоначально в составе двух сводных моторизованных отрядов (на основе дивизионного разведбата и батальона пто) и одной действующей самостоятельно усиленной пехотной роты посаженной на грузовики. Затем, когда вечером 19 июля от перебежчика стала известна численность отряда: "около тысячи человек, в т.ч. до ста комиссаров, 4 пто, пулемётов мало, в основном вооружены винтовками", были привлечены дополнительные силы. Вечером 20 июля подразделениями 98-й пд был разбит небольшой отряд 124-й сд высланный для заготовки продовольствия в с.Каменка (13 км юго-восточнее г.Корец). Немцы тут же начали стягивать силы окружая предполагаемый район нахождения основных сил окруженцев.
21 июля на оцеплении и зачистке лесных массивов юго восточнее г.Корец (к этому времени уже покинутого отрядом 124-й сд и 34-й тд) в общей сложности было задействовано 5 пехотных батальонов со средствами усиления, усиленная пехотная рота и два сводных моторизованных отряда, равноценных усиленному батальону каждый, т.е порядка семи - семи с половиной тысяч человек, более половины боевого состава дивизии. Кроме того частям 98-й пд была придана рота полка "Бранденбург".

Потерянный в дубненских боях ХТ-26 34-й тд.

Основным силам отряда Попеля-Новикова удалось своевременно вырваться из окружаемого немцами района и, перейдя 20 июля шоссе Корец-Новоград Волынский возле с.Дедовичи, лесами уйти на северо-восток в направлении на Коростень. Немцы же, окружившие район Ярунь, Каменка, Великий Правутин весь день прочесывали леса, вылавливая отставших или отбившихся от основных сил отряда красноармейцев. По итогам зачистки леса и преследования уходившего в направлении Суховоля арьергарда отряда Попеля-Новикова 98-я пд 22 июля доложила штабу 6-й армии: "убито до 25 и пленено до 55 человек. Окружение не удалось. Противник ускользнул, его местоположение неизвестно."
Моторизованный сводный отряд Троньер из состава 98-й пд (усиленный эскадроном разведбата и 1-й ротой 198-го противотанкового батальона 2-й батальон 289-го пп, посаженный на грузовики дивизионных и полковых подразделений снабжения) так же не мог похвастать особыми успехами. 19-21 июля было застрелено несколько одиночных окруженцев и взяты в плен несколько оставленных на излечение местным жителям раненых красноармейцев.
Сформированный вечером 21 июля моторизованный отряд Вегенер (усиленная рота 2-го батальона 289-го пп, две роты противотанкового батальона и эскадрон разведбата) в отчете о боевых действиях 22-23 июля южнее шоссе Корец-Новоград Волынский указал: "итоги операции: 24 расстрелянных, 15 пленных. В зачищенном районе крупных сил противника не обнаружено, только мелкие группы и разрозненные солдаты, многие в гражданской одежде."
Севернее шоссе Корец - Новоград Волынский находились подразделения 294-й пд. В перестрелке с ними отряд Попеля по данным ЖБД 34-й тд потерял 5 человек ранеными, в т.ч. двух командиров.
Оторвавшись от преследования основные силы отряда Попеля-Новикова днём 21 июля восстановили разрушенную переправу через Случь у дер. Курчицы и 22-23 июля прошли 50-60 км не имея соприкосновения с противником. Вечером 23 июля была выслана разведка в направлении Эмильчин для установления линии фронта. Разведгруппа наткнулась на немцев и с боем отошла, после чего было принято решение повернуть на север и двигаться на Белокоровичи. 24 июля отряд соединился с занимавшими Коростеньский укрепрайон частями Красной Армии в районе Белокоровичи. Всего из окружения вышло около 1750 человек с четырьмя 45-мм противотанковыми пушками, в т.ч. 1101 чел. из состава 124-й сд.
Из состава 34-й тд вышли из окружения 149 чел, в т.ч 46 старшего и среднего комсостава и 30 младшего комсостава.
В 22.00 24 июля личный состав отряда 34-й тд был погружен на санитарный поезд и на следующий день прибыл в Чернигов. 26 июля отряд тем же поездом прибыл на ст.Дарница и на следующий день на нескольких грузовых машинах был отправлен в Нежин, в лесах возле которого находились учебные подразделения 34-й тд оставленные 22 июня в пунктах постоянной дислокации и тылы дивизии вышедшие из окружения в ночь на 1 июля у Ст. Носовицы.

Захваченный немцами в дубненских боях Т-26 34-й тд. Под смотровой щелью на башне виден тактический знак 67-го тп в виде горизонтальной полосы.



Taнки 34-й тд выведенные из строя 29 июня в районе Дубно.

Очерки истории 34-й тд РККА. 1 июля. Разгром.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html
часть 10 https://onkel75.livejournal.com/3274.html

Kомандование 29-го ак, oбеспокоенное активными действиями танкистов 34-й тд (и вероятно узнавшее от 16-й тд подробности ночного разгрома кампфгруппы Зиккениус у Вербы), вечером 30 июня разослало в подчинённые штабу корпуса дивизии, включая находившуюся восточнее Дубно 299-ю, специальное распоряжение в котором предписывалось особое внимание уделять внезапной атаке танков с огнемётами, слушать шум моторов, запускать осветительные ракеты и строить глубоко эшелонированную оборону во избежание прорыва вражеских танков.
Оставив заслоны из подразделений 34-го мсп на высотах севернее и западнее Подлужье, у Александровки и Турковиче, основные силы группы Попеля ночью выступили по маршруту Адамовка - Пирятин -Малая и Большая Мильча. В составе отряда насчитывалось около сотни автомашин, предположительно 10-12 тридцатьчетверок, 5 КВ и примерно 55-60 Т-26. Точный состав группы установить невозможно, но на основании доступных документов можно с большой долей вероятности предположить примерную её численность.
[Spoiler (click to open)]Акты о потери матчасти составлены в Нежине 18 июля, т.е. после соединения прорвавшихся у Ст.Носовицы участников дубненских боёв с подразделениями дивизии не попавшими в окружение, но до выхода из окружения остатков группы Попеля ушедшей к Мильче. В акте 67-го тп кроме десяти Т-26 обозначенных как "Остались в р-не Дубно-Подлужья. Состояние машин неизвестное." фигурируют две группы Т-26, из 6 и 14 машин, о которых сказано "Выведены из строя противником в районе Дубно 1.7.41г.Точно состояние неизвестно." Скорее всего две эти группы и часть десяти, числящихся оставшимися в районе Дубно-Подлужье, и есть танки ушедшие к Мильче, возможно сгруппированные в акте побатальонно.
Подобная картина наблюдается и в документах 68-го тп: "Т-26 второго батальона в количестве 25 машин. Пропали без вести /за отсутствием командного состава и экипажей место и причину нахождения установить невозможно". Еще одна группа танков, предположительно из состава 3-го батальона, указана в акте как "Т-26 в количестве 11 шт, номера которых неизвестны, пропали без вести вместе с экипажами в районе Дубно."
Кроме четырёх пропавших без вести без указания даты и места огнеметных танков четвёртого батальона (3 ХТ-26 и 1 ХТ-133) один XT-133 числится пропавшим в районе Дубно. Возможно это тот самый ХТ, подбитый артиллеристами 46-го батальона пто 44-й пд при отражении танковой атаки 1 июля в районе Мильчи, о котором говорится в истории 44-й пд. В любом случае как минимум один огнеметный танк был потерян в бою 1 июля, а скорее всего среди ушедших на прорыв танков 68-го полка было 2-3 "химика".
Также не исключено, что в составе отряда было два-три БТ-7 из числа приданных группе Попеля танков 12-й тд. По крайней мере, на одной из фотографий, предположительно сделанной в районе Мильчи, рядом с танкoм 67-го тп находится БТ-7 без характерных для 34-й тд тактических номеров и знаков воздушного опознавания. К тому же, согласно документам последние танки оснащенных БТ-7 34-го орб и батальона связи сгорели в боях 30 июня.

Два Т-26 из состава 34-й тд и БТ-7 принадлежность которого не установлена. Место потери не известно, возможно танки были потеряны 1 июля в районе Буды - Мильча.

Подбитый утром 1 июля в районе Мильча Т-26 из состава 67-го тп. Возможно он же на предыдущем фото.

Польская карта района боевых действий 34-й тд 1 июля.

Суммарная численность отряда составляла примерно 70-80 танков и около полутора тысяч человек. Боеприпасов оставалось очень мало, горючего тоже. Полковник Васильев, понимая что на полупустых баках нереально добраться до Кременца, надеяся по пути разжиться трофейным бензином с немецких складов и колонн снабжения.
Cудя по немецким документам, часть сил группы Попеля оставалaсь в Птиче. Правда не ясно был ли это заслон, специально оставленный для прикрытия дороги на Ст.Носовицу с юга, или же подразделения которым не удалось переправиться. Вероятно наспех восстановленный сапёрами мост был вторично разрушен немецкой артиллерией после того, как большая часть тыловых подразделений переправилaсь через Икву.
В ЖБД 48-го мк говорится, что 16-я тд в ночь на 1 июля отражала у Вербы отчаянные попытки противника прорваться вдоль шоссе, поддержанные сильным артиллерийским огнём. Насчет артиллерии штаб 16-й тд вежливо говоря дезинформировал вышестоящие инстанции, т.к. находившиеся в районе Птиче 5-10 Т-26 со своими 45-мм пушками никак не тянут на "сильную артиллерию", а несколько орудий оставшихся после боёв 29 июня в артдивизионе передового отряда 7-й мд расстреляли последние снаряды (их оставалось к тому времени примерно по десятку на ствол) в ходе артподготовки перед атакой Птиче и выводились из окружения вместе с тылами дивизии. Вероятно все они были оставлены у переправы в Ст.Носовице или на высотах севернее Птиче. В документах 16-й тд говорится о захваченных в районе Дубно 14 орудиях, несколько орудий были захвачены 1 июля 132-м пп 44-й пд, проводившим зачистку района Загорцы Мале - Адамовка - Пирятин - Подлужье.
Начало запланированной на 10 часов утра атаки 16-й тд на Дубно было перенесено на час позже, т.к. после ночных боёв танкам подошедшего поздним вечером 30 июня к Вербе 2-го тп требовалось пополнить боеприпасы. В это время части 34-й тд предприняли еще одну попытку прорваться на юг, атаковав северную окраину Вербы. В донесении авиаразведки 29-го ак отмечено: "7.10 (время берлинское) Верба и Птиче горят". Немцам удалось отбить атаку, но в это время поступило сообщение авиаразведки 48-го мк о том, что окруженные юго-западнее Дубно войска противника разделились на несколько групп и основная масса танков находится в районе Пелча. Отказавшись от первоначального плана вначале зачистить район Птиче и далее наступать в северо-западном направлении, командование 16-й тд, оставив в Вербе усиленный большим количеством артиллерии и танками пехотный батальон, немедленно выслало к Пелче разведывательные группы вслед за которыми вскоре выдвинулись основные силы танкового полка.

Подбитые в дубненских боях Т-26 из состава 67-го тп.

44-я пд рано утром 1 июля возобновила наступление на юг. В 6 часов выступили из района Сады Вельке подразделения правофлангового 131-го пп, вскоре после них начал движение наступавший в центре 134-й пп, а в 8.00 из района Тараканов, Загорцы началось наступление 132-го пп. В это же время танки 34-й тд, повернувшие у Пирятина на запад, в восьмом часу утра головной танковой ротой и подразделениями 34-го мсп на автомашинах выходят к Большой Мильче. В донесении авиаразведки 29-го ак зафиксировано положение части сил 34-й тд в самом начале боя с частями 44-й пд:
7.12 до 40 вражеских автомашин у Мильчи в 4-х км юго-вост. Пелча

7.28 10 автомашин, наши противотанкисты, остановились в районе Буды, в 6 км южн. Пелча, фронтом на север.
8.00 у Будераж в 1,5км юго-вост. Пелча 8 вражеских танков движущихся на запад.
8.03 30-40 вражеских танков, в т.ч. 5 больших, и колонна автотранспорта в Мильче, в 4-х км юго-вост. Пелча
8.10 у южной опушки леса в километре севернее Турковичи замечены следы танковых гусениц
8.14 вражеские танки движутся из Мильча на Будераж

8.15 по вышеупомянутым танкам открывается артиллерийский огонь

В ЖБД 34-й тд говорится: "Дивизия подошла к Мильча и основной массой танков втянулась в северные и южные окраины Мильча. Противник силою до 4 батарей, до 40 ПТО и минометами атакует дивизию. Приказом командира дивизии 67 ТП атакует противника по северной окраине Мильча, в дальнейшем Буды. 68 ТП атакует в направлении Мильча, Перчин."
У прочитавшего эти строки строки при взгляде на карту складывается впечатление, что удар полков 34-й тд был направлен на юг и юго-запад, однако согласно документам 44-й пд основные боевые действия утром 1 июля развернулись севернее и северо-западнее Мильчи. Командир 131-го пп около девяти часов утра отправил в штаб 44-й пд донесение, в котором говорилось, что его полк подвергается сильнейшим атакам вражеских танков и возможен прорыв отдельных танков в северном направлении. Получив это донесение командование 44-й пд отправило в Млынов 3-ю (моторизованную) роту сапёрного батальона с задачей быть в готовности заминировать мост через Икву и подступы к переправе в случае прорыва танков.
Командование 29-го aк, получив радиограмму 44-й пд о танковой атаке приказало находившемуся в Тарговице полку реактивных шестиствольных миномётов форсированным маршем отправить свои 6 противотанковых пушек на помощь 131-му пп. Правда неизвестно, успели ли они принять участие в бою.
В основном атаку 67-го тп отражала полковая и противотанковая артиллерия 131-го пп, 1-й дивизион 96-го ап и подразделения 46-го батальона пто, в общей сложности 40-44 орудия. А всего в боях с группой Попеля 44-й пд было задействовано около 80 орудий (включая артиллерию 134-го пп без приданного гаубичного дивизиона).
В ЖБД 34-й танковой дивизии нет никаких подробностей сражения, однако некоторые эпизоды боя описаны в отчётах пехотных полков и других документах 44-й пд.
1-й батальон 131-го пп к 8 часам вышел к Пелче и на высоты южнее села. Маршировавшая на левом фланге рота в 8.15 спускаясь в овраг у Будераж наткнулaсь на несколько Т-26, атакующиx подразделения 7-й роты 2-го батальона. Танкисты открыли огонь по немецкой пехоте, однако огнём противотанковых ружей и двух сопровождавших роту 3,7-см пушек 2-го взвода 14-й роты австрийцам удалось подбить три танка.
Усиленная одним пто 6-я (самокатная) рота пройдя Длужек повернула на восток и по проселочной дороге покатила к Малой Мильче. Утро было солнечное, тихое, солдаты беспечно крутили педали и только приблизившись метров на сто к западной окраине села обнаружили находившиеся в Малой Мильче танки 34-й тд, открывшие пушечно-пулеметный огонь по велосипедистам. Немного отступив австрийцы поспешно заняли оборону, отправив посыльных в штаб полка и батальона. Cреди погибших от огня танкистов 34-й тд был один из отправленных с донесением о появлении противника в Мильче посыльных, однако другим удалось добраться до штаба батальона и полкового КП.
Тем временем двигавшийся западнее 3-й батальон 131-го пп без соприкосновения с противником достиг к 9.00 северо-восточной окраины Пелчи.
Выдвигавшийся вслед за 2-м батальоном 131-го пп 1-й дивизион 96-го ап пройдя Длужек занял позиции на северном склоне высоты юго-западнее села, выслав взвод конной разведки в направлении Будераж, Бол.Мильча. Танкисты 34-й тд не заметили укрывшихся совсем рядом в перелеске всадников, а те, дождавшись пока танки проедут, отправили посыльного с донесением о появлении противника.
Соседний 134-й пп задерживался, и 131-й пп занял оборону фронтом на юг по линии Пелча-Будераж-Мал.Мильча. Артиллеристы 1-й и 3-й батарей 96-го ап едва успели занять огневые позиции, как в поле зрения показалась группа из 20-30 танков 67-го тп наступающих от Милчи на Будераж. Огнем прямой наводкой из принудили к отступлению, при этом несколько машин были подбиты.

Гаубицы 1-го дивизиона 97-го ап 44-й пд ведут огонь по танкам 34-й тд с огневых позиций юго-западнее с.Длужек. 1.7.1941.

Горящий Т-26 из состава 67-го тп.

Группе из четырёх Т-26 67-го тп удалось скрытно продвинуться в Будераж и атаковать занимавшие село штаб 2-го батальона и 7-ю роту. В тяжелом бою австрийцам удалось подбить или поджечь все четыре танка, танкисты их экипажей, покинувшие подбитые машины, все до единого погибли в бою.
Согласно данным немецкой авиаразведки среди вышедших к Мильче танков насчитывалось не менее пяти КВ. Один из них, КВ-2 из числа приданных группе Попеля машин 12-й тд, наступавший на Пелчу вместе с Т-26 67-го тп, атаковал 5-ю роту 131-го пп. Танкисты раздавили приданное роте противотанковое орудие 14-й роты и разогнали пехоту. Приданный 5-й роте пулемётный взвод 8-й роты также оказался бесcильным в бою с КВ, однако сосредоточенным огнём пулемётов были убиты все красноармейцы танкового десанта. Продолжая движение КВ наткнулся на часть обоза 2-го батальона и, уничтожив брошенные на дороге разбежавшимися ездовыми две повозки вместе с лошадьми, обстрелял 2-й взвод 13-й (артиллерийской) роты. Разрывом тяжелого 152-мм гаубичного снаряда побило 7 лошадей, несколько артиллеристов были убиты или ранены, в т.ч. и командир взвода. Не исключено, что танкисты также разбили или раздавили одно из легких пехотных орудий этого взвода, но из фразы "прорвавшийся сверхтяжелый танк буйствовал на позициях 2-го батальона, уничтожив несколько орудий и повозок " невозможно однозначно определить к чему относится "несколько".
На обратном пути тяжелый танк проломил своим весом деревянный мост через овражек между Пелчей и Будераж и застрял. Подтащив 15-см тяжелое пехотное орудие оберфельдфебеля Шулера к беспомощному обездвиженному танку, артиллеристы 13-й роты расстреляли его с дистанции 50 метров. Двое из экипажа попали в плен, остальные погибли при попытке покинуть неподвижный танк.


Погибшие бойцы возле провалившегося на мосту через овраг между Пелчей и Будеражем КВ-2 из состава 12-й тд. Танк привязан по местности на форуме nemirov41

На заднем плане вверху справа виден подбитый у дороги Т-26.

В своих мемуарах Попель приводит рассказ майора Сытника, слышавшего от какого-то сержанта, что КВ, в котором был командир 34-й тд полковник Васильев провалился "то ли в яму, то ли в погреб". Метрах в 30-40 позади КВ был подбит Т-26, экипажу которого могло повезти больше, чем находившимся в КВ танкистам, так что не исключено, что неизвестный сержант сказал майору Сытнику правду и в этом КВ действительно находился полковник Васильев. Этой версии не противоречит и информация дивизионного ЖБД, согласно которой "в районе боев у Большая Мильча командир дивизии полковник Васильев, зам командира по политчасти полковой комиссар Немцев и ПНО-1 34 ТД капитан Шевченко, действуя севернее Бол. Мильча в составе группы танков 67 ТП, с боя не выходят и связь с этой группой потеряна."
Правда в известных документах 44-й пд не упоминается о том, что среди погибших в боях 1 июля был командир русской танковой дивизии. Такие факты как правило отражались в донесениях и сводках, а иногда и в журналах боевых действий. Конечно, полковник мог быть в скрывавшем знаки различия танковом комбинезоне, а тело не обыскали в поисках документов (что маловероятно, учитывая количество солдат осматривавших после боя ранее не встречавшийся подразделениям 44-й пд КВ-2), но всё-же наиболее вероятной представляется версия, что командир 34-й тд полковник И.В.Васильев находился в одном из четырёх других остававшихся в группе Попеля КВ и сгорел в танке.
В отчете 131-го пп приводятся обстоятельства гибели еще одного танка из группы машин действовавшего севернее Мильчи 67-го тп . Около 9 часов утра танк, пытавшийся прорваться от Мильчи на северо-восток, остановился, вероятно из-за поломки, в сотне метров от полкового КП. Танк расстрелял стоявшую на открытой позиции 10,5-см гаубицу 3-й батареи 96-го артполка и полтора часа буквально не давал поднять головы от земли находившимся на КП офицерам и солдатам полкового штаба и штаба 1-го дивизиона 96-го полка. Несколько человек были убиты, в числе раненых упомянуты командир 1-го дивизиона майор Бамлер, командир полкового взвода связи и посыльный 14-й (противотанковой) роты. После того, как у танка закончились боеприпасы, неподвижную машину расстреляли из орудия прибывшего на выручку штабу первого взвода 14-й роты.
Ближе к полудню танки 68-го тп атаковали прикрывавший 44-ю пд с запада 46-й батальон пто. В бою сгорело несколько танков, в том числе один огнемётный. Ответным огнём были уничтожены несколько противотанковых пушек, в числе погибших был командир 3-й роты батальона, понёсшей наиболее тяжелые потери при отражении атаки. Из допросов попавших в плен в том бою красноармейцев следует, что кроме бойцов 34-й тд в атаке участвовали танкисты 23-го тп и бойцы 1-го батальона 12-го мсп 12-й тд. Вероятно наличием нескольких тридцатьчетверок и, возможно, одного-двух КВ объясняются тяжелые потери 46-го батальона.
В разгар сражения вскоре после полудня на поле боя появились танки 16-й тд, ударившие с тыла по атакующим позиции 44-й пд танкистам группы Попеля. В ЖБД 34-й тд говорится об атаке до 40 танков противника из леса северо-восточнее Пирятин т.е. с востока, но по немецким документам две выступившие около 10 часов утра из Вербы ударные группы 2-го тп наступали с юга, из леса у с.Буды. Правая наносила удар в направлении Мильчи, а левая, обойдя Пелчу с запада и повернув на восток, во втором часу пополудни ударила в спину атакующим 46-й батальон пто танкистам 68-го и 23-го полков. В донесении воздушной разведки 29-го ак упоминается обнаруженная в 12.45-12.50 выходящая из леса и движущаяся на запад по дороге Буды-Волковые колонна правой ударной группы, численностью 20 танков.

Потерянный в районе Верба-Птиче дымящий Т-26 из состава 34-й тд за которым виден подбитый немецкий Pz III.

Тот же танк.

Из леса северо-восточнее Пирятина могли наступать действовавшие в районе Верба-Подлужье-Дубно самоходки 670-го батальона истребителей танков, но однозначного подтверждения этой версии в доступных документах батальона не найдено. В донесении батальона штабу 48-го мк кроме уже упоминавшихся девяти танков, подбитых 30 июня 3-й ротой в районе Верба-Птиче, говорится о шести уничтоженных 30.6-1.7.1941 в районе юго-западнее Дубно (с оговоркой, что три из них вероятно также записаны на свой счет зенитчиками полка Генерал Геринг).
После внезапного появления панцеров 16-й тд немногие еще остававшиеся на ходу танки группы Попеля, у которых уже заканчивались боеприпасы, оказались между молотом и наковальней. Несколько машин были подожжены атакующими немцами прежде чем танкисты 34-й тд обнаружили новую угрозу. Начался разгром, местами напоминавший не бой а избиение. Танкистам группы Попеля удалось сжечь или подбить несколько немецких танков и два-три бронеавтомобиля из состава 1-й роты 16-го разведбата, двигавшихся в качестве ГПЗ перед танковыми колоннами, но исход сражения уже был решён.
Собрав уцелевшие танки и личный состав Попелю удалось прорваться через немецкий заслон на юг, в лесной массив между селами Буды и Перчин. Всего из боя вышли 13 (по другим данным 12) Т-26, преимущественно из состава 68-го тп , часть которых была не вполне исправна, 4 Т-34, 12 колёсных машин и около трёхсот человек. В течении вечера к отряду присоединялись разрозненные бойцы и мелкие группы уцелевших в бою красноармейцев и командиров, среди которых были начальник штаба 34-й тд подполковник Курепин и заместитель командира дивизии по строевой части майор Божко. Всего к исходу дня собралось 395 человек, включая раненых.
К 17.00 основные боевые действия в районе Мильча - Пелча уже закончились, и подразделения 44-й пд добивали разрозненные мелкие группы бойцов 34-й тд, методично подавляя один очаг сопротивления за другим. Немецкий лётчик выполнявший в шестом часу пополудни разведывательный полёт над районом Пелча-Мильча обнаружил противникa только на опушке леса в километре восточнее кол.Липник в 17.25 ( "15 вражеских грузовиков, большая суматоха, установить направление движения не было возможности") и в 17.13 8-10 грузовых и легковых автомашин в Пелче, чью принадлежность не удалось установить.

Подбитые на дороге танки Т-26 68-го тп.

Лес, в который отошли остатки группы Попеля, был блокирован и подвергался беспокоящему артобстрелу по площадям. В дневном бою части 44-й пд понесли серьёзные потери, и соваться в лес у них не было ни желания, ни необходимости. Найти точную информацию о потерях 44-й пд в живой силе и технике не удалось, в отчете Попеля, который не знал о многих эпизодах боя, потери противника оцениваются в 10 пто и до батареи орудий, что вобщем примерно совпадает с имеющейся информацией. Безвозвратные потери 44-й пд в артиллерии по неполным данным составили не менее 5 - 6 пто, 2 легких пехотных орудия, 1 лёгкую гаубицу и, вероятно 1 тяжелую гаубицу. Несколько орудий были серьёзно повреждены. Хотя конечно в сравнении с потерями 34-й тд немецкие выглядят незначительными, и можно сказать разгром группы Попеля обошелся немцам не очень дорогой ценой.Потери личного состава также были сравнительно невелики и по неполным данным составили 26 человек убитыми (1 офицер) и 105-112 ранеными.
Наступавший восточнее 131-го 134-й пп продвигался медленнее и был атакован танками 34-й тд позже соседа. Продвижение полка замедлилось сопротивлением занимавших "сильно укреплённые позиции на высоте севернее Александровки" (вероятно выс.267 между Александровкой и Сады Вельке) подразделений 34-го мсп, прикрывавшиx ушедшие к Мильче танки с севера. Первая атака была отбита и только вечером, после массированной артподготовки пехотинцам 134-го пп удалось захватить перепаханную снарядами гаубиц дивизионного артполка высоту. Остальные подразделения полка, двигавшиеся в направлении кол.Адамовка, Пирятин в середине дня несколько раз подвергались контратакам мелких групп танков, которые удалось отразить главным образом благодаря наступавшим в боевых порядках пехотных рот противотанковым орудиям 14-й роты полка. Кроме того полк, как и накануне, поддерживал приданный 2-й дивизион 96-го артполка в составе 12 10,5см гаубиц. По итогам боев 30 июня - 1 июля полк указал захваченными и уничтоженными 30 танков и один бронеавтомобиль, из которых на 16 танков и Ба претендовала 14-я рота полка. Данные эти несомнено завышенные, в ушедшей к Мильче группе Попеля просто не было количества танков, заявленного 44-й пехотной и 16-й танковой дивизиями уничтоженными в ходе боёв 1 июля. Вероятно в число трофеев записали находившиеся в полосе наступления полка танки разбитые 29 июня в бою с усиленным разведбатом 16-й моторизованной дивизии.

Офицер 44-й пд на наблюдательном пункте. Район Дубно, 30.6 - 1.7.1941

Информацию о потерях 134-го пп в бою 1 июля найти не удалось, но в истории 44-й пд приведeны воспоминания командира 1-го батальона 134-го пп гауптмана Поля о том, как он вознамерился собственноручно уничтожить русский танк и угробил противотанковое орудие:
"Я отдал необходимые приказы и вскоре роты исчезли из виду на сильно пересеченной и заросшей кустарником и перелесками местности. В моём распоряжении оставались только посыльные, бойцы отделения связистов и взвод противотанковых орудий. Почему бы мне, командиру батальона, лично не подбить танк? Будет о чём рассказать потом.
Отцепив пушку от тягача мы покатили лёгкое подвижное орудие по полевой дороге к опушке леса и тщательно замаскировали его в придорожной канаве. Метрах в 150 от нас находился наблюдатель, который должен был подать знак при появлении танка.
Я лежал за орудием, прислушиваясь к приближавшемуся шуму мотора и поглядывая в сторону наблюдателя. Рядом лежали бойцы расчёта, навалившиеся на станины, чтобы орудие не подпрыгивало при выстреле. Наконец я заметил условный знак. От волнения сердце колотилось так, что казалось вот-вот выскочит из горла. И вот он показался. С закрытыми люками и слегка склоненным стволом орудия, танк медленно, осторожно полз вперёд, вдавливая лязгающие гусеницы в песок. Я прицелился под башню. Звук выстрела и попадания слились в один оглушительный хлопок. Отскочив от башни болванка, оставляя трассирующий след, устремилась ввысь. А теперь пора уносить ноги! Бегом под защиту леса! Водитель танка обнаружил нашу пушку и на полной скорости помчался к ней. От "моего орудия" мало что осталось, но мы успели укрыться в лесу. Танк не последовал за нами в лес , из соображений собственной безопасности. Ну а я теперь могу рассказать о том, как я НЕ подбил танк."

Правофланговый 132-й пп 44-й пд, выступивший в 8.00 силами 2-го батальона (еще один батальон полка находился в Дубно, а третий составлял дивизионный резерв) быстро продвигался на юг, не встречая серьёзного сопротивления. Лишь временами вспыхивали перестрелки с разрозненными малочисленными группами красноармейцев. Высланное вперёд отделение полкового взвода конной разведки примерно около десяти часов утра забросало гранатами двигавшийся по лесной дороге возле тригонометрической отметки 311 легковой автомобиль, находившиеся в нём комиссар и девушка были взяты в плен.



Т-26 67-го тп подбитый вероятно 1 июля в бою с подразделениями 134-го пп рядом с перекрестком проселочных дорог между кол. Адамовка и Пирятиным. Танк привязан по местности на форуме nemirov41.

Тот же танк в другом ракурсе. На переднем плане могила погибших танкистов.

Противотанковое орудие 14-й роты 132-го пп на огневой позиции, район Дубно, 30 июня или 1 июля 1941.

К полудню батальон вышел к заболоченной пойме ручья на участке Никитичи - вост. окраина Фв.Пирятин и приступил к прочёсыванию местности. На левом фланге батальона на участке Загорце - Подлужье действовал 44-й развед. б-он.
В течении дня 132-й пп потерял 6 человек убитыми. При зачистке местности было захвачено 150-160 пленных и сосчитано 80-100 убитых бойцов и командиров Красной Армии, часть которых вероятно погибла в бою 30 июня в районе Подлужье. Всего в полосе действия полка от Дубно до Подлужье насчитали 33 подбитых и оставленных по техническим причинам танка (включая 10 подбитых 111-й пд в боях 28-29 июня), захватили несколько орудий и 4 неисправных бронеавтомобиля. Всего частями 44-й пехотной и 16-й танковой дивизий в районе Пелча-Верба-Птиче-Подлужье 1 июля было взято в плен около 900 бойцов и командиров группы Попеля.
Вскоре после полудня подразделения усиленного танками 64-го пп начинают наступление из Вербы и в очередной раз захватывают Птиче. Около 18.00 окружённые подразделения 34-го мсп и других частей из состава группы Попеля атакуют немцев в отчаянной попытке прорваться к переправе через Икву, однако атака отбивается с тяжелыми потерями. Перейдя в контратаку немцы к вечеру выходят к высотам южнее Турковиче, где закрепились с несколькими танками остатки действовавших в районе Птиче-Подлужье подразделений 34-й тд. В ЖБД 29-го ак вечером 1 июля записано: "лишь у Турковиче еще остаются неприятельские танки, которые будут уничтожены во взаимодействии с 16-й тд."

Немецкая пехота и бронетранспортер в районе Вербы.

В донесении 16-й тд за 1.7.41 говорится, что в ночь с 30 июня на 1 июля и в течении дня в районе вокруг Подлужье по неполным данным (подсчёт еще не завершён) уничтожены 19 вражеских танков, включая три сверхтяжёлых. Вобщем примерно такие же цифры получаются по документам 34-й тд, с учётом танков потерянных 1 июля в районе Птиче и севернее, в направлении Подлужье. Вопрос вызывает только указаное число сверхтяжелых танков. В Подлужье был потерян один КВ-2, один КВ-1 из состава 67-го тп был подбит на шоссе метрах в трехстаx севернее Вербы. Bозможно расстреляный в корму и левый борт башни КВ-1 67-го тп, точное место потери которого не установлено, был подбит не в Дубно, а на южной окраине Птиче, вечером 30 июня.
По документам 67-го тп один Т-26 числится сгоревшим в бою 1.7. в районе Вербы и еще на четырех вышли из строя двигатели (вероятно это танки вернувшиеся к Птиче от Ст.Носовицы). Два танка проходят в документах как потерянные в районе Подлужье 2 июля. Один был подбит в бою, второй вышел из строя вследствии отказа в работе двух цилиндров.

Немецкие танки едут мимо дымящего ХТ-26 из 4-го батальона 68-го тп. Ниже тот же ХТ в другом ракурсе.


В акте о потери матчасти 68-го тп нет никаких упоминаний о потерянных 1 июля в районе Птиче-Подлужье танков, кроме уже перечисленных ранее машин, оставленных возле разрушенной артогнём переправы через Икву. Вероятно несколько танков остававшихся в районе Птиче-Турковиче проходят как пропавшие без вести.
В том же донесении 16-й тд говорится, что в ходе танковых боёв 1 июля в районе Птиче-Белгородка-Пелча-Подлужье уничтожено 33 вражеских танка. Согласно дивизионной истории 16-й тд 2-й батальон танкового полка подбил в этот день 25 танков. 44-я пд в отправленном примерно в 16-17.00 донесении штабу 29-го ак доложила, что уничтожено и подбито до 60 вражеских танков. В дальнейшем это число выросло до 74, 78 и даже до 94. Поскольку в ушедшей к Мильче группе Попеля было всего около 75-80 танков, 17 (или 16) из которых вышли из боя, действительные потери 34-й тд с приданными частями составляли порядка 60 танков. Точные потери 2-го тп 16-й тд также не известны, вероятно 1 июля было подбито или сожжено около десяти танков . Кроме того несколько бронеавтомобилей безвозвратно потерял разведбат дивизии.

поврежденный в бою в районе Дубно Pz II из 16-й тд.

В документах 1-й ТГР в сводной ведомости безвозвратных потерь по состоянию к 1.7.41 в графе 16-й тд приводятся следующие данные: 1 PzI, 7 PzII, 11 PzIII, 1 PzIV, 6 легких и 7 тяжелых бронеавтомобилей. Эти цифры существенно меньше реальных потерь 16-й тд, сюда не включена часть танков потерянных 28-30 июня и данные о потерях 1 июля. В связи с тяжелыми боями которые дивизия вела в районе Дубно, донесения о потерях поступали в дивизионный штаб (а соответственно и вышестоящие инстанции) нерегулярно и не отражали полной картины потерь техники и личного состава. Так, например, в сводках потерь личного состава 1-й тгр по состоянию на 30.6.41 в графе 16-й тд указаны только один офицер убитый и один раненый. Сводка о потерях, более менее соответствующая реальной убыли личного состава по состоянию на 2.7.41, была предоставлена 16-й тд в штаб танковой группы только 4 июля.
В сводной ведомости от 11.7.41 безвозвратные потери 16-й тд составляют 3 PzI, 13 PzII, 28 PzIII, 7 PzIV, 6 легких и 7 тяжелых Ба. Разница по сравнению с ведомостью 1.7.41 составляет 31 танк. В период со 2 по 10 июля танковый полк дивизии несколько дней фактически не имел боевого соприкосновения с противником, а потери, понесённые в боях под Староконстантиновым 6-7 июля были хоть и немалые, но значительно меньше, чем дивизия потеряла в боях с 34-й тд и другими частями 8-го мк. Вероятно 50-60% списанной в безвозврат в первой декаде июля техники было потеряно в боях под Ситно и Дубно 28.6-1.7.41.

Cгоревший 1 июля в бою с частями 34-й тд тяжелый бронеавтомиль Sd.Kfz. 231 лейтенанта Кюгелера из 1-й роты 16-го разведывательного батальона 16-й тд. На фото ниже могила экипажа бронеавтомобиля.

16-я тд по итогам боёв 27.6-1.7.1941 заявила 261 танк, 14 орудий и 172 автомашины уничтоженными или захваченными (с учетом техники подбитой приданными на время боев дивизии частями противовоздушной и противотанковой обороны), и 12 сбитых самолётов (главным образом за счёт зенитчиков полка Генерал Геринг).
Судя по всему, донесение составлено без учета трофеев боя у Ситно 28 июня, где одна только прорывавшаяся из окружения 12-я тд бросила 8 37-мм зенитных орудий и 8 122-мм и 152-мм гаубиц и потеряла более 190 автомашин сгоревшими или брошеными. Но даже если в число уничтоженных и захваченных танков включены потерянные частями 8-го мехкорпуса под Ситно (12-я тд потеряла 39 танков, 7-я мд вероятно не более 20-25), подбитые 28-29 июня мотоциклетным батальоном дивизии западнее Кременца танки 37-й тд и 14-й кд (около 10) и уничтоженные 16-м батальоном пто и зенитными орудиями у Лешнюва и Мытницы 26 июня (12-18) и 16-й стрелковой бригадой у Хотина и Гоноратки 27 июня (12), приведённые в отчете цифры представяются завышенными. Скорее всего в трофеи 16-й тд записали часть танков потерянных группой Попеля у Дубно в боях со 111-й пд и несколько десятков учтённых трофейщиками 44-й пд как их собственная добыча.
Завышение потерь противника обычное дело для любой армии во все времена, и вермахт не был исключением. Так, например 12-я тд 8-го мк потеряла 26 июня в районе Лешнюв 33 танка из 75 участвовавших в бою: 5 КВ, 18 T-34 и 10 БТ-7. В донесении 1-й тгр штабу группы армий Юг от 27 июня эти 33 танка превратились в 50.

Подбитый Т-26 из состава 68-го тп.

Потерянный в дубненских боях Т-26 67-го тп.

В заключение приведу компиляцию из вечерней сводки разведотдела штаба 1-й тгр за 5 июля и донесения 3-го мк за 4 июля, в которых представлена краткая характеристика танковых частей РККА на основе боевых действий первых двух недель войны: "Танки редко задействуются силами более батальона. Используются главным образом для коротких атак или сдерживающего сопротивления, часто атакуют во взаимодействии с пехотой и в её темпе передвижения, прикрывая пехоту броней. Огонь открывают в основном слишком рано, с больших дистанций на которых их стрельба малоэффективна. Однако иногда открывают огонь и с очень коротких дистанций. Русские танки уступают немецким технически и по вооружению.Вероятно плохая оптика. Преимущество машин с более толстой бронёй нивелируется малой подвижностью и плохой маневренностью. Выучка танковых экипажей кажется слабой."

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 30 июня. В окружении. Часть 2.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html

В мемуарах Попеля и Пенежко рассказывается о приземлившемся в районе Подлужье во второй половине дня 30 июля самолёте, пилот которого доставил приказ начальника штаба Юго-Западного Фронта генерала Пуркаева на уничтожение находившегося в районе Буды-Милча предположительно без горючего и боеприпасов скопления немецких танков численностью до трёхсот машин. Если этот эпизод действительно имел место (ни в ЖБД , ни в написанном Попелем после выхода из окружения отчете о боевых действиях вверенной ему группы о получении такого приказа не упоминается), то информация у командования ЮЗФ была неточной и устаревшей. Находившийся в районе между Ситно и Кременцом и отрезанный вклинением 8-го мехкорпуса от основных сил передовой отряд немецкой 16-й тд в составе танкового полка, мотоциклетного батальона, подразделений разведбата и приданных для усиления сапёров и артиллерии, действительно испытывал нехватку боеприпасов и горючего 27-28 июня, однако после разгрома "Рябышевской" группы 8-го мк у Ситно вечером 28 июня проблема со снабжением была решена, и к 30 июня горючего с боеприпасами у немецких танкистов было в избытке.
Как бы то ни было, и Попелю и Васильеву было понятно, что в сложившейся ситуации помощи ждать неоткуда и оставаться далее в сжимающемся кольце окружения не имеет смысла. Горючее и боеприпасы были на исходе, и пока части дивизии еще сохраняли боеспособность, необходимо было прорываться из окружения. Шоссейная дорога была прочно закупорена засевшими в Вербе частями 16-й тд, попытка вывести часть тылов в южном направлении по другой дороге также оказалась неудачной. Из документов 34-й тд известно, что днём 30 июня неизвестный лейтенант повел колонну машин из болот южнее Птиче на дорогу, где она была сожжена огнём немецкой артиллерии. Поэтому было принято решение выводить тылы и раненых на восток, переправившись через Икву у Старой Носовицы, и далее прорываться на юг в направлении г.Кременец. Основным силам танковых и мотострелкового полков решением Попеля и Васильева предстояло двигаясь на юг просёлочными дорогами в течении ночи выйти в район Большая Мильча, а затем прорваться к шоссе Козин-Кременец и, громя по пути немецкие тылы, повернуть на восток к Кременцу для соединения с частями 36-го ск и 14-й кд.
[Spoiler (click to open)]С 19.00 (или еще ранее, судя по возобновлению после 17.00 наступления частей 44-й пд в полосе занимавшейся с утра подразделениями 68-го тп ) части дивизии выводятся из боя и стягиваются к району Александровка, Подлужье.
В девятом часу вечера немецкой авиаразведкой было обнаружено около 50 танков, движущихся из района Вельке Загорцы, Подлужье в северо-западном направлении.
Ожидавшие подхода частей 16-й тд из Вербы немцы не сразу разобрались чьи это танки. После того, как сомнений в принадлежности танковой колонны не осталось, остававшийся в Дубно пехотный батальон 70-го пп получил приказ приготовиться к отражению танковой атаки, а тяжелый 849-й артдивизион (10,5 см пушки) с южной окраины Сурмичей нанёс огневой удар по танкам.
Вероятно большую часть танков составляли машины 68-го тп, стягиваемые к захваченной несколькими часами ранее мотопехотой 16-й тд Птиче для вечерней атаки с целью обеспечить выход тылов дивизии к переправе у Ст. Носовицы, однако часть танков действительно атаковала Подлужье, поэтому неудивительно, что у немцев возникло впечатление о возобновлении русскими попыток захватить город.
Возможно в Подлужье танкисты 34-й тд столкнулись с выдвигавшимися к Дубно машинами 16-й тд или 670-го батальона истребителей танков.
В бою у двигавшегося по шоссе в центре села КВ-2 из 12-й тд произошел разрыв снаряда в стволе, и детонацией боекомплекта танк разорвало на куски. Рядом с ним был подбит Т-26 из 34-й тд. Еще три "двадцать шестых" из состава 67-го и 68-го полков, судя по фотоснимкам двигавшихся на юг, в направлении Птиче, были подбиты на шоссе метрах в трёстах южнее села. Кроме них по фотографиям известны еще два Т-26 вероятно потерянных вечером 30 июня в том же районе. По имеющимся документам не представляется возможным установить точные потери частей 34-й тд в этом бою, в любом случае они составляли не менее 4-5 танков.

Т-26 из состава 34-й тд потерянный в Подлужье. Предположительно танк был подбит вечером 30 июня. На заднем плане разорванный детонацией боекомплекта КВ-2 из 12-й тд. Танки привязаны на местности на форуме nemirov41.

Уничтоженый взрывом на дороге в Подлужье КВ-2. Справа, за немецким автомобилем, виден подбитый Т-26.

На исходе светового дня после короткой артподготовки, в ходе которой остававшиеся в артдивизионе передового отряда 7-й мд орудия расстреляли последие снаряды, атакой поддержанных танками тыловых подразделений дивизии немцы были выбиты из Птиче, при этом 68-й тп потерял сгоревшими три радийных и три линейных Т-26. Впрочем не исключено, что одна-две машины, проходящие по документам как сгоревшие 30 июня от огня противотанковой артиллерии в р-не Птиче, были потеряны часом ранее у Подлужье.
Мотопехоту 64-го пп в Птиче поддерживали самоходные истребители танков 3-й роты 670 батальона пто. Вероятно несколько самоходок также участвовали в бою в Подлужье. В отчете штабу 48-го мк самоходчики заявили об уничтожении 30 июня девяти вражеских танков, отдельно отметив, что вероятно часть из них или все девять фигурируют в донесении 16-й тд как уничтоженные частями дивизии. Вообще в немецких отчетах о боях в районе Верба-Птиче (и не только) присутствует изрядный оверклэйм, что и неудивительно, учитывая сколько разных частей, зачастую стрелявших по одним и тем же целям и приписывавших себе их уничтожение, участвовали в боевых действиях. Помимо различных частей 16-й тд там сражались подразделения 16-й мд, зенитчики полка "Генерал Геринг", 670-й батальон самоходок, Кроме того на дороге и в полях около неё стояли подбитые в предыдущих боях танки без видимых издалека с первого взгляда повреждений, которые в горячке боя, в дыму или в сумерках зачастую обстреливались сразу же при обнаружении и впоследствии записывались на счет повторно "уничтожившего" их подразделения.



Т-26 из 68-го тп (слева) и 67-го тп 34-й тд потерянные на дороге Подлужье - Птиче метрах в трехстах южнее Подлужье вечером 30 июня или 1 июля.Полковая принадлежность третьего Т-26 не установлена.Внизу те же танки после того, как немцы стащили их с дороги на обочины. Танки привязаны на местности на форуме nemirov41.


Предположительно Т-26 из 34-й тд потерянный в районе Подлужье-Птиче.

Т-26 67-го тп потерянный в районе Подлужье - Верба.


210-мм мортиры обр.18г 735-го тяжелого моторизованного дивизиона на огневой позиции в районе Дубно. Эти орудия вели огонь по дамбе и переправе у Ст.Носовицы в ночь на 1 июля.

Под покровом темноты колонны автотранспорта и пеших бойцов тыловых подразделений дивизии и полков, а также группа танков с исчерпавшими моторесурс но еще не отказавшими в работе моторами и несколько поврежденных но способных передвигаться или буксируемых машин выдвигаются из Птиче к переправе через Икву у Старой Носовицы. Обнаружив движение немцы начинают массированный обстрел переправы и прилегающего к ней района тяжелой артиллерией. Снарядами 21-см мортир 735-го тяжелого моторизованного дивизиона разрушается дамба ведущая через заболоченную пойму Иквы к переправе и сам мост. Переправу тут же под огнем начинают восстанавливать бойцы сапёрного и понтонно-мостового батальонов дивизии. Десятки бойцов и командиров гибнут под артиллерийским обстрелом, в их числе НО-5 дивизии капитан Стадник и НЧ-5 67-го тп ст. лейтенант Литвинов. В 68-м тп от прямых попаданий снярядов сгорают два Т-26, один радийный а другой, линейный, подбитый несколькими днями ранее в районе Броды и буксировавшийся трактором. Всего от немецкого артогня в Птиче и на дороге к переправе было сожжено и разбито до 50% автомашин и несколько тракторов. Полностью была потеряна матчасть дивизионного полевого хлебозавода и понтонный парк 34-го пмб. С большим трудом удалось переправить уцелевший автотранспорт и два бронеавтомобиля из бронероты разведбата. Всего из состава разведбата с тылами дивизии вышло около 90 человек, причем кроме четырёх автомашин ГАЗ-АА разведчики вывели из окружения один трофейный немецкий грузовик, захваченный несколькими днями ранее.
34-й батальон связи вывел из окружения один бронеавтомобиль ФАИ, впоследствии оставленный 3 июля в Житомире из-за поломки.
Помимо колесного транспорта удалось переправить на восточный берег 5-6 танков, преимущественно из состава 68-го тп. По акту о потере матчасти 68-го тп 4.7.41 два неисправных Т-26 из числа машин учебно-боевого парка, моторы которых отработали более 200 и 250 моточасов, были сданы на рембазу в Новоград-Волынске. 7 июля туда же был сдан ХТ-133 4-го батальона. Еще один Т-26 был подбит в бою в районе Новоград-Волынска 5 июля (разбита ходовая часть, пробит маслобак). Пятый танк из предположительно вышедших из окружения у Ст.Носовицы машин полка сломался в г.Кременец и был подорван экипажем.
Среди немецких фотографий танков 34-й тд попадается Т-26 с тактическими знаками 67-го тп подписаный фотографом "Кременец". По документам 67-го тп один Т-26 числится подожженным противником 3 июля в районе Кр..(неразборчиво). Поскольку отставшие от главных сил подразделения и отдельные машины 34-й тд отходившие с частями 8-го мк не участвуя в боях двигались южнее Кременца по маршруту Подкамень-Тернополь-Проскуров и далее на Казатин, этот танк скорее всего также из числа вышедших из окружения с тылами дивизии.Вероятно он был потерян в бою с занявшими Кременец в середине дня 2 июля частями 111-й пд.


Т-26 из состава 34-й тд потерянный в г.Кременец

Однако большую часть приданных тылам дивизии танков пришлось оставить на западном берегу Иквы. Точное их число не известно, по документам 68-го тп один ХТ-26 был оставлен 30 июня в Птиче из-за неисправности маслосистемы и три Т-26 числятся потерянными 1 июля у переправы.У одного по пути к переправе вышел из строя отработавший 300 моточасов после среднего ремонта мотор и танк был взорван экипажем, другой был сожжен экипажем из-за невозможности переправиться, у третьего также сломался двигатель и танк был оставлен с приведенным в негодность вооружением. Еще один Т-26 числится завязшим в болоте и подбитым противником в районе Дубно без указания даты и тоже может быть потерян у Ст.Носовицы ночью или утром 1 июля.
У одного из ХТ-26 4-го батальона 68-го полка сгорел цилиндр и отказал в работе бензонасос. Танк был взорван экипажем в районе Дубно при отходе наших частей.Поскольку с тылами дивизии отправляли наиболее изношенные машины, не исключено, что и этот танк остался в районе между Птиче и переправой у Старой Носовицы.
Один линейный Т-26 67-го тп, предположительно единственный остававшийся к тому времени танк четвёртого батальона, числится оставшимся в районе Птиче в окружении противника ввиду того, что мост был подорван и еще несколько машин проходят по документам потерянными в районе Верба-Подлужье по техническим причинам без указания даты.
В истории 111-й пд говорится о русской танковой колонне застрявшей в болотах перед мостом через Икву. О том же упоминается в документах участвовавших в боевых действиях в том районе других немецких частей. В разных документах количество уничтоженных и захваченных 30 июня - 1 июля в районе Подлужье - Птиче - Ст.Носовица варьируется от 19 до 33. Вероятно общее количество сгоревших ночью от артогня и оставленных 1 июля по техническим причинам или невозможности переправиться танков не превышало 10-12 машин.
В уничтожении колонны оставленных в Ст. Носовице танков утром 1 июля принимали участие всё еще остававшиеся в Дубно подразделения 13-й тд - 2 взвода протвотанковых орудий и вероятно несколько отремонтированных танков.

Т-26 из состава 34-й тд потерянный 29-30 июня в районе Верба-Дубно. Ниже тот же танк в другом ракурсе.



Общее количество переправившейся техники не установлено. Предположительно кроме шести танков и трёх бронемашин тылам 34-й тд удалось вывести из окружения около 120-150 автомашин и несколько тракторов. Часть колонны тылов 34-й тд отмечена в донесении немецкой авиаразведки в 6.50 утра 1 июля: "Вражеская колонна 35-40 грузовых и легковых автомашин восточнее Носовицы. Движется на юг."
Сапёры 111-й пд находившиеся у ж-д моста в Страклове Русском в утреннем донесении штабу дивизии оценивали количество пререправившейся техники как "до 500 автомашин и танков", но поскольку визуально колонну они не наблюдали, ориентируясь главным образом на шум моторов, можно перефразируя известную поговорку сказать, что у страха велики не только глаза но и уши.
В другом донесении авиаразведки говорится о вражеской моторизованной колонне в 8.15 движущейся на юг по дороге Дубно - Белокриница. Хвост колонны вел бой с немецкими войсками. Судя по всему это были тылы 34-й тд.
Несколько десятков бойцов и командиров, отбившихся или отставших от своих частей ночью во время артобстрела переправы или утром следующего дня, попали в плен. 111-я пд 30 июня захватила около двухсот пленных. Как и в предыдущие два дня преимущественно из состава 140-й сд. А вот среди 60 пленённых дивизией 1 июля красноармейцев и командиров уже преобладали бойцы группы Попеля, в основном попавшие в плен при зачистке района переправы у Ст.Hосовицы и восточного берега Иквы и в бою с арьергардом прорывавшейся к Кременцу колонны. Из сводки разведотдела штаба 111-й пд за 1 июля, в которой перечисляются новые части РККА установленные при допросе пленных, известно, что среди пленных были бойцы 34-го обс, разведывательного и понтонно-мостового батальонов дивизии, 34-го мсп и 68-го тп. Причём номер полка в сводке не фигурирует, зато пленные сообщили номера отдельных танковых батальонов 26-й тбр пошедших в марте 1941 на формирование полка: 221-й отдельный танковый батальон (из которого был сформирован огнемётный батальон 68-го тп) и 44-й отб. Какой-то красноармеец, вероятно из числа призванных в апреле-мае 1941, указал на допросе что служил во втором танковом полку дислоцировавшемся в Судовой Вишне. Картина нередкая для лета 41-го: призванные в мае за месяц-полтора до начала войны красноармейцы не знали номера части в которой служили и на допросах указывали или четырёхзначный номер военной части или называли первый/второй танковый полк. В случае с 34-й тд "первым" полком был 67-й, но поскольку тылы дивизии сопровождали в основном танки 68-го тп, в разведсводки 111-й пд попал 2-й тп.Кроме бойцов 34-й тд в районе переправы попали в плен красноармейцы 23-го артполка и 90-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона 7-й мд.
В списке трофеев 111-й пд за 28.6 - 1.7.1941 числятся 400 автомашин, большей частью неисправных или повреждённых артогнём и авиацией. В это число входят 90 захваченных в Дубно грузовиков (которые проходят в документах 1-й тгр как трофеи взятые 11-й тд 25 июня в Дубно) и около сотни машин захваченных в Кременце и на пути к нему. Таким образом в районе переправы у Ст.Носовицы было потеряно около двухсот автомашин из состава частей входивших в группу Попеля.


Разбитые автомашины тыловых частей 34-й тд.

Согласно ЖБД потери 34-й тд за 30 июня составили свыше 30 Т-26, 4 Т-34 и один КВ, а также отмечена потеря всей матчасти отдельного разведывательного батальона. Не исключено, что данные по Т-26 немного завышены и действительные потери 30 июня, включая сломавшиеся танки, колеблются в пределах 25-30 Т-26 и ХТ.
Полковая разведрота 68-го тп потеряла в этот день один Ба-20 сгоревшим от попадания снаряда в районе Кременца, два Ба-10 числятся пропавшими без вести вместе с командиром без указания даты.

Огнеметные танки XТ-26 4-го батальона 68-го тп потерянные в районе Верба - Птиче. Из-за поломок батальон потерял в районе Дубно 5 ХТ-26. Предположительно эти два из их числа.

Потерянные в районе Верба-Дубно ХТ-26 и Т-26 из 34-й тд.

Предположительно тот же ХТ-26.

Вероятно еще один снимок этого танка. Сделан из кабины Ju-87 из состава III/StG77. Фото взято с форума vif2ne.org/rkka.

Переправившиеся через Икву тылы дивизии, подразделения 34-го гап, разведбата, 34-го обс, сапёрного, ремонтно-восстановительного и понтонно-мостового батальонов смогли без серьёзных боев и больших потерь по шоссейной дороге на Кременец выйти из окружения и спустя несколько дней соединились с отходившими из-под Львова учебными подразделениями дивизии , оставленными 22 июня в местах постоянной дислокации, и подразделениями отставшими на марше и двигавшимися совместно с 12-й тд или управлением 8-го мк. Вместе с тылами дивизии вышел из окружения отстранённый от командования 68-м тп по болезни (по другим сведениям снятый с командования) подполковник Смирнов, с середины июля возглавивший размещавшиеся в лесу у г.Нежин остатки 34-й тд.

Pz III из состава 2-го тп 16-й тд возле подбитого 29 июня КВ-2.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 30 июня. В окружении.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html

Положение третьи сутки сражавшейся в окружении 34-й тд к утру 30 июня было безрадостным. Таяли запасы боеприпасов и горючего, потери матчасти, с учетом танков вышедших из строя по техническим причинам, достигали 50%, кольцо окружения сжималось. C севера наступала 44-я пд, из Дубно ей навстречу выдвигались подразделения 70-го пп 111-й пд, с запада подтягивались части 16-й мд (усиленный пехотный полк), а южнее Вербы вели разведку и готовились к наступлению основные силы стрелковой бригады 16-й тд, усиленные 670-м дивизионом самоходных истребителей танков, зенитками полка Генерал Геринг (II/flakr43) и подразделениями 2-го тп, не участвовавшими в бою накануне и сохранившими боеспособность. Их выдвижение утром 30 июня от Козина к Вербе, вскрытое разведкой 34-й тд, зафиксировано в дивизионном ЖБД. Основные силы танкового полка приводили себя в порядок в районе Верба Каменная, пополнялись боеприпасами, дозаправляли технику. Также к Вербе выдвигался усиленный противотанковыми орудиями батальон 16-й мд, получивший задачу перекрыть шоссе Дубно-Броды, высвобождая тем самым силы 16-й тд для наступления на Дубно.
Районы сосредоточения частей 34-й тд постоянно обстреливала тяжелая немецкая артиллерия, и если у частей 111-й пд после двухдневных боёв боеприпасы были на исходе и генерал Штапф засыпал штаб 29-го ак просьбами о скорейшей доставке снарядов, у 21-см мортир 735-го тяжелого моторизованного артдивизиона, 10-см орудий 849-го дивизиона и гаубиц артполка 16-й тд боеприпасов было с избытком. Росло количество погибших и раненых бойцов и командиров дивизии. В числе погибших от артобстрела были комиссар 67-го тп Гуров и начальник штаба 68-го тп капитан Абрамихин.
С 10.30 до 11 часов над занимаемым частями группы Попеля районом кружил немецкий авиаразведчик, как и накануне разбрасывавший листовки. Настроения среди бойцов и командиров были разные…
Уже после разгрома группы Попеля, среди взятых в плен 16-й тд бойцов и командиров группы Попеля, было немало перебежчиков. Так, например, 2 июля возле Птиче с группой красноармейцев добровольно перешел к немцам изъявивший желание сражаться на стороне Германии уроженец Курска, старший лейтенант Михнюк, cудя по его показаниям служивший в артполку 7-й мд и находившийся при штабе дивизии в качестве порученца.
Согласно утренней сводке разведотдела штаба 6-й армии за 2 июля, по состоянию на вечер 1 июля в районе западнее Дубно добровольно сдались в плен с немецкими листовками-пропусками 96 перебежчиков.
[Spoiler (click to open)]44-я пд с раннего утра наступала на юг западнее Дубно, имея все три пехотных полка в первом эшелоне. На левом фланге в направлении Дубно и далее по шоссе на Тараканов наступал 132-й пп, в центре - 134-й пп, правее него двигался 131-й пп, обходивший группу Попеля с запада. В 10.25 утра подразделения 134-го пп, пройдя через западную часть леса Клещиха, столкнулись у кол. Эльжбецин с несколькими танками 68-го тп. Согласно донесению командира 134-го пп, при отражении атаки на правый фланг полка было подбито 4 танка.

Впоследствии, когда 44-я пд была разгромлена в Сталинграде, а командир 134-го пп оберст Бойе сдался в плен с остатками своего полка, из допросов командира 1-го батальона 134-го пп Э.Поля стало известно, что в Дубненских боях были захвачены в плен четыре танковых экипажа, которые были расстреляны по приказу командира полка. Возможно расстрелянные пленные были экипажами этих четырёх подбитых у кол. Эльжбецин утром 30 июня танков 68-го тп.
Впрочем не исключено что расстрелянные пленные были из экипажей танков подбитых 1 июля, при разгроме группы Попеля. По немецким документам 134-му полку приходилось в этот день неоднократно отражать танковые контратаки, а сам гауптман Поль неудачно попробовал подбить "тридцатьчетверку" из 3,7 см противотанковой пушки и еле успел убежать в лес до того как орудие было раздавлено танком.
Вообще, судя по допросам его сослуживцев, гауптмана Э.Поля и унтер-офицера П.Сухича, оберст Бойе был большой затейник. Так, в начале августа он устроил себе украинское сафари, разъезжая по полю на автомобиле и расстреливая пленных красноармейцев из винтовки. Убил около десяти человек. Примерно тогда же, в первой половине августа, по приказу Бойе был сожжен совхоз неподалеку от станции Березань и расстреляно около трёхсот пленных, среди которых были и женщины.

Командир 134-го пп оберст Бойе на КП полка. 30.6.1941.

К тому времени, как контразведчики закончили собирать материалы по военным преступлениям командира 134-го пп, в СССР была отменена смертная казнь и в конце 1947г оберст Бойе был осужден на 25 лет.
В истории 44-й пд приводится отчет командира приданной 1-му батальону 134-го пп 7-й батареи (10,5см гаубицы leFH 18) 96-го артполка 44-й пд об уничтожении еще двух танков 30 июня:
"В нескольких километрах от Дубно, двигаясь по дну балки, мы увидели два легких русских танка на возвышенности впереди и левее нас. Они пытались взять нас под обстрел, но недостаточный угол вертикальной наводки их пушек не позволял им опустить стволы орудий под необходимым наклоном.
Oбливаясь потом, кряхтя, пыхтя и ругаясь мы с трудом закатили освобождённое от упряжки орудие на возвышенность, а затем на прикрытую деревьями удобную для ведения огня прямой наводкой позицию.
Наши тяжелые усилия были немедленно вознаграждены. Первым же снарядом наводчик поджег находившийся на холме в 300-400 метрах от нас русский танк. Сразу же после этого он перенес огонь на ставший видимым позади первого второй танк и попал в него двумя или тремя выстрелами когда он разворачивался чтобы уехать."


Т-26 68-го тп на холме в районе Дубно. Возможно один из танков, потерянных 30 июня в боях с частями 44-й пд в районе Клещиха, Эльжбецин.Справа на башне просматривается тактический знак 68-го тп в виде двух параллельных горизонтальных полосок.

Спустя несколько часов 134-й пп был вероятно снова атакован танками 68-го полка. В ЖБД 44-й пехотной дивизии лаконично записано "Около 14.00 наступление 134-го пп остановилось."
Правофланговый 131-й пп, вероятно не имея соприкосновения с частями группы Попеля, двигался значительно быстрее и в 15.30 достиг Сады Вельке, где получил приказ остановиться и дожидаться пока продвинется вперёд 134-й пп.
После 17.00, когда танки 68-го тп были отведены на юго-восток, в район Подлужье-Турковичи, для подготовки вечерней атаки на Птиче, 134-й и 132-й пехотные полки возобновили движение и к вечеру вышли на линию Тараканов-Александровка, поравнявшись с приостановленным в Сады Вельке 131-м пп. В ЖБД 44-й пд за 30 июня нет никаких записей о боях с танками, кроме утренней атаки у кол.Эльжбецин, однако в ЖБД 29-го ак отмечено: "Во второй половине дня 44-я пд преодолевая упорное сопротивление противника выходит на линию Тараканов-Сады Вельке. Примерно 15 вражеских танков выведено из строя и 10 захвачены неповреждёнными".
К заявкам якобы уничтоженной и захваченной 44-й пд техники надо относиться очень осторожно. Так, например, 1 июля они умудрились в районе Милча-Буды-Пелча уничтожить и захватить 78 танков по предварительному донесению в штаб 29-го ак и 94 по итоговой записи в дивизионном ЖБД, т.е. раза в полтора больше, чем группа Попеля потеряла там в боях с 44-й пехотной и 16-й танковой дивизиями вместе взятыми. Вероятно действительные потери 34-й тд 30 июня в боях с частям 44-й пд не превышали 8-10 машин, а несколько, вероятно не более пяти-шести, неисправных танков, оставленных в районе Клещиха-Эльжбецин и попавшихся на глаза австрийским трофейщикам, в донесении командованию корпуса превратились в десять неповреждённых.
По документам 68-го тп два Т-26 с неисправными двигателями были сожжены экипажами 30 июня в районе Дубно и еще три, также с поломками двигателей или кпп, числятся оставленными со снятыми пулеметами и приведенными в негодность орудиями в том же районе без указания даты.

Немецкие солдаты извлекают снаряды из Т-26 68-го тп. Район Дубно.

Предположительно танк был оставлен по техническим причинам. По крайней мере на всех известных фотографиях этой машины боевых повреждений не заметно, а пулемёт снят .

Тот же T-26 с левого борта. Предположительно танк был оставлен в с.Птиче в ночь на 1 июля.

111-я пд основными силами с приданными двумя батареями штурмовых орудий с 13.00 30 июня вела наступление восточнее Иквы в направлении Катринбург, Кременец. В Дубно оставался усиленный 1-й батальон 70-го пп и подразделения сапёрного батальона, снимавшие свои поставленные вечером 28 июня на юго-западных окраинах города мины. Там же с вечера 29 июня находился разведбат 44-й пд и подошедшие в первой половине дня подразделения 132-го пп.Несмотря на неоднократные просьбы командира 11-й тд отправить находившиеся в городе роту мотоциклетного батальона и взвод 5-см противотанковых орудий к Острогу, эти подразделения оставались в Дубно до вечера 30 июня. В 16 часов в Дубно прибыл штаб 48-го мк, выступивший из Берестечко в 12.45 и двигавшийся через Млынов.
После разгрома боевой группы Зиккениус подразделения 34-й тд не стали занимать оставленную немцами Вербу. Вероятно, чтобы не растягивать излишне фронт занявшей круговую оборону дивизии, все тыловые подразделения ночью или рано утром были отведены на север, в леса западнее Подлужье.
Также ночью частями 34-й тд было оставлено Подлужье, благодаря чему немцы получили возможность беспрепятственно двигаться по шоссе от Вербы до Дубно. Подлужье было занято подразделениями 111-й пд в девятом часу утра, после чего генерал Штапф запретил артиллерии обстреливать западный берег Иквы без его личного приказа.
Вероятно позже немцы снова оставили Подлужье, поскольку в 19.05 от находящегося на восточном берегу Иквы дивизиона штурмовых орудий в штаб 111-й пд поступило донесение о батарее русских тяжелых орудий, готовящейся занять огневые позиции на северной окраине села. 117-й ап немедленно получил приказ на обстрел Подлужья. На южном выезде из села немецким огнём была разбита одна 122-мм гаубица М-30. Поскольку, согласно жбд 34-й тд, 34-й гаубично-артллерийский полк к этому времени уже потерял всю матчасть, орудие скорее всего принадлежало 23-му ап 7-й мд.
Авиаразведка 29-го ак около 10 часов утра, а затем в 12.40 зафиксировала движение отдельных автомашин от Вербы в направлении Дубно, а в 10.44-10.54 немецкую колонну бронетехники, проехавшую через Вербу и находившуюся головными машинами в 2-х км южнее Дубно.
Если немецкий лётчик не ошибся, приняв за свои танки 34-й тд, значит утром часть подошедшей из Козина бронетехники продвинулась до Дубно. Вероятно это были самоходки 670-го дивизиона пто или машины разведбата 16-й тд, усиленного танковым взводом или ротой. Известно, что 16-й разведывательный батальон потерял в боях с танками 34-й тд под Дубно около десяти бронемашин, большей частью безвозвратно. Часть из них была уничтожена в бою 1 июля, но вероятно 30 июня также не обошлось без потерь. Всего к 1 июля 16-я тд безвозвратно потеряла семь тяжелых вооруженных 20-мм пушкой бронемашин из восьми и шесть легких из двадцати. Несколько бронеавтомобилей были потеряны на подступах к г.Кременец, а остальные в боях с танками группы Попеля.
В документах 34-й тд немецкие силы в Дубно и западнее города оцениваются следующим образом: "Противник ввёл свыше дивизиона артиллерии, огонь танков, примерно 100, из Дубно. ПТО противника до 20 штук." Сто не сто, но если к остававшимся в городе отремонтированным танкам 11-й и 13-й тд прибавились одна-две роты 670-го батальона самоходок (третья действовала в районе Верба-Птиче) и несколько машин 16-й тд, в Дубно могло находиться около полусотни единиц бронетехники.
Верба утром была занята 2-м батальоном 79-го пп, усиленным 3-й ротой 16-го батальона пто. Одновременно с немцами с запада к селу подошел высланный в разведку танковый взод взвод 34-й тд. Находившиееся на западной окраине пушки 3-й роты подбили один Т-26, два других танка повернули назад.


Подбитый предположительно в районе Верба - Птиче Т-26 34-й тд. Вероятно танк из состава 67-го тп.

Вскоре после этого в Вербу вошел батальон 64-го пп 16-й тд, усиленный полковой артиллерией, 2-й ротой дивизионного батальона пто и, вероятно, несколькими танками. Запланированное согласно приказу корпуса на раннее утро 30 июня наступление на Дубно было перенесено на 11 часов, т.к. основная ударная сила 16-й тд, 2-й танковый полк, был фактически не боеспособен. После ночного разгрома немцы действовали осторожно, вели разведку, тщательно готовились к новому наступлению, которое должно было начаться после бомбового удара и артиллерийской подготовки и проводиться поэтапно, а не лихим кавалерийским наскоком как накануне.
Около 9 часов утра воздушная разведка 48-го мк обнаружила скопление танков противника в полях по обе стороны от шоссе севернее и южнее Птичe. Всего немецкий лётчик-наблюдатель, вероятно приняв за исправные потерянные в предыдущих боях танки, в т.ч. и немецкие, насчитал более ста танков, среди которых были и тяжелые многобашенные. Командование 48-го мк немедленно приказало выдвинуть к Вербе дополнительные противотанковые средства и запросило поддержу у люфтваффе.
В течении дня командование 16-й тд еще несколько раз переносилo начало наступления, мотивируя необходимостью дождаться обещанного штабом корпуса бомбового удара люфтваффе и подхода стягиваемых к Вербе средств пто: 8,8см зенитных орудий, подразделений 16-го батальона пто, 228-го батальона пто 16-й мд (без приданных разведывательному батальону 3-й роты и взвода 5-см орудий 2-й роты) и 670-го дивизиона самоходных истребителей танков.
В 12.30 вместо ожидавшися бомбардировщиков в небе появились два истребителя. К этому времени у Вербы начала сосредотачиваться противотанковая артиллерия приданных 16-й тд частей усиления и разочарованные "мощной" поддержкой авиации немцы продолжили подготовку к наступлению на Дубно, начало которого после поступившей из штаба корпуса информации о планирующемся бомбовом ударе перенесли на вторую половину дня.

3,7см противотанкая пушка PaK 36 16-й тд в районе Вербы.

В донесении 16-й тд за 30 июня говорится: "Около 15.00 (время Берлинское) из района восточнее Вербы русские провели атаку при поддержке танков. Нападение было отражено, однако пришлось перенести наше наступление на более поздний срок. Затем, совершенно неожиданно, эскадрилья Ю-88 с большой высоты отбомбилась по противнику. Бомбардировка не принесла существенного успеха, но по крайней мере не причинила вреда своей пехоте, которая к этому времени уже продвинулась севернее, перейдя границу ранее оговорённого района бомбометания.
На южном фронте дивизии без особых событий. Поздним вечером отражена разведка боем, проводившаяся русскими силами до батальона.
На 1.7.41 намечено приказанное командиром корпуса наступление на окруженную юго-западнее Дубно русскую танковую дивизию.
2-й танковый полк по причине чрезвычайно тяжелого ночного сражения был 30 июня небоеспособен."

Однако вероятно налёт бомбардировщиков был более результативным, чем это представлялось офицерам 16-й тд. В ЖБД 34-й тд о событиях дня 30 июня с неизменным лаконизмом говорится: "34 ТД обороняется южнее и западнее Дубно, неся большие потери от артогня и воздушной бомбардировки. Попытки просочиться в направлении Дубно и севернее никаких результатов не дали. Донесением разведки установлено движение танковой колонны на Верба из м. Козин, в Верба артиллерия ведет огонь по тылам дивизии в Подлужье."
В боях 30 июня были разбиты два остававшихся в батальоне связи дивизии БТ-7 и пропали без вести в атаке три бронеавтомобиля Ба-20. Два Ба-10 вышли из строя по техническим причинам. 34-й орб в этот день также потерял всe остававшиеся на ходу танки . В бою сгорели три БТ-7, возможно несколько из восьми числящихся пропавшими без вести танков также были потеряны 30 июня. Во всяком случае, среди известных по фотографиям уничтоженных артиллеристами 44-й пд 30 июня танков были два БТ-7, предположительно из состава проводивших разведку в северном направлении подразделений 34-го орб.



Сгоревшие под Дубно в бою с частями 44-й пд 30 июня БТ-7 из состава 34-й тд. Предположительно танки 34-го орб, проводившие разведку в северном направлении.

Предшествовавшая налёту немецких бомбардировщиков атака на Вербу, вероятно самый известный благодаря тысячам немецких фотографий боевой эпизод с участием 34-й тд, в дивизионном ЖБД не упоминается совсем. Некоторые подробности боя приводятся в отчёте командира 2-й роты 228-го батальона пто 16-й моторизованной дивизии:
"30 июня рота, за исключением временно переданного 29 июня в 3-ю роту взвода 5-см орудий, была подчинена 1-му батальону 156-го пп для выполнения особого задания.
Утром командир батальона вместе с ротными командирами в сопровождении устaновленного на тягаче противотанкового орудия выехал в район предстоящих действий для получения указаний. После ознакомления с обстановкой и получения приказа южнее Вербы, командир батальона с командирами рот отправился в район севернее Вербы. Задержавшись на совещании артиллеристов я последовал за ними и на северном выезде из Вербы услышал раздававшуюся впереди пулеметную стрельбу. Солдаты находившегося впереди боевого охранения 64-го пп рассказали, что проехавшая по дороге незадолго до меня группа легковых машин попала в Птиче под сильный перекрёстный огонь и была покинута пассажирами.
Я подтянул единственное находившееся со мной орудие роты к центру Вербы и, приняв команду над проезжавшими мимо без командира двумя пушками 3-й роты 16-го батальона пто, разместил их так, чтобы воспрепятствовать возможному прорыву танков через село. Пехотное охранение к тому времени отступило на южную окраину Вербы и не без труда удалось заставить их продвинуться вперёд для прикрытия огневых позиций орудий. Переднее орудие 16-го батальона пто с дистанции 150 м подбило приближавшийся танк, в то время как установленное на тягаче орудие осколочными снарядами вело огонь по вражеской пехоте.
Вслед за наступавшими пехотинцами 64-го пп три наших орудия продвинулись до северной окраины Вербы. К этому времени подошло головное орудие нашей роты, которое также приняло участие в отражении повторно атаковавших нас со стороны Птиче русских танков. При этом ему удалось подбить подошедший примерно на двести метров танк. Пять снарядов не смогли пробить его броню. Более успешным оказалось применение бронебойных снарядов обр.40г. После двух попаданий, в гусеницу и в башню, танк более не двигался и прекратил вести огонь.
Всего при отражении первой атаки уничтожен один танк, второй был поврежден и отступил. Во второй атаке один танк был подбит, другой отогнан огнём.
Впоследствии подошедшие остальные орудия роты заняли позиции на северо-восточной окраине Вербы, где оставались до того как мы покинули село. В бою они не участвовали."


Т-34 из 12-й тд подбитый на западной окраине Вербы. Возможно именно об этом танке говорится в отчёте 228-го батальона пто 16-й мд.


КВ-1 из 1-го батальона 67-го тп подбитый 30 июня на дороге Птиче-Верба.

Горящй Т-26 из 67-го тп подбитый 30 июня возле Вербы, предположительно на западной окраине села. Ниже он же в другом ракурсе.


Кроме упомянутых в этом отчёте, при отражении атак на Вербу с немецкой стороны были задействованы остальные орудия 3-й роты 16-го батальона пто, несколько 8,8см зенитных орудий, противотанковые подразделения 64-го и 79-го пп, 3-я рота 670-го дивизиона самоходных истребителей танков и возможно несколько танков.
После того как разведкой было обнаружено скопление танков у Птиче, в середине дня 3-я рота 16-го противотанкового батальона была переброшена на северо-восточную окраину Вербы. Второй взвод подбил при отражении первой атаки три танка, потеряв одно орудиe и двух солдат убитыми. Всего 3-я рота претендует на 18 танков (вместе с подбитым утром на западной окраине Вербы), вероятно записав на свой счет все танки подбитые при отражении атак на Вербу во второй половине дня, кроме возможно КВ-1, подбитого предположительно одной из двух 8,8 см зениток находившихся на северо-западной окраине Вербы.
В книге М.Свирина и М.Коломийца "Тяжелый танк Т-35. Сухопутный дредноут Красной Армии" приводятся воспоминания участника атаки на Вербу В.В.Сазонова, в 1941 лейтенанта, командира передней орудийной башни тяжелого танка Т-35:
" Сперва стреляли из главных башен через речку по какому-то хутору за Ситно (подразумевается Птиче), а потом с остатками пехоты атаковали его. Участвовали в той атаке с полсотни Вань пехоцких, три "тридцать пятых" (в действительности - четыре) и четыре не то БТ, не то "двадцать шестых", уже не помню (судя по фотографиям и актам о потерях матчасти в атаке могли участвовать как Т-26, так и два БТ-7 из батальона связи или разведбата). Пехота, конечно, отстала сразу, как немецкие пули запели. Про свою артиллерию я совсем молчу. Та без снарядов и тракторов у нас застряла еще третьего дня как. Правда, танков немецких мы вообще там не видали, только слухи о них ходили - про "рейнметаллы" там, про "круппы" разные, один другого страшнее. Но в бою я немецких танков пока не видел, да и пехоты ихней вроде не много там было.
Пошли мы в атаку на хутор, а по нас слева немецкая пушка огонь открыла. Я башню туда довернул - глядел, глядел, ничего не вижу! По башне - бумм! А из башни не высунешься. Пули, как горох обсыпают, да и нельзя в бою-то. У тебя главной башней шкуру с башки сорвет к шуту, а может и башку оторвет. Вот и гляжу себе в перископ - ничего не вижу, только окопы немецкие. А по нас опять: "Бум! Бум!!" Немецкие снарядики долбят через 5 секунд каждый, и уже не только в левый борт, но и в мою башню прилетают. Вот увидел вспышку. Ну и навел туда, открыл огонь - снарядов десять отправил. Кажется, попал, а может и нет. По нас опять долбят. Не дошли мы до хуторка метров с полсотни -гусеницу нам оборвало. Что делать? Покидать танк? Вроде ни к чему. Стреляем во все стороны из всего, что есть! А опять ничего не вижу. Стреляю в белый свет, пока снаряды есть. Наши уж уползли дальше. А нам стало еще хуже - долбят со всех сторон. Мотор заглох, пушку заклинило, главная башня не вертится. Тут показались немецкие солдаты. Бегут к танку с какими-то ящиками, а я по ним стрелять могу только с "нагана".
Понял, что драпать пора. Выполз из башни, спрыгнул с высоты на дорогу. Хорошо, что пулемет ихний замолчал. Мой заряжающий за мной сиганул, ногу подвернул. Я его в яму придорожную стащил за собой. За нами моторист увязался. Стали отползать, тут наш танк и ахнул. Это немцы его толом рванули. А мы канавой отползли к реке.
Потом к нам приблудились еще трое - экипаж Т-26. С ними мы и отошли обратно к Ситно
(т.е. к Птиче), но своих там нашли только с десяток человек - остатки разных экипажей. Из "тридцать пятых" четверо и все из разных машин. Одного рванули, как и нас, один подорвался на мине, один сгорел сам. С ними из окружения мы и вышли спустя пять дней."


Разбитые в бою 30 июня танки 34-й тд. На первом плане взорванный Т-35, за ним два сгоревших БТ-7, еще дальше стащенные с дороги в кювет Т-26 и Т-35.

Сгоревшие в бою 30 июня БТ-7 34-й тд. Ниже они же, но уже после того, как немцы подтащили второй танк вплотную к переднему.



Подбитые 30 июня на шоссе севернее Вербы танки 34-й тд. Впереди Т-26 67-го тп и Т-35 68-го тп, за ними КВ-1 из состава 1-го тб 67-го тп.

В атаке на Вербу приняли участие все четыре остававшихся к тому времени в 1-м батальоне 68-го тп танка Т-35. Три из них были разбиты на шоссе примерно в 200-300 м севернее села, а четвертый был подбит в самой Вербе, на северо-западной окраине. Один из трех подбитых на шоссе пятибашенных гигантов застрял в кювете предположительно пытаясь съехать с обстреливаемого немецкой зенитной и противотанковой артиллерией шоссе на параллельную грунтовую дорогу и был растрелян 5-см орудиями пто, два других загорелись и были разрушены детонацией боекомплекта. Вероятно взорвавшиеся танки были уничтожены находившимися на северо-западной окраине Вербы 8,8-см зенитками приданного 16-й тд дивизиона из состава полка Генерал Геринг. По крайней мере в истории 16-й тд в описании боев за Вербу говорится: "Русские с безоглядной лихостью задействовали свои 52-х тонные танки "Клим Ворошилов", однако зенитки и артиллерия успешно расстреливали эти пятибашенные чудовища."
Прорвавшийся в село танк предположительно был расстрелян противотанковыми пушками. В вечерней сводке разведотдела штаба 6-й армии за 1 июля отмечено: "Русские тяжелые танки Т-35 у Вербы неоднократно пробивались немецкими 5-см противотанковыми орудиями"
Кроме четырёх Т-35 в атакax на Вербу были потеряны один КВ-1 и несколько (предположительно 5-6) Т-26 67-го тп, два БТ-7 из состава 34-го орб или танковой роты батальона связи и как минимум одна тридцатьчетверка из числа приданных группе Попеля машин 12-й тд, о которой говорится в отчёте противотанкистов 16-й мд. Кроме того вероятно в боях у Вербы были потеряны несколько БТ из состава 12-й тд, огнемётных танков 4-го тб 68-го тп и бронеавтомобилей.
В общей сложности при отражении атак на Вербу немцами были сожжены или подбиты около двадцати едениц бронетехники. Ответным огнем были уничтожены несколько орудий, точное их число не установлено.
По фотографиям кроме танков потерянных на шоссе на подъезде к Вербе и на дороге на западной окраине села, известны три Т-26 67-го тп подбитых на южном выезде из Птичи, однако точная дата их потери не установлена. Скорее всего они были потеряны накануне в бою с кампфгруппой Зиккениус или поздним вечером 30 июня.
В истории 16-й тд говорится об упорных боях 64-го пп с русской пехотой в Вербе. Точная цифра немецких потерь 30 июня не известна, но были они судя по всему немалые. Известны фотографии двух немецких групповых могил (5 и 7 человек) возле Т-35, подбитого 30 июня на северо-западной окраине Вербы, возле дома 20 по нынешней ул.Львовской. В 2008 г представителями фольксбунда в Вербе были эксгумированы для перезахоронения останки 70-80 немецких солдат. Десять были подняты на ул.Львовской, а около семидесяти возле школы-интерната. Кроме того, погибших 29-30 июня немцев хоронили и возле сгоревших танков, и в других местах в Вербе и её окрестностях, так что суммарные потери по самым скромным оценкам составляли немногим более сотни человек убитыми. Большая часть погибла при разгроме кампфгруппы Зиккениус, однако и отражение атак 34-й тд на Вербу стоило немцам нескольких десятков убитыми и ранеными.
3-я рота 16-го батальона пто потеряла одно орудие уничтоженное прямым попаданием танкового снаряда, двух убитыми, восьмерых тяжело ранеными, в т.ч. командира роты и около десятка легко ранеными. Как минимум еще одно орудие было серьёзно повреждено и требовало длительного ремонта. Зенитчики полка Генерал Геринг потеряли 7 человек убитыми и ранеными. Скорее всего были потери и в матчасти, но информации о них пока не попадалось.
Потери 34-й тд также неизвестны, однако по документам 1-й батальон 68-го тп потерял 30 июня в бою под Птиче 15 человек рядовых и младшего начсостава убитыми из экипажей Т-35. Три красноармейца саперной роты 68-го тп также числятся погибшими в Вербе, без указания даты гибели.


Погибший танкист у гусеницы Т-35, подбитого в Вербе на нынешней ул.Львовской.

Т-35 68-го тп подбитый 30 июня в Вербе на ул.Львовской. На переднем плане могила пяти немецких солдат.Метрах в 50-70 южнее находилось еще одно захоронение, вероятно то самое, где в 2008г. были подняты останки десяти солдат вермахта.

Взорваный на северо-западном въезде в Вербу Т-35.

Немецкая "тройка" потерянная 29 июня на северной окраине Вербы. На заднем плане на дороге стоит взорванный Т-35 из 1-го тб 68-го тп.

Самоходное противотанковое орудие из состава 670-го батальона истребителей танков. Район Верба-Дубно.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 29 июня. Разгром кампфгруппы Зиккениуc.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html

Во исполнение приказа 48-го мк на уничтожение русских танков в районе северо-западнее Дубно, боевой группе Зиккениус в составе 2-го тп 16-й тд, 2-го батальона 64-го мп (одна рота которого была оснащена бронетранспортерами), взвода 8,8см и взвода 2см зенитных орудий предписывалось начать наступление рано утром 29 июня. Однако колонны снабжения дивизии с боеприпасами и горючим пришли с существенным опозданием, и выдвижение к Дубно началось после 13 часов. При вытягивании колонны боевой группы в районе Верба Каменная не обошлось без происшествий - был придавлен танком солдат одного из приданных зенитных взводов 2-го дивизиона 43-го полка пво, организационно входившего в состав полка Генерал Геринг. В начале третьего часа пополудни хвост растянувшейся на четыре километра колонны возле Вербы-Каменной был обстрелян советскими истребителями. В донесении 16-й тд упоминается, что с самолётов были сброшены листовки.
Несколько слов о главном противнике 34-й тд в этом бою - 2-м тп 16-й тд. Полк был сформирован на основе 7-го кавалерийского полка в октябре 1935г в Айзенахе (Тюрингия). В составе 1-й тд участвовал в боевых действиях в Польше и Франции, после чего, в октябре 1940 был включен в состав 16-й тд сформированной на основе переформированной в моторизованную 16-й пд. 3-я и 7-я роты полка были летом 1940 переданы на формирование отдельного танкового батальона А (оснащенного танками с оборудованием для подводного преодоления водных преград и в декабре 1940 обращенного на формирование 1-го батальонa 18-го тп 18-й тд) и так и не сформированы заново.
[Spoiler (click to open)]Зимой 1940/41 полк получил новую технику - танки Pz III с 5-см орудием. Представляет интерес распределение "троек" с 5-см орудиями: в управлении и четвертых взводах 1-й, 2-й, 5-й и 6-й рот были только танки с 5-см пушками, вторые и третьи взводы были укомплектованы старыми и новыми машинами вперемешку (первые взводы всех танковых рот были оснащены Pz II). В 4-й и 8-й ротах было только по два взвода Pz IV по четыре танка в каждом (и еще два в управлении роты).

В штабе полка служили "генеральские сынки" из известных фамилий - оберлейтенанты фон Кляйст и фон Браухич, а в 4-й роте в чине лейтенанта - сын генералфельдмаршала Рейхенау.
Всего на 22 июня в полку числилось 45 Pz II, 23 Pz III с 3,7-см пушкой, 48 Pz III с 5-см пушкой, 20 Pz IV и 10 Panzerbefehlswagen. Ходовая часть танков старых модификаций была уже изрядно изношенной. Согласно ЖБД отдела снабжения штаба 1-й танковой группы вечером 21 июня после марша к границе в 16-й тд вышли из строя 200 опорных катков. Их должны были заменить еще до нападения на СССР, но запасных катков не было ни на центральном складе танковых запчастей, ни на главном складе сухопутных войск в Магдебурге - все запасы ушли в танковые дивизии, принимавшие участие в боевых действиях на Балканах. Проблема с катками не была решена и в первые недели операции "Барбаросса", но после боёв в районе Ситно-Дубно немецкие танкисты хотя бы могли снимать необходимые запчасти с других, подбитых или сгоревших танков. 26 июня танки полка вели бои восточнее Кременца, а 28 участвовали в разгроме "Рябышевской" группы 8-го мехкорпуса у Ситно и понесли серьёзные потери.
Вначале немецкое наступление развивалось успешно. К 15 часам танковый полк достиг Вербы, смяв малочисленный заслон оставленный для прикрытия села с юга (вероятно из состава 300-го мсп 7-й мд). Взвод Т-26 67-го тп 34-й тд в составе трёх машин погиб в бою с наступающими немцами. Вероятно там же была разгромлена автоколонна тылов 34-й тд и какое-то подразделение 7-й мд из числа соединившхся с группой Попеля утром 28 июня. Зачистив село немцы двинулись к Птиче.
В донесении полка ГГ штабу 48-го мк говорится, что приданными 16-й тд орудиями 2-го дивизиона 43-го полка пво у Вербы в 15.00 были уничтожены 3 танка. Судя по всему, речь идет об оставленном в селе взводе 67-го тп, поскольку согласно радиограмме 16-й тд при взятии Вербы было уничтожено всего три вражеских танка. Вероятно Т-26 были расстреляны двигавшимися в передовом отряде боевой группы Зиккениус самоходными 2-см зенитными орудиями.
В мемуарах Попеля говорится о разведке высланной в середине дня 29 июня на поиски основных сил 8-го мехкорпуса и наткнувшейся у Вербы на немцев. Известны несколько фотографий стоящих рядом на шоссе Т-26 34-й тд и БА-20 с тактическим знаком идентичным знакам на потерянных в Ситно танках и бронеавтомобилях разведбата 7-й мд. Возможно на снимках техника этой уничтоженной у Вербы разведгруппы.

Сожженные предположительно южнее Вербы 28 июня Т-26 из состава 34-й тд и легкий бронеавтомобиль БА-20 из 7-й моторизованной дивизии.

Тот же танк, что и на предыдущей фотографии.


За Вербой в 17.30 немецкая колонна подверглась еще одному авианалёту. В истории 16-й тд говорится: "Верба была взята стремительной атакой. По пути к Дубно кампфгруппа была атакована русскими самолётами. Волна за волной они сбрасывали бомбы, среди дыма горящих машин раздался крик "газы!". Это была ложная тревога, но эти крики способствовали возникновению суматохи и замешательства."
Наступление велось вдоль шоссе и на холмистом поле западнее него. На подступах к Птиче немцы попали под огонь занимавших оборону в селе и на высотах севернее тылов 34-й тд (по докладу Попеля около трёхсот человек), усиленных артиллерией и мотострелками из состава передового отряда 7-й мд соединившегося с группой Попеля утром 28 июня, а также танками 67-го тп ( полтора-два десятка Т-26, часть которых предположительно были неисправными) и возможно двумя БТ-7 из состава 34-го орб или 34-го обс. Кроме того, судя по их участию в ночной контратаке, там же находились, или были переброшены уже после начала немецкого наступления, огнемётные танки 4-го тб 68-го тп, предположительно в количестве 7-10 машин.
Тяжелый бой продолжался до позднего вечера. В истории 16-й тд говорится: "Из-за нехватки боеприпасов и попаданий вражеских снарядов приходилось неоднократно менять головные взводы наступавшие впереди. Снова замедление, замешательство, новые потери."


Сгоревший в бою Т-26 34-й тд в капонире в районе Птиче.

В бою у Птиче кроме тылов 34-й тд под удар немцев попали наступавшие с северо-востока, от переправы в Ст.Носовице, подразделения 512-го сп 146-й сд, усиленные взводом танков Кременецкой группы 37-й тд в составе двух Т-26 и одного БТ-7. Два танка, БT-7 и один Т-26, сгорели в бою.
Примерно к 19.00-20.00 немцам все-же удалось занять село целиком или его южную часть (по воспоминаниям Попеля, северная окраина Птиче была вскоре отбита контратакой, но в плане достоверности его мемуары оставляют желать много лучшего) . Однако дальнейшее продвижение застопорилось под огнём танков 34-й тд, часть которых (возможно машины по техническим причинам лишившиеся хода) была окопана на высотах севернее и западнее шоссе, а другие играли роль подвижного резерва. Тыловики 34-й тд и возможно одна из рот мoтострелкового батальона 300-го мсп 7-й мд занимали оборону от южной окраины Птиче и далее на запад, до поселка Трытыны и высоты 275. За ними, на высотах северо-западнее Птиче, находились Т-26 в капонирах и несколько орудий дивизиона 7-й мд (76-мм пушки и 122-мм гаубицы), в лесу между Трытыны и Турковиче предположительно размещались танки подвижного резерва, в т.ч. вероятно и все четыре остававшихся в дивизии Т-35.
В известных документах, наших и немецких, не встречается упоминаний об участии в вечернем бою Т-35. Однако, поскольку все четыре "тридцать пятых" находились в группе приданных тылам дивизии танков, вероятно они тоже приняли участие в отражении немецкого наступления. Единственное встречавшееся в немецких источниках за 29 июня упоминание, которое можно связать с Т-35 - радиограмма 111-й пд открытым текстом, в 10.30 утра зафиксированная в ЖБД 55-го ак: "в километре южнее Вербы тяжелые русские танки".
Наступавшие роты 2-го батальона 64-го пп были отброшены контратакой поддержаных танками красноармейцев.В ЖБД 1-й танковой группы говорится об ожесточенных танковых боях в Птиче и об использовании контратакующими бойцами 34-й тд бутылок с бензином и огнеметов (вероятно подразумеваются огнеметные танки 4-го батальона 68-го тп). Незадолго до исхода светового дня командир 2-го тп оберст Зиккениус отдал приказ на отход. Выйдя из боя, танки и мотопехота собирались на шоссе южнее Птиче. Раненых грузили на машины. Охранение видимо не было организовано.
В сумерках красноармейцы незаметно подобрались к шоссе и атаковали скучившуюся на дороге немецкую колонну. Одновременно с пехотой немцев атаковали танкисты 67-го тп и огнемётные танки 4-го батальона 68-го тп. В истории 16-й тд этот бой описан так: "Внезапно засверкали выстрелы, по скучившимся на дороге машинам был открыт сильный огонь. По высоким хлебам и заболоченым лугам справа и слева от дороги подкрались русские с огнемётами и бутылками с бензином и вывели из строя 10 танков. Орудия пытались развернуться, танки пятились назад, приказов никто не слушал, солдаты стреляли куда попало во все стороны. Местами отступающих охватила паника."
В донесении 16-й тд штабу 48-го мк говорится:"В 21.30 (время Берлинское) 2-й танковый полк был контратакован русской пехотой и танками. Русские сражались чрезвычайно жёстко, неоднократно группами заскакивали на боевые машины, стреляли по экипажам, выводили остановившиеся танки из строя взрывчаткой. К 23.00 танковый полк был отведен южнее Вербы.Было потеряно 10 тяжелых танков."
В другом описании ночного боя у Вербы фигурирует та же цифра, но с существенным уточнением "было потеряно еще 10 танков".

Pz III 16-й тд разбитые вечером 29 июня на северном выезде из Вербы в бою с тыловиками 34-й тд

Те же танки. На дороге Т-35 68-го тп подбитый в середине дня 30 июня.

В ночном бою у Вербы был ранен командир 1-го тб 2-го тп граф Штрахвиц. Вероятно это случилось в начале боя и yправление батальоном было потеряно. Попытки прекратить сумятицу и бегство не увенчались успехом. Неудачной оказалась и попытка небольшой группы не поддавшихся панике немцев при поддержке нескольких танков закрепиться на северной окраине Вербы. В панике кампфгруппа Зиккениус откатилась до Вербы Каменной, откуда днём началa наступление на Дубно. Всю ночь на сборные пункты подтягивались разбежавшиеся, потерявшиеся и заплутавшие отдельные танки, автомашины и группы пехотинцев.
В немецких документах о разгроме 2-го тп зачастую говорится завуалировано и иносказательно. Так, в донесениях 30 июня встречаются фразы: "16-я тд ведёт тяжелейшие бои с окруженными у Дубно тяжелыми русскими танками (более сотни), понесла серьёзные потери и еще не смогла полностью уничтожить противника", "Ситуация у 16-й тд без изменений", "16-я тд по прежнему занята уничтожением противника в районе Вербы" и т.д. Однако в действительности практически весь день 30 июня танковый полк дивизии был небоеспособен как боевая единица (о чем говорится в итоговом донесении дивизии штабу 48-го мк за 30 июня ) и в боях были задействованы в основном подразделения второго батальона. Штаб 48-го мк не получил вечернего донесения 16-й тд за 29 июня, предыдущие дни натурально бомбардировавшей начальство донесениями о своих реальных и мнимых успехах (так, например, в середине дня 26 июня дивизия докладывала о захвате г.Кременец, а в первой половине дня 28 июня - о выходе её подразделений к окраинам Кременца, что совсем не соответствовало действительности).
В отчете Попеля об этих событиях говорится: "В результате боя тыловиков было захвачено 13 фашистских танков, убито 150 солдат, 17 офицеров, уничтожено 6 транспортных машин...Из взятых 13 танков, 6 танков было использовано, посажены наши экипажи для дальнейшей борьбы с противником."
О том же говорится и в ЖБД 34-й тд: "Тылы дивизии и частей в течение 28 и 29 организовали оборону с наличием танков, уничтожив 10 танков противника и свыше 10 мотоциклов. Подбитые 12 танков противника, в большинстве — средние танки, используются для борьбы с артиллерией в Верба и Птичье."


Pz III 2-го тп сгоревший вечером 29 июня на северной окраине Вербы

Потери живой силы противника завышены Попелем . Суммарные потери 16-й тд на 2 июля (фактически на 1 июля, т.к. 2 июля части 16-й тд почти не участвовали в боях и потеряли около 30-35 человек, преимущественнно ранеными, в боях с разрозненными остатками группы Попеля в районе Верба-Дубно) составляли 148 убитых, в т.ч. 8 офицеров, 432 раненых (23 офицера) и 95 пропавших без вести. Данные не совсем полные, но в общем отражаюшие реальную картину. Действительные потери кампфгруппы Зиккениус вероятно составляли около ста человек убитыми и пропавшими без вести.
В немецких документах по потерям матчасти 2-го тп в бою под Вербой приводятся разные цифры, от 10 до 12 танков. Надо отметить, что учтены только не подлежавшие восстановлению танки, или машины требовашие длительного ремонта. Фактические потери полка были предположительно около 20 танков. Вероятно все они или большая их часть из состава 1-го батальона 2-го тп. Второй батальон полка предположительно не участвовал в бою, или же были задействованы только его мелкие подразделения, численностью до роты. По крайней мере, встречавшиеся на фотодокументах или в базе данных Фольксбунда танкисты 2-го тп, погибшие у Вербы 29 июня, служили в первом батальоне.
16-я тд отчиталась об уничтожении в бою 29 июня 20 вражеских танков, но, учитывая склонность дивизионных счетоводов записывать в уничтоженную дивизией всю попадавшуюся на глаза вражескую бронетехнику и существенно завышать реальные потери противника в сражениях с 16-й тд (например по итогам Дубненских боёв было заявлено более 260 уничтоженных дивизией русских танков, а после боёв 26 июня восточнее г.Кременец дивизия заявила о 50 уничтоженных русских танках, что, даже с учётом примерно десяти танков 12-й тд подбитых 16-м батальоном пто в районе Лешнюв-Щуровичи-Мытница, как минимум вдвое превышает потери частей РККА противостоявших в тот день 16-й тд), реальные боевые потери 34-й тд врядли превышали 10-12 машин. И еще два танка потерял в Птиче взвод Кременецкой группы 37-й тд.
По документам 67-го тп 8 Т-26 проходят как разбитые в бою в районе Вербы 27-29 июня. Суммарные же потери полка, с учетом танков вышедших из строя по техническим причинам, в районе Верба-Птиче за период с 27 июня по 1 июля составляют до 20 Т-26 (у некоторых из них район потери обозначен Верба-Подлужье) и один КВ-1.


Т-26 67-го тп потерянный 29-30 июня между Птиче и Вербой метрах в 150-20 южнее Птиче.

Т-26 67-го тп подбитый 29-30 июня на дороге Верба-Птиче примерно в в полусотне метров севернее Т-26 с предыдущего снимка.

Подбитый на южном выезде из Птиче Т-26 из состава 34-й тд. Вероятно тoже машина 67-го тп. За танком виден остов сгоревшего немецкого полугусеничного тягача или грузовика. Танк подбит метрах в 30-40 позади Т-26 с предыдущей фотографии.

Панорама южного выезда из Птиче и подбитых на дороге трёх Т-26. Между вторым и третьим виднеется подбитый немецкий Pz I.


Легкий танк Pz I подбитый танкистами 34-й тд на южном въезде в с.Птиче предположительно вечером 29 июня.За ним возле остова сгоревшего немецкого автомобиля стоит Т-26 из 34-й тд сгоревший в боях 29-30 июня.

ХТ-26 из 4-го батальона 68-го тп потерянный в районе Птиче-Верба.

В 4-м батальоне 68-го тп один ХТ-26 числится уничтоженным в бою в районе села Вербы 24.6.41, т.е. когда полк совершал марш от Яворова ко Львову. Вполне возможно, танк был потерян в бою с кампфгруппой Зиккениус вечером 29 июня.
Вероятно в ходе боёв с кампфгруппой Зиккениус имел место один или несколько случаев танкового тарана. По крайней мере в документах 1-й тгр о боях 16-й тд у Вербы 29-30 июня встречается запись "пытавшиеся прорваться русские танки таранили наши боевые машины."

В мемуарах Г.И.Пенежко и Н.К.Попеля встречается рассказ о том как на восемь захваченых немецких танков были посажены наши экипажи, которые в сумерках пристраивались к собиравшейся на шоссе немецкой бронетехнике, а затем, по сигналу начали расстреливать немецкие танки, сея панику и неразбериху. История красивая, но, к сожалению, выдуманная. У танкистов 34-й тд просто не было времени на организацию и подготовку такой акции, пока вышедшие из боя немецкие подразделения собирались на шоссе и выстраивали колонну. Да и танки были захвачены уже после разгрома боевой группы Зиккениуса.
Единственный возможный вариант, который нельзя совсем исключать - захват танкистами 34-й тд немецкого танка, получившего в бою у Птиче незначительное, устранимое в короткий срок, повреждение, например разрыв гусеницы, и его спонтанное использование в нападении на скучившуюся на шоссе у Вербы немецкую колонну. Версия очень маловероятная и ничем не подтверждённая, однако такое вполне могло произойти. Среди занимавших оборону на высотах севернее Птиче тыловиков были и бойцы ремонтно-восстановительного батальона дивизии, и "безлошадные" танкисты. Но, скорее всего, захваченные немецкие танки использовались как неподвижные огневые точки в боях 30 июня, пока в них не закончились боеприпасы, а Пенежко "творчески развил" историю применения трофейных танков, рассказывая о Дубненских боях литературному обработчику своих мемуаров журналисту Е.Герасимову.
В мемуарах Попеля также упоминается о высланной 30 июня к Вербе разведгруппе, бойцы которой забравшись в несколько подбитых немецких танков с исправными орудиями обстреливали село пока не закончился боекомплект.

Подбитый в районе Верба-Дубно Т-26 67-го тп.

Тот же танк с другой стороны. Видна пробоина в стволе орудия, судя по диаметру от противотанкового ружья.


Разбитый вечером 29 июня на северной окраине Вербы Pz III 2-го тп 16-й тд. В борту под башней отчетливо видна пробоина от попадания 45-мм снаряда.

Карта района боевых действий тылов 34-й тд вечером 29 июня.

В заключение хочу привести отрывок из вышедшей в 1953г из-под пера К.фон Люка истории 2-го танкового полка: "Верба была быстро взята, но уже в километре-двух за ней головные роты наткнулись на сильный танковый и артиллерийский огонь... Из-за нехватки боеприпасов и попаданий в наши танки пришлось несколько раз менять головные взводы ... в сумерках скучившуюся на шоссе колонну внезапно с криками "ура" и бешеной стрельбой атаковали пьяные русские. Одновремено пришли в движение и вражеские танки ... Только тот, кто пережил этот день вместе с подразделениями полка, поймёт, почему впоследствии в подобных ситуациях употреблялось наполненное зловещим смыслом слово "Верба".

Офицеры и солдаты 16-й тд возле погибших в районе Вербы бойцов. Не понятно, красноармейцы это или солдаты вермахта.Вероятно всё же немцы.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 29 июня. Штурм Дубно. Часть 2.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html

После неудачного штурма Дубно вечером 29 июня 68-й тп был отведён в лес Клещиха, 67-й тп - в леса у Сады Мале и Александровки, южнее Замчиско. Pазведка 111-й пд обнаружила отход примерно в 19.00. А в вечернем донесении за 29 июня 341-го разведбата 16-й мд говорится: "противник перешел к обороне, размещая танки на опушках лесa как артиллерию."
В середине дня наблюдатели 111-го противотанкового батальона засекли огневые позиции орудий 34-го гап между Подлужье и Загорцы Мале, и в шестом часу вечера в ходе мощного артналёта проведённого из-за Иквы батареями 1-го и 4-го дивизионов 117-го ап 34-я тд потеряла свои последние орудия.
Обнаружив отход частей группы Попеля, подразделения 1-го батальона 70-го пп вечером продвинулись на 3-4 км западнее и юго-западнее Дубно и почти без боя заняли высоту 269 и прилегающие к ней возвышенности. Правда на исходе светового дня они вернулись в Дубно, и вторично заняли высоты на следующий день, после получения приказа штаба 29-ак о поддержке частями 111-й пд наступления 44-й пд.
[Spoiler (click to open)]Вечером, в промежутке между 18.00 и 21.00, наблюдателями 111-го батальона пто отмечено оживлённое движение грузовых машин на дороге Подлужье - Тараканов, а также частое появление одиночных танков и бронеавтомобилей движущихся в лес северо-восточней Загорцы Мале (где находился штаб 34-й тд) от Подлужье и Загорцы.
Бойцы находившегося возле дивизионного штаба пехотного подразделения окапывались западнее северной окраины Загорцы Мале, что также не осталось незамеченным немецкими наблюдателями.
Вечером крупнокалиберная немецкая артиллерия вела беспокоящий огонь по площадям установленных наземным наблюдением и авиаразведкой районов расположения частей 34-й тд.
Организовав круговую оборону части 34-й дивизии вели разведку в северном направлении и на юг, в направлении Козин. Связи с корпусом или другими частями РККА не было.
В течение дня штаб 34-й тд несколько раз безуспешно пытался связаться по радио с 8-м мк. В ЖБД записано: "Попытка связаться по радио с 8 МК не удалась. На вопрос т. Попеля сказать фамилии двух командиров из штаба корпуса ответа не поступило. Немцы включились в нашу радиосеть". Об этом случае упоминают в своих мемуарах и Попель, и Рябышев. Невозможно однозначно уверенно сказать, то ли они приняли друг-друга за противника, то ли немцы действительно пытались таким образом выяснить расположение штабов и дальнейшие действия частей 8-го мк и группы Попеля. Версия маловероятная, но совсем исключать её не стоит. Из перехваченной накануне и расшифрованной радиограммы 8-го мк, разведотдел штаба 1-й тгр вечером 28 июня уже знал и фамилию Рябышева, и то, что 7-я мд, пробиваясь к Дубно на соединение с 34-й тд, с 19.00 находилась в окружении и c 21.00 прорывалась на Броды. Немцы предполагали, что в том же направлении могут ударить и танки группы Попеля. B утреннем донесении за 29 июня разведотдела штаба 1-й тгр говорится: "Учитывая перехваченноe радиосообщениe, окруженные западнее Дубно русские танки возможно попытаются пробиться на Броды."
В любом случае еще несколько дней штаб 8-го мехкорпуса неоднократно тщетно пытался установить радосвязь с 34-й тд. Последняя такая попытка зафиксирована службой радиоперехвата 17-й армии в 0.58 3 июля.

Т-26 34-й тд потерянный 28-29 июня в районе Дубно.

Погибший в районе Дубно красноармеец.

Еще вечером 28 июня начальник разведотдела штаба 55-го ак предложил разбрасывать с самолётов корпусной эскадрилии авиаразведки над районом расположения группы Попеля листовки-пропуски для сдачи в плен . Начиная с полудня 29 июня и до вечера 1 июля листовки разбрасывались над позициями 34-й тд при каждом вылете. В одной из сводок Ic 55-го ак датированной первыми числами июля говорится, что по показаниям пленных примерно 20 красноармейцев поднимавших листовки были застрелены комиссарами. Двадцать не двадцать, но вполне возможно один или несколько таких случаев действительно имели место. По показаниям пленённого солдатами 111-й пд старшего лейтенанта политруки собирали и уничтожали немецкие листовки.
В атаках на Дубно 29 июня 34-я тд понесла тяжелые потери. 34-й мсп потерял до 40% участвовавшего в бою личного состава, в израсходовавшем все боеприпасы гаубично-артиллерийском полку дивизии огнём немецкой артиллерии были разбиты все три орудия. Из состава участвовавших в бою танковых экипажей более ста человек были убиты и ранены.
Согласно ЖБД 29 июня при проведении рекогносцировки погибли командир 67-го тп подполковник Н.Д.Болховитин и НЧ-4 штаба полка Серов. В командование 67-м тп вступил майор Сытник. Командир 68-го тп подполковник Смирнов выбыл из строя по болезни (по другим данным снят с командования).
Правда, нет уверенности, что дата гибели Болховитина указана верно. В ЖБД об этом говорится в примечаниях, на странице с записями за 29 июня, по документам сайта "Память народа" Болховитин числится погибшим в июле, по мемуарам Попеля и Пенежко он погиб 27-28 июня. Не исключено, что командир 67-го тп погиб в первой половине дня 28 июня при проведении рекогносцировки, и его гибель стала одной из причин промедления с началом наступления на Дубно. 29 июня атаки на город начались с рассветом (по немецким данным с 3.15-4.00 по берлинскому времени, по ЖБД 34-й тд с 6.00) и, скорее всего, рекогносцировку провели накануне.
Доступная информация о потерянных танках не позволяет назвать точную цифру. Указанные сразу после боя собственные потери нередко оказываются выше фактических, вероятно в данном случае приведенные в ЖБД цифры также несколько завышены. В ЖБД вначале было записано: "потери танков 67 ТП до 30, 68 ТП до 25". Затем карандашом цифры были исправлены на 40 и 35. На следующей странице, вероятно уже после сбора частей дивизии в леcах западнее Дубно вечером 29 июня, потери танков Т-26 оцениваются как "до 60". В комментариях к рисованной карте-схеме боевых действий 34-й тд суммарные потери за 28 и 29 июня указаны как "свыше 80 танков Т-26, 4 КВ" (Тяжелые танки вероятно указаны с учетом приданных машин 12-й тд, т.к. в ЖБД при перечислении оставшейся на вечер 29 июня матчасти говорится: "в дивизии остаётся 65 Т-26, 5 КВ, из них один для стрельбы не годен, 2 БТ"). На основе фотодокументов можно говорить о двух КВ-1 из состава 34-й тд потерянных 29 июня под Дубно.
Один был уничтожен орудием 2-й батареи полка ГГ несколькими попаданиями в башню. Экипаж скорее всего погиб в танке, кроме механика-водителя или радиста (на сделаных вскоре после боя фотографиях открыт только люк мехвода, а башенный задраен), которому удалось покинуть танк. На одной из известных фотографий этого КВ виднеется лежащее в придорожной канаве возле танка тело погибшего бойца, вероятно члена экипажа которому удалось выбраться из подбитого танка.
Второй КВ-1 67-го полка, предположительно также потерянный в этот день, был расстрелян с кормы 8,8-см зениткой. На одной из фотографий танка отчетливо видны пробоины в правом борту башни и корме корпуса. Cудя по отсутствию автографа "герингов" на танке, подбившее его орудие скорее всего принадлежало 3-й батареe 9-го полка пво.
Хотя не исключено, что танк был потерян вечером 30 июня, при атаке Птиче, на южном выезде из села.



КВ-1 первого батальона 67-го тп подбитый зенитчиками 2-й батареи полка Генерал Геринг на окраине Дубно 29 июня.



Второй КВ-1 из состава 1-го тб 67-го тп, предположительно подбитый 29 июня в районе Дубно скорее всего зенитчиками 9-го полка пво.Хотя не исключено, что танк был потерян 30 июня на южной окраине Птиче.

При подсчете оставшейся в дивизии матчасти в ЖБД учтены вероятно только танки, отведенные вечером в леса северо-западнее Дубно. В районе Верба-Птиче-Подлужье в частях, оставленных для прикрытия группы Попеля с юга, к этому времени насчитывалось 4 Т-35, не меньше 15-20 Т-26 (вероятно часть из них, потерянные вечером 29 июня в бою с кампфгруппой Зиккениус у Вербы, также включены в суммарные потери дивизии за 28-29 июня), 7-10 огнемётных танков 4-го батальона 68-го тп, 2-5 БТ и, предположительно, 1 КВ и 1-3 Т-34.
При сравнении цифр из ЖБД с актами о потерях матчасти и информацией из немецких источников, в первую очередь документов 111-й пд, указанные в ЖБД потери танков Т-26 представляются немного завышенными. Вероятно несколько танков, не вышедших после атаки в районы сбора и сочтённых уничтоженными в бою на момент передачи полками данных о потерях матчасти в штаб дивизии, впоследствии соединились со своими подразделениями или с частями дивизии действовавшими в районе Птиче-Верба.
111-я пд вначале указала 58 уничтоженных в боях 28-29 июня вражеских танков, впоследствии цифра выросла до 61. Из них 12 танков (в т.ч. несколько тридцатьчетвёрок из 12-й тд) были подбиты 2-й батареей 117-го ап. Кроме них непосредственно в районе Дубно западнее Иквы группой Попеля было потеряно 39 танков. Восемь подорвались на минах, 14 были подбиты противотанковыми орудиями 111-го батальона панцерягеров и полковых рот пто , 17 танков записали на свой счёт зенитчики полка Генерал Геринг и 3-й батареи 2-го дивизиона 9-го полка пво (часть их была уничтожена во взаимодействии с орудиями 111-го противотанкового батальона).
Всего за время боев в Дубно 27-29 июня 2-я батарея полка Генерал Геринг уничтожила 11 танков, два из которых были подбиты вечером 28 июня, один - 27 июня, а остальные восемь утром 29. Правда в донесении 1-го дивизиона полка ГГ штабу 11-й тд от 30.6.41 на счету 2-й батареи значится 12 подбитых в дубненских боях танков. Вероятно в их число включен танк, сожженный батареей 25 июня в районе села Лешнюв.
Еще 10 танков были уничтожены противотанковыми орудиями полков, 111-го батальона пто и 117-го разведбата юго восточнее Дубно, на участке от Бирки до Горники. Не исключено, что кроме двух БТ-7 из 34-го орб среди этих десяти есть еще несколько танков из состава 34-й тд.
Среди потерянных в атаках на Дубно танков было до десяти (скорее всего 7-8) Т-34 и 2-3 КВ из числа приданных группе Попеля машин 12-й тд. Таким образом потери непосредственно 34-й тд в бою с частями 111-й пд в Дубно составляли немногим более сорока танков, в т.ч. около двадцати пяти 29 июня.

Т-26 из состава 34-й тд потерянный в районе Дубно 29 июня.

В отчете разведотдела штаба 111-й пд потери противника (140-й сд действовавшей юго-восточнее Дубно и группы Попеля) в боях 28-29 июня оцениваются как "до 300 убитыми". Пленных было взято около 140, главным образом из состава 140-й сд, чей состав и нумерация стрелковых и артиллерийских полков в том же отчете указаны абсолютно точно. Группа Попеля фигурирует в документах как "окруженные юго-западнее Дубно части 14-й кд и 35-й мотомеханизированной бригады". Напрашивается предположение, что бойцов 34-й тд среди пленных было очень мало, по крайней мере не тяжелораненых и в пригодном для допроса состоянии, зато среди захваченных 111-й пд пленных было несколько военнослужащих 43-й тд 19-го мк, сформированной в марте 1941 на основе 35-й легкотанковой бригады. Сама дивизия после боя 26 июня с 11-й тд вермахта у Варковиче отошла на восток и 28 июня сражалась с захватившей Ровно 13-й тд, однако какие-то подразделения дивизии могли встретиться с частями 111-й пд 28 июня. Возможно упомянутые в жбд 111-й пд 11 танков, действовавших вечером 28 июня в районе Горники, были из состава 43-й тд.
Точное количество танков, участвовавших в атаках на Дубно 29 июня в ЖБД 34-й тд не указано, но в донесениях немецкой авиаразведки в промежуток с 12.00 до 16.00, т.е как раз в то время, когда части группы Попеля повторили попытку взять город, отмечены "до 70 очень хорошо замаскированных танков в 6 км юго западнее Дубно" или "лесах юго-западнее Дубно" т.е. не участвовавших в бою. Если прибавить к ним потерянные накануне машины, оставленный в заслоне у Вербы взвод Т-26, танки находившиeся в районе Птиче и высот севернее, где занимали оборону тылы дивизии и полков, можно с большой долей вероятности предположить, что в атаках непосредственно на Дубно 29 июня участвовало в общей сложности, с учётом машин 12-й тд, не более 55-60 танков, около 30 из которых были потеряны.
В бою 29 июня сгорели оба доехавших до Дубно огнеметных танка 4-го тб 67-го тп. Третий ХТ-26, отставший на марше, числится пропавшим без вести в районе Золочева. Из фотодокументов известно, что танк был потерян скорее всего 1 июля на дороге Сасов-Колтов вместе с ХТ-26 и Т-35 из состава 68-го тп и БТ-7 неустановленной воинской части.

Танки 34-й тд потерянные на дороге Сасов-Колтов. Снимок сделан с кормы Т-35. Слева ХТ-26 №5193 с тактическим знаком 67-го тп в виде горизонтальной полоски на башне, на дороге, за разбитым трактором, вероятно стоит ХТ-26 №4898 из 4-го тб 68-го тп. Не исключено, что БТ-7 также из состава 34-й тд, один из восьми пропавших без вести танков разведывательного батальона дивизии. Танки привязаны по местности на форуме nemirov41.

В огнемётном батальоне 68-го тп 29 июня сгорел в бою в районе Дубно единственный ХТ-130, один ХТ-133 пропал без вести, другой был оставлен из-за неисправности магнето. Кроме того один линейный Т-26 с неисправным главным фрикционом и лопнувшим маслопроводом был сожжен экипажем. Как уже говорилось, несколько танков батальона проходят в документах как пропавшие без вести без указания места и даты и потери батальона в этот день возможно были больше.
Кроме боевых потерь в 68-м тп 29 июня в районе Дубно был оставлен радийный Т-26 с неисправным двигателем.
34-й разведывательный батальон потерял 29 июня 2 БТ-7 сгоревшими в районе Дубно. Еще один БТ-7, из числа машин отставших ранее на марше, был оставлен из-за поломки двигателя в районе Золочева.
Пенежко упоминает об отправке разведгруппы 34-го орб во второй половине дня 29 июня по маршруту Ст.Носовица-Судобиче. Оба танка были сожжены немцами. Возможно, известные снимки двух горящих БТ-7 из состава 34-й тд сделаны 29 июня в районе Судобиче.



Горящиe БТ-7 из состава 34-й тд. Предположительно район Судобиче.


Первый БТ-7 из этой группы


Второй БТ-7 из группы предположительно потерянных в районе Судобиче танков 34-го орб.

В доступных документах 34-й тд не говорится о действиях танков дивизии восточнее Иквы. Однако не исключено, что какие-то подразделения дивизии, численностью не более роты, переправившись утром 29 июня у Старой Носовицы пытались пробиться к Дубно через Судобичи, Семидубы.
Согласно приказу командира 8-го мехкорпуса генерала Рябышева, 34-й тд предписывалось к исходу 27.6.41 г. выйти в район Дубно, Загорце-Мале, Семидубы (село в 8 км юго-восточнее Дубно). В отчете Попеля, написанном им в конце июля по выходу из окружения, упоминается, что утром 27 июня он получил устное распоряжение члена военсовета ЮЗФ бригадного комиссара Вашугина с категорическим запретом переходить на восточный берег Иквы во избежание столкновения с частями наступавшего на Дубно с востока 19-го мехкорпуса. Вероятно 28 июня Попель продолжал придерживаться полученного распоряжения, однако к утру 29, когда дивизия оказалась в окружении, приказ комиссара потерял свою актуальность.
Наступавшие с юго-востока на Дубно части 140-й сд поддерживали танкисты Кременецкой группы 37-й тд. Именно они вечером 28 июня помогли подразделениям 512-го сп выбить немцев из Бирки. Однако в документах 111-й пд наряду с действиями юго-восточнее Дубно мелких групп танков от двух до пяти единиц упоминаются и более крупные. Так, 11 русских танков были замечены вечером 28 июня в районе Горники. А вскоре после полудня 29 июня заградительным огнём гаубиц 117-го ап была отбита танковая атака на позиции 50-го пп в районе Бирки. Прорвавшиеся к немецким окопам танк и бронеавтомобиль были расстреляны противотанковой артиллерией. В донесении штабу 55-го ак говорится о 12 танках, участвовавших в атаке у Семидубы. В Кременецкой группе к тому времени просто не было такого количества исправных танков, к тому же в отчете о боевых действиях группы упоминается лишь о действиях её танков вечером 29 июня у Птиче.
O составе и действиях 181-го орб 140-й сд, чья бронетехника также могла участвовать в боях в районе Бирки, Семидубы, Горники ничего не известно.
29-й тп 14-й кавалерийской дивизии, согласно оперсводке штаба полка с 19.00 28 июня и весь день 29 июня находился на исходной позиции в 2-х км северо-западней Кременца и трижды совместно с 92-м кп атаковал подразделения 16-й тд в районе Тарнавур (в итоге 16-й мотоциклетный батальон оставив захваченный 26 июня плацдарм отступил на западный берег Иквы). Маловероятно, что какие-либо его подразделения крупнее взвода были задействованы в атаках 140-й сд на Дубно, если они вообще в них участвовали.
Таким образом представляется возможным предположение о том, что после неудачных утренних попыток пробиться в Дубно с юго-запада, взвод или рота танков могли получить приказ атаковать город с юго-востока (или разведать немецкую оборону в том районе) . От своей разведки Попелю и командиру 34-й тд полковнику Васильеву уже было известно, что за Иквой должны находиться части стрелковой дивизии, и попытка наладить взаимодействие выглядит вполне логично.
Отчасти эта версия подтверждается записью в жбд 111-й пд о том, что атаки юго-восточнее Дубно поддерживались "пехотными танками", т.е. Т-26. В Кременецкой группе они тоже были, но большинство её исправных танков составляли БТ.
Хотя Т-26 могли быть и из состава 43-й тд. По показаниям перебежчика, 798-й сп поддерживали 2-3 танка "танковой бригады из Бердичева" (т.е. 43-й тд дислоцировавшейся в мирное время в Бердичеве). Не исключено, что одна танковая рота из состава 43-й тд была придана 140-й сд и повзводно распределена между стрелковыми полками. В любом случае никаких документальных подтверждений этой версии не известно и не представляется возможным однозначно определить принадлежность поддерживавших в середине дня атаки частей 140-й сд в районе Судобичи-Семидубы танков.
По итогам боёв за Дубно 28-29 июня урон, нанесённый противнику частями 34-й тд, оценивается в ЖБД следующим образом: уничтожено 9 пто, несколько орудий, до 30 (по другим данным до 20) танков, 34 грузовые машины, до 65 мотоциклов, 150-200 человек убитыми и ранеными.
Эти данные представляются существенно заниженными. В действительности потери одной только 111-й пд в боях с группой Попеля превышали указанную в ЖБД цифру как минимум втрое. Всего 111-я пд потеряла в боях 28-30 июня 911 человек, в том числе 180 убитыми (6 офицеров), 666 ранеными (30 офицеров) и 65 пропавшими без вести.
Штатная численность 111-й пд, относившейся к сформированным в октябре-ноябре 1940 дивизиям 12-й волны формирования, составляля 16473 человека, в т.ч. 462 офицера и 2799 унтер-офицеров. То есть в боях 28-30 июня дивизия потеряла почти 8% офицерского состава.
Из числа раненых около сорока впоследствии умерли, таким образом безвозвратные потери 111-й пд составляли 280-290 человек. Большая их часть была потеряна при отражении атак 34-й тд.

Кладбище солдат вермахта погибших в Дубно 28-29 июня.

Xотя подразделения 140-й сд вместе с танками Кременецкой группы 37-й тд также нанесли немцам существенный урон, особенно вечером 28 июня. Так, например, 7-я рота 70-го пп в районе высоты 342,5 восточнее c.Горники потеряла 28 человек только убитыми.
Во 2-й батарее полка ГГ вечером 28 июня погиб один лейтенант, несколько унтер-офицеров и солдат были убиты или ранены. Потери зенитчиков 9-го полка пво, подразделений 11-й и 13-й тд и находившихся в Дубно тыловых подразделений 48-го моторизованного корпуса неизвестны.
Что касается потерь немецкой бронетехники, в самом Дубно 29 июня врядли было более 10-15 исправных танков и какой-либо информации об их участии в боях и потерях в имеющихся у автора документах 11-й тд и 13-й тд не найдено, но с учетом бронемашин 341-го разведывательного батальона 16-й мд и уничтоженной вечером 29-го у Вербы техники 2-го тп 16-й тд, приведенные в документах 34-й тд цифры вобщем должны соответствовать реальным немецким потерям в боях с 34-й тд за 28-29 июня. Кроме того в самом Дубно было уничтожено не менее двух самоходных зенитных установок, которые могли быть посчитаны как танки.
Нет ничего удивительного, что нецам удалось удержать Дубно 29 июня. Тихоходные Т-26 с противопульной бронёй, движущиеся со скоростью 10-12 км/ч, были лёгкой добычей для немецкой противотанковой артиллерии. Известны случаи, когда одно 3,7-см противотанковое орудие в одном бою подбивало 7, 8 и даже 13 лёгких танков. Обладавшая сравнительно небольшим весом и габаритами пушка могла быстро менять позиции и представляла собой трудную для обнаружения цель, особенно учитывая оставлявшее желать лучшего качество оптики танковых приборов наблюдения.
Во многих немецких документах лета 41, характеризующих действия танковых частей РККА, встречаются будто написанные под копирку оценки подобные этой: "Типичным для русских танков является нерешительное, медлительное продвижение. Вместо стремительных прорывов в глубину обороны танки наступают неуверенно, продвигаясь на небольшие расстояния. Добившись маленьких или даже значительных местных успехов, почти никогда не развивают их, что даёт нам достаточно времени для переброски противотанковых средств к месту прорыва из глубины обороны или с других участков."
Вероятно такое медлительное, нерешительное проведение атак было характерно и для танкистов 34-й танковой дивизии, по крайней мере для некоторых её подразделений, и в этом, помимо слабой броневой защиты тихоходных Т-26 и отсутствия в большинстве случаев пехотной и артиллерийской поддержки танков, кроется одна из причин неудачных атак на Дубно.
И тем не менее надо отдать дань уважения танкистам 34-й тд, сумевшим 28-29 июня нанести обороняющимся немцам серьёзныe потери, вполне сопоставимые с потерями 44-й пехотной дивизии в первые, самые тяжелые для атакующих, два дня штурма Брестской крепости.


Т-26 из состава 67-го тп потерянный в районе Дубно или в самом городе.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 29 июня. Штурм Дубно.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html

Обеспокоенное действиями 34-й тд командование 55-го ак спешно перебросило к Дубно арко 134 в составе штаба 704-го ап, 735-го тяжелого моторизованного артдивизиона 21см мортир и 849-го тяжелого дивизиона 10-см орудий, а также две батареи 191-го дивизиона штурмовых орудий, в котором, по состоянию на утро 28.6.41, после маршей и боёв в районе Луцка было 6 неисправных штугов. Двигавшиеся по маршруту Бокуйма-Млынов-Подгайцы-Дубно тяжелые орудия к 20.00 29 июня вышли в Сурмичи и вскоре включились в обстрел выявленных районов расположения частей 34-й тд. Прибывший несколькo позже 191-й дивизион основными силами был придан 50-му пп и на следующий день сыграл решающую роль в наступлении на Судобиче.
Командование 48-го мотокорпуса в свою очередь приказало находившейся в районе Берестечко, Остров 16-й моторизованной дивизии ночным маршем по маршруту Остров-Демидовка-Бокуйма к 4.15 утра 29 июня выдвинуть усиленный 341-й разведывательный батальон в район северо-западнее Дубно и, заняв оборону, препятствовать продвижению вражеских танков на север, а также вести разведку в направлении Дубно. Кроме того предписывалось создать противотанковый узел обороны в районе Рудка-Волковые, запирая с востока дорогу Дубно-Замчиско-Пелча-Демидовка-Берестечко. Батальону придавались рота саперов, 3-я рота противотанкового батальона дивизии и взвод 5см пто из 2-й роты, две 10-см гаубицы из 1-го дивизиона 146-го ап 16-й мд, батарея 10см пушек 2-го моторизованного дивизиона 64-го ап и две группы из полка Генерал Геринг в составе одного 8,8см орудия, взвода 2см и взвода 3,7см зениток каждая.
[Spoiler (click to open)]Утром 29 июня, после отражения самых ранних атак группы Попеля на Дубно, взвод в составе трёх 5-см пушек из числа приданных разведбату 16-й мд, смог беспрепятственно проехать в Дубно и по приказу командира дивизии занял позиции юго-восточнее города, в районе Семидубы, на стыке 1-го батальона 117-го пп и 117-го разведбата.

Танковому полку 16-й тд предписывалось во взаимодействии с частями стрелковой бригады дивизии в течение дня 29 июня наступать в направлении Верба, Дубно и ударом в тыл разгромить атакующие Дубно русские танки. Для этой этой задачи была сформирована кампфгруппа Зиккениус в составе 2-го тп, 2-го батальона 64-го пп, взвода 8.8см зенитных орудий и взвода 2см зениток. Предполагалось начать наступление рано утром, после дозаправки. Однако движущиеся по разбитым дорогам колонны снабженцев не укладывались в график движения и в 6.30 находились еще значительно западней израсходовавших накануне почти все горючее танков 16-й тд.
В 14.30 2-й тп 16-й тд был временно подчинён штабу 29-го ак, на который командованием 6-й армии возлагалось общее руководство всеми находящимися в районе Дубно войсками.
29 июня в штабах 29-го и 55-го армейских корпусов еще не знали состав окруженной в лесах юго-западнее Дубно группировки войск РККА и в документах называли её то частями кавалерийской и моторизованной дивизий и танковой бригады, то 14-й танковой дивизией с кавалерией, предполагая, что там находится часть сил дислоцировавшейся до войны в Кременце 14-й кавалерийской дивизии. Лишь после того, как в руки немецкого командования попали захваченные 75-й пд 29 июня в Ситно оперативные карты и другие документы штаба 8-го мк и 12-й тд, они смогли ознакомиться с составом группы Попеля. В вечерних сводках за 30 июня уже появляется 34-я тд, а в документах разведотдела штаба 55-го ак - ставшие известными от пленных номера частей или четырёхзначные обозначения в/ч.

расчет 3,7см противотанковой пушки на огневой позиции. Дубно, 29 июня, 111-я пд.

Тем временем окруженная и не имеющая связи ни со штабом 8-го мехкорпуса, ни с другими частями Красной Армии, группа Попеля, продолжая выполнять приказ командования Юго-Западного Фронта, с рассветом возобновила штурм Дубно. Как и накануне, с юга на Забрамье наступали танковый батальон из состава 67-го тп и 3-й батальон 34-го мсп, с запада 1-й и 2-й батальоны мотострелкового полка и подразделения 68-го тп. И так же, как и днём ранее, часть КВ и Т-34 12-й тд поштучно придавались взводам и ротам лёгких танков. По крайней мере, в известных воспоминаниях немецких участников боёв за Дубно не встречалось упоминаний о массированых атаках тяжелых КВ, а тактика танковых частей 34-й тд описывается как действия небольших групп танков, зачастую в составе одной - двух тяжелой или средней и трёх-пяти лёгких машин. Отчасти это же подтверждается и фотодокументами.
Юго-западную и западную окраины Дубно обороняли роты 1-го батальона 70-го пп с приданными подразделениями 3-й роты 111-го сапёрного батальона. На флангах батальона, в северной части Забрамья и прилегающей к городу части парка Палестина находились связисты и тыловики 48-го мотокорпуса. Cеверную и северо-восточную окраины Дубно занимали собранные ночью подразделения рассеянного накануне у Тараканова 2-го батальона 117-го пп (два его взвода по прежнему находились в заслоне у ж-д моста в Страклове Русском).
Несмотря на то, что командование 111-й пд в общем не сомневалось в возможности успешного отражения имеющимися силами ожидаемых танковых атак противника, особенно если они как и накануне, будут проводиться преимущественно силами лишенных пехотной поддержки танков, незадолго до рассвета сапёрный батальон дивизии получил приказ подготовить к взрыву мост через Икву на юго-восточной окраине Дубно. Взрывать мост приказывалось только по распоряжению командра дивизии или, в случае его гибели, оберстлейтенанта Гарбша, командовавшего всеми пехотными подразделениям в Дубно.
Ночью расчеты уцелевших 8,8см зенитных орудий дубненского гарнизона поменяли позиции. Oдно было поставлено на краю кладбища на ул.Млыновской в Забрамье, на возвышенности; огневые позиции других также обеспечивали хороший обзор южной и западной окраин Дубно и подступов к ним.
Со своих позиций немецкие зенитчики хорошо видели развернувшиеся в боевой порядок танки, медленно ползущие по холмистой местности к городу и временами ненадолго скрывавшиеся из виду за кустами или в складках местности.
Важную роль в отражении утреннего наступления 67-го тп на Дубно сыграли два зенитных орудия 2-й батареи полка Генерал Геринг, уничтожившие не меньше трёх КВ, одну тридцатьчетверку и несколько лёгких танков. Всего в этот день батарея подбила 8 танков.
К 8.00 две следовавших одна за другой атаки с юга на Забрамье захлебнулись, в 8.20 штаб 55-го ак получил донесение 111-й пд об уничтожении 12 танков.
Известный по кадрам из "Вохеншау" и сотням фотографий КВ-2 12-й тд, ставший своего рода визитной карточкой боёв за Дубно, был подбит как раз в этом бою. Когда танк проезжал мимо немецкой зенитки, разбитой накануне вечером прямым попаданием, выпущенный стоявшим на кладбище орудием 88-мм снаряд разбил левую гусеницу и сорвал первый поддерживающий и второй опорный катки.
"Остановившийся танк продолжал вести огонь. Мы взяли под обстрел башню.После нескольких снарядов экипаж покинул танк. Kонтуженые, ошалевшие, они побежали от танка, прямо под огонь нашей пехоты." (Из отчёта унтер-офицера 2-й батареи полка "Генерал Геринг" Егелера)
Двигавшийся позади Т-26 развернувшись попытался выйти из под обстрела, но был почти тотчас же подожжен и застыл на дороге метрах в тридцати за КВ-2.

Разбитые рано утром 29 июня на южной окраине Дубно КВ-2 из 12-й тд и Т-26 67-го тп. Правее КВ виден ствол разбитой вечером 28 июня немецкой 8,8см зенитной пушки.



Подбитый возле КВ-2 "двадцать шестой" крупным планом.

Другой ракурс подбитых утром 29 июня КВ-2 и Т-26

По воспоминаниям зенитчика батареи, огнём КВ-2 было уничтожено приданное тяжелой зенитке самоходое штурмовое орудие. Однако по всем документам, 191-й дивизион штурмовых орудий прибыл в Дубно вечером 29 июня, через несколько часов после прекращения атак группы Попеля на город. Скорее всего речь идёт о самоходной установке мелкокалиберной автоматической зенитной пушки на полугусеничном тягаче.
Согласно донесению оборонявшего юго-западную окраину Дубно 1-го батальона 70-го пп при отражении вражеских атак в 5.50 и 6.30 было подбито 6 танков. Вероятно говорится о хорошо известной по многочисленным фотографиям этого эпизода группе из четырёх или пяти Т-26 67-го тп и тридцатьчетверке из состава 12-й тд, подбитыx на южном въезде в Забрамье.
Три Т-26, наступавшие полем западнее шоссе, на котором получасом ранее и примерно в 300-400 метрах южнее были подбиты КВ-2 и Т-26, были расстреляны противотанковой артиллерией в 50-100 метрax перед линией немецких окопов. Четвертый, двигавшийся по дороге вслед за тридцатьчетверкой, вероятно подорвался на мине. Один из членов экипажа погиб при попытке покинуть обездвиженный танк. Двигавшийся впереди Т-34, на большой скорости пытавшийся прорваться в город ведя беглый огонь с ходу, был подожжен сосредоточенным огнем нескольких противотанковых орудий и стоявшей на кладбище в Забрамье зенитки. Согласно отчёту батареи о боях в Дубно их последний снаряд попал в тридцатьчетверку как раз в тот момент, когда оставшиеся в живых члены экипажа пытались покинуть пылающий танк. Вероятно только один из экипажа успел выскочить из охваченной пламенем тридцатьчетверки. Tанкист в горящем комбинезоне был тут же убит огнём немецких пехотинцев.


Подбитый утром 29 июня Т-26 из состава 67-го тп и погибший танкист. Забрамье, нынешняя ул.Львовская.Возможно танк наехал на мину, взрывом выбило балансир задней левой тележки и порвало гусеницу.


Тот же Т-26. Впереди стоит сгоревшая тридцатьчетверка 12-й тд, подбитая примерно метрах в четырестах до поворота на ул.Забрама.

Еще один снимок этого Т-26.На башне "автографы" 3-й (моторизованной) роты 111-го сапёрного батальона и 3-й роты 35-го полка связи люфтваффе.

Панорама южного въезда в Забрамье вскоре после боя. На дороге стоит с разбитой гусеницей Т-26 67-го тп, перед ним дымится тридцатьчетверка 12-й тд, правее на поле застыли еще два Т-26. Всего их там три, третий в кадр не попал.

Сгоревший Т-34 и погибший танкист. Южный въезд в Забрамье, 29 июня 1941.


Танки Т-26 67-го тп подбитые 3,7см противотанковыми орудиями утром 29 июня на въезде в Забрамье в полусотне метров западнее дороги (ул.Львовской). В левом борту заднего Т-26 отчетливо видны три пробоины от попаданий снарядов немецкой противотанковой пушки.На башне этого танка над смотровой щелью видна заплатка, какими заделывали пробоины. Вероятно танк участвовал в Советско-Финской войне.

Те же танки, вид с дороги. В поле могила погибших танкистов.

Еше один снимок подбитых на въезде в Забрамье танков.

Возможно в состав этой же группы танков входил еще один Т-26, которому удалось продвинуться дальше всех к кладбищу, прежде чем снарядом 8,8-см зенитки с него не сорвало башню.
Также по фотографиям известен Т-26 с тактическими знаками 68-го тп, подбитый зенитчиками полка ГГ неподалёку от того места, где вечером 27 июля взорвался на шоссе КВ-2 из 12-й тд. Дата и обстоятельства потери этого Т-26 не известны, как и ответ на вопрос, как он оказался в полосе наступления 67-го танкового полка.
После того, как попытки прорваться в Дубно с юго-запада захлебнулись, танкисты 34-й тд снова атаковали Забрамье с запада, силами 68-го тп. Затем, вскоре после полудня, была предпринята еще одна попытка подразделений 68-го тп прорваться в Дубно, на этот раз с северо западного направления. До 15 часов было предпринято еще несколько попыток мелких групп танков прорваться в город с юго-западного и западного направлений. После отражения этих атак 111-я пд доложила в штаб 55-го ак об уничтожении 12-14 танков.Всего по немецким оценкам к этому времени суммарные потери атаковавших Дубно частей группы Попеля составили 25-30 танков.
Помимо находящихся непосредственно в Дубно орудий в отражении атак активно участвовали гаубичные дивизионы 117-го ап, открывавшие заградительный огонь по наступающим танкам с огневых позиций северо-восточнее и южнее города, за Иквой.
Немногие прорвавшиеся танки уничтожались в ближнем бою связками гранат и бутылками с бензином. Выскакивавших из подожженных машин танкистов расстреливали. Обездвиженные из-за подрывов на минах танки продолжали вести огонь пока не сгорали под огнем артиллерии.
По итогам боёв два унтера 2-й роты 111-го батальона пто, уничтожившие несколькo вражеских танков каждый, были награждены железными крестами, причем унтер-офицер Мюллер за уничтожение танков в ближнем бою бутылками с бензином. Правда неизвестно, случилось это вечером 28 июня или днём 29.
Нескольким мелким группам красноармейцев удалось прорваться на юго-западную окраину Дубно. Hемецкая артиллерия поджигала дома в которых укрывались красноармейцы, затем следовали контратаки немецкой пехоты. Пленных почти не было, дрались до последнего.
К борьбе с прорвавшимися в город группами красноармейцев и отдельными танками кроме солдат занимавших город пехотных батальонов привлекали связистов, шоферов, писарей, снабженцев, даже служащих 448-го управления полевой почты.
В ЖБД 34-й тд о событиях 29 июня говорится:
"С 6:00 дивизия продолжает атаку Дубно с юга и с запада и основными силами танковых полков выходит: 67 ТП к южной окраине Забрамье, 68 ТП – 800 м западнее Дубно.
Попытки продвижения отдельных групп танков на Дубно расстреливается артиллерией из Дубно, Иванье, Головщица.
...танки КВ артиллерией противника выводятся из строя, два КВ сгорают, атака захлебнулась ввиду отсутствия артиллерии и общевойсковой пехоты."

По документам 111-й пд 29 июня в сопровождении пехоты танки наступали только на самой юго-западной окраине Дубно, большинство атак предпринимались силами танковых подразделений без пехотной поддержки. О нехватке общевойсковой пехоты говорится и в жбд 34-й тд.
Однако пехота, хоть и в сравнительно небольших количествах, у Попеля была. И тем большее недоумение по поводу отсутствия взамодействия между пехотными и танковыми подразделениями возникает при знакомстве с документами 111-й пд, согласно которым примерно с 14 до 17 часов крупные силы пехоты дважды атаковали Дубно с северо-западного направления без поддержки танков. Стрелковые цепи красноармейцев 34-го мсп были прижаты к земле пулеметным огнем и понесли большие потери под обстрелом минометов, зенитной и противотанковой артиллерии и расположенных восточнее Дубно гаубичных батарей 117-го ап. Командиры неоднократно пытались поднять в атаку залегшие под огнем цепи, но в итоге, потеряв до 40% личного состава убитыми и ранеными, подразделения двух мотострелковых батальонов отошли на исходные позиции.
В донесении 111-го противотанкового батальона от 16.18 говорится: "Наступление вражеской пехоты северо-западнее Дубно все еще продолжается. Противник готовит новую танковую атаку". Однако массированной танковой атаки не последовало. B поддержку пехоте от 68-го тп было выделено всего несколько Т-26, вероятно взвод, максимум рота. Уже в 16.35 противотанкисты сообщают в штаб дивизии, что северо западнее Дубно уничтожены два танка и продвижение вражеской пехоты остановлено.
Предположительно известный по фотографиям подбитый на дороге Т-26 68-го тп вокруг которого лежат тела погибших красноармейцев - один из двух танков, потерянных в этой последней попытке частей 34-й тд прорваться в Дубно.

Т-26 68-го тп и погибшие красноармейцы. Предположительно северо-западная окрана Дубно, вторая половина дня 29 июня.


Атака пехоты поддерживалась, по крайней мере в промежутке с 16 до 17 часов, артиллерийским огнём по западной окраине Дубно, особенно по кладбищу. Несколько снарядов легли вблизи зенитных орудий, но потерь не было, расчеты отделались лёгким испугом.
Подробности штурма Дубно реконструировать практически невозможно, за исключением нескольких эпизодов, известных из воспоминаний участвовавших в бою немцев или по фотодокументам. Но лучше и красноречивей всяких слов будут фотографии сделанные вскоре после боя.


Погибший механик-водитель танка Т-26 из состава 34-й тд разбитого 8,8-см зениткой утром 29 июня в районе кладбища в Забрамье.

Тот же танк с другой стороны. На борту виден автограф зенитчиков 2-й батареи полка ГГ.


Погибший танкист у разбитого Т-26 34-й тд, предположительно из состава 68-го тп.

Тот же танк с другого ракурса.Место потери танка не установлено, не исключено этот Т-26 сгорел не в Дубно а в бою 1 июля в районе Буды-Мильча.

Разбитые в районе Дубно танки Т-26 из состава 67-го тп.

Горящий БТ-7 из состава 34-й тд. Предположительно район Судобиче.

Разбитое в районе Дубно немецкое противотанковое орудие

Могилы погибших в окрестностях Дубно немецких солдат.

Могилы солдат вермахта погибших в Дубно 28-29 июня

Красноармейцы погибшие в районе Дубно.

Частью сил 68-й тп наступал западнеe Дубно на север, в направлении Млынова. Особого успеха в продвижении танки не имели и несли потери от артогня из района Головщица, Хорупань, где находились приданные 341-му рб немецкой 16-й мд пто и зенитки полка Генерал Геринг, а также от ведущих с высот восточнее села Иванье заградительный огонь гаубиц 5-й и 6-й батарей 117-го ап. Oднако в течении дня танкисты несколько раз блокировали дорогу на Млынов в двух-трёх километрах северо-западнее Дубно.
Действия танков 68-го тп на дороге Дубно-Млынов ранним утром 29 июня вызвали панику и неразбериху. Слухи, что Дубно взят русскими танками, быстро докатились до штабa 29-го армейского корпуса, и в 10.50 (время берлинское) 44-я и 299-я пд получили задачу отбить город обратно. В приказе говорилось:
"Враг захватил Дубно.
29-й ак немедленно переходит в наступление по обеим берегам Иквы с целью отбить Дубно и, закрепившись на высотах юго-западнее и юго-восточнее, отражаeт последующие атаки противника.
44-я пд наступает западнее Иквы до ж-д Броды-Дубно и пытается войти в соприкосновение (установить связь) со 111-й пд, которая частью сил вероятно еще сражается в Дубно, а основными силами находится юго-западнее Дубно.

299-я пд наступает восточнее Иквы..."

Второй раз танки 34-й тд вышли к дороге на Млынов вскоре после того, как oдна из разведгрупп 341-го разведбата 16-й мд в середине дня проскочила в Дубно.
Часом-двумя позже головной дозор двигавшегося от Млынова разведбата 44-й пд, обнаружив танки и пехоту 34-й тд на северо-западной окраине Дубно, немедленно повернул обратно.
В рапорте лейтенанта Редекера из 4-й роты 448-го батальона связи 48-го мк говорится:
"29.6.41 около 15.00 (время берлинское) я находился в 6 км северо-западнее Дубно на дороге Луцк-Дубно. Со стороны Дубно мчались многочисленные колонны автотранспорта. Я подключился к проводной связи линии Берестечко-Дубно, чтобы командир разведбатальона Marder майор фон Раух(?) мог лично передать в штаб (48-го мк ) важное сообщение, которое я привожу здесь дословно: "Мой разведывательный дозор доложил, что Дубно в руках русских. Русские танки прорвались, русская пехота движется на север. Дорога северо-западнее Дубно пока не занята противником".
После этого он приказал возвращавшимся со стороны Дубно бойцам своего подразделения спешиваться и готовиться к бою.
Чтобы сохранить людей и автомашины я приказал роте покинуть замаскированные укрытия и выдвинуться в Берестечко."

Упомянутый в рапорте майор - командир разведывательного батальона 44-й пд. Не дождавшись появления русских танков и пехоты он через несколько часов возобновил движение. Mоторизованные подразделения разведбата 44-й пд достигли Дубно в 20.44


Потерянный в районе Дубно Т-26 из состава 67-го тп.


Усиленный 341-й разведывательный батальон 16-й мд был разделён на несколько групп. Одна прикрывала дорогу на Берестечко в районе Рудка-Волковые, другая находилась на кп батальона в Смордве и в Бокуйме, третья, в составе первой роты (бронеавтомобилей) с приданными мотоциклистами и саперами, усиленная наибольшим количеством артиллерии (двумя гаубицами, 4-5 противотанковыми орудиями, одно или два из которых были установлены на полугусеничные тягачи, и двумя группами полка ГГ в составе 8,8см орудия и двух взводов (3,7см и 2см) самоходных зениток каждая), прикрывала с юга район Головщица, Хорупань и вела разведку в направлении Дубно и Клещиха.
Вскоре после полудня танкисты 68-го тп атаковали находившуюся юго-восточнее кол. Клещиха немецкую дозорную группу в составе трёх бронеавтомобилей (пушечного и двух пулеметных, один из которых был радийным). Судя по рассказу уцелевших, патруль, высланный с задачей обнаружения русских танков на дальних подступах к занятой разведбатом линии обороны, сам был обнаружен танкистами 34-й тд и атакован с тыла. Несколько человек из экипажей погибли, остальные успели своевременно выскочить из расстреливаемых броневиков и отделались лёгкими ранениями.
Капитан Борхардт, командовавший в то время ротой в 341-м рб, так вспоминал события 29 июня:
"До полудня все было тихо. Затем один из патрулей вышел на связь, сообщив о появлении русских танков. Связь прервалась на полуслове, а вскоре я увидел тонкие столбы дыма там, где предположительно находился дозор.
Взяв с собой мотоциклистов и самоходное противотанковое орудие я отправился в том направлении. По мере приближения к Дубно отчетливей слышались звуки боя и рокот танковых моторов. Наконец с вершины холма я увидел три броневика. Всё еще дымя, они стояли метрах в восьмистах, на дороге на противоположной возвышенности. И тут же из низины по нам открыли огонь русские танки. Наше противотанковое орудие несколько раз выезжало из дефиле на вершину холма для ответной стрельбы, однако его снаряды не пробивали броню русского танка.
Взяв с собой 8 человек я пешком по полю отправился в обход русских танков, укрываясь в высокой пшенице. Добравшись до сгоревших бронеавтомобилей мы обнаружили двух убитых и трёх легкораненых, которых забрали с собой".

Еще несколько погибших в том бою солдат были обнаружены на следующий день второй ротой батальона, приданной 30 июня подразделениям 44-й пд. Там же, на дороге возле бронемашин, был обнаружен вероятно заблудившийся и наткнувшийся на танки группы Попеля разбитый немецкий грузовик с прицепом и погибший водитель. После наступления частей 44-й пд, разведчикам удалось отбуксировать с поля боя один из бронеавтомобилей. Правда к ремонту он был непригоден и все три проходят в ведомости о потерях 1-й тгр по состоянию на 1 июля как безвозвратно потерянные. По воспоминаниям очевидцев, с одного бронеавтомобиля была сорвана башня, другой был вскрыт взрывом как консервная банка.


Уничтоженный немецкий радийный бронеавтомобиль Sd.Kfz. 232 (Fu). Фотографии встречались в одной подборке с потерянными в районе Дубно, Забрамье танками группы Попеля. Возможно это один из трёх потерянных разведбатом 16-й мд 30 июня бронеавтомобилей или один из уничтоженных в дубненских боях танкистами 34-й тд броневиков разведбата 16-й тд.

Дальнейшие действия 68-го тп были уже не так успешны. Атаки в северном направлении успешно отражались немецкой артиллерией. 8,8см зенитные орудия на дальних дистанциях поражали приданные 68-му тп для усиления тридцатьчетверки и КВ 12-й тд, а самоходные мелкокалиберные зенитные орудия и замаскированные пушки противотанковых взводов без труда расстреливали медлительные Т-26. В докладе о боевых действиях 34-й тд, составленном 2 августа начальником штаба дивизии полковником Курепиным, упоминается, что танки Т-26 пробивались крупнокалиберными пулеметами противника, при этом личный состав поражался полностью. Вероятно за крупнокалиберные пулеметы были приняты 20-мм зенитки и пушки 2-cm KwK 30 легких танков Pz II и тяжелых бронеавтомобилей Sd.Kfz. 231 и 232. Данныe о потерях приданной 29 июня 341-му рб артиллерии в доступных немецких документах отсутствуют, a 68-й тп вместе с приданными подразделениями 12-й тд в атаках на немецкий заслон в районе Головщица-Хорупань потерял вероятно не менее 10-15 машин.



Т-26 предположительно из состава 68-го тп, потеряннный скорее всего 29 июня северо-западнее Дубно.

В третий раз млыновская дорога была ненадолго перехвачена уже на исходе дня, примерно около 21 часа, вероятно одной из разведгрупп 34-й тд . В полученном около 23.00 штабом 55-го ак донесении 111-й пд говорится: "Установлено присутствие вражеских танков на дороге в Млынов в 3-х км северо-западнее Дубно, а также на северных и западных окраинах города."

Потерянный в районе Дубно Т-26 34-й танковой дивизии.


Карта-схема боевых действий 34-й тд 27.6 - 1.7.1941. Взято с форума nemirov41.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. 28 июня. Упущенный шанс.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html

В 6.30 утра 28 июня воздушной разведкой 55-го ак была обнаружена подходящая с юга к Вербе мотоколонна численностью в 60 автомашин и до 30 танков. Среди находившихся в голове колонны танков было несколько тяжелых. За ними, не соблюдая уставных интервалов между машинами, почти впритык друг к другу двигались колесный транспорт, буксируемая тракторами артиллерия и мотоциклисты. Возле Вербы орудия (в одном из рапортов авиаразведки уточняется: "средняя артиллерия", вероятно 76-мм пушки) отцепили от тягачей и стали оборудовать огневые позиции, а основные силы продолжили движение и к 9.30 сосредоточились в районе Турковичи, Подлужье. Скорее всего это был передовой отряд 7-й мд в составе усиленного артдивизионом мотострелкового батальона 300-го сп, а тяжелые танки - вероятно отставшие накануне Т-35 68-го тп и машины 12-й тд. Кроме дивизиона артполка в состав передового отряда по показаниям пленных, захваченных позднее в районе Дубно 111-й дивизией, входили подразделения 90-го озад, дислоцировавшегося до войны в Трускавце.
Вскоре после этого стрелковая бригада 16-й тд перекрыла шоссе Радзивилов-Дубно, отрезав группу Попеля от главных сил 8-го мк.
[Spoiler (click to open)]В одном из утренних донесений немецкой авиаразведки, наблюдавшей выдвижение колонны от Вербы к Дубно, говорится: "В голове колонны танки, в т.ч. тяжелые и сверхтяжелые. Один танк горит, причина неизвестна." В другом, примерно в то же время, около 7 часов утра, без указания конкретного района, отмечено: "В 12 км юго-западнее Дубно наши зенитные орудия". Возможно оба эти эпизода взаимосвязаны, но больше никакой информации по ним пока не встречалось.
С уходом ночью или ранним утром 28 июня из Дубно основных сил заградительного отряда 11-й тд, сменённых накануне артиллеристами арко 108 и подразделениями связи и снабжения корпусного подчинения 48-го мк, в городе на несколько часов оставались главным образом тыловые подразделения и артиллерия. Вошедший в 2.20 в Дубно головной 50-й пп подходящей с севера 111-й пд пройдя через город в 5.30 двинулся на юго-восток в направлении Судобиче, захватил в скоротечном бою в середине дня Детиныче и высоты у Бирки, и во второй половине дня, так же как и наступавший восточнее 117-й разведбат, был контратакован частями 140-й сд.
111-я пд, ставшая основным противником 34-й тд в боях за Дубно, была сформирована в ноябре 1940г в составе 50-го, 70-го 117-го пехотных полков, 117-го артполка, 117-го разведывательного батальона, 111-го батальона пто, 111-го сапёрного батальона, 111-го батальона связи, подразделений снабжения и обеспечения и 111-го полевого запасного батальона. 50-й пп в составе 3-й пд участвовал в Польской и Французской кампаниях, а 70-й пп, входивший ранее в состав 36-й пд, участвовал в боевых действиях во Франции. Наряду с уже обстрелянными, имевшими боевой опыт солдатами и офицерами в дивизии было 4706 рядовых призыва октября 1940. Полностью моторизованными были 111-й батальон пто, 14-е (противотанковые) роты полков (причем в качестве тягачей для противотанковых пушек использовались в основном захваченные в Дюнкерке трофейные английские грузовики повышенной проходимости), а также 3-я (тяжелая) рота разведбата и по одной роте батальонов сапёров и связистов.
22 июня при прорыве приграничной полосы укрепленй и в боях с частями 124-й сд дивизия потеряла 61 человека убитыми (6 офицеров), 142 (7) ранеными и одного пропавшим без вести. В дальнейшем 111-я пд практически не участвовала в серьезных боях, маршируя вслед за прорвавшимися далеко на восток танковыми соединениями вермахта. Потери за 23-27 июня составляли 29 убитыми, 90 ранеными (8 офицеров) и 9 пропавшими без вести. С танками 111-я пд еще не встречалась, только 24 июня возле Блудова противотанкисты дивизии подбили 2 бронеавтомобиля.
Характерным примером господствовавших среди личного состава дивизии настроений является письмо унтер-офицера 1-й роты 70-го пп Флёркена своим родителям, написанное 27 июня:
"Первые два дня русские сопротивлялись, но наш батальон был в резерве. А теперь они бегут на восток так быстро, что мы не можем их догнать. Надеюсь мы сможем заставить Красную Армию сражаться, иначе нам придётся маршировать до Урала.
Украинцы невероятно рады случившемуся. Красный рай им не совсем не понравился. Нас забрасывают цветами, угощают молоком, сметаной, маслом, хлебом и пирогами. Мы представляли себе войну совсем иначе.
Сердечно благодарю вас за замечательные сладости и сигареты. Получил посылку позавчера и очень обрадовался. Однако прошу вас в будущем не посылать сладости, поскольку их у вас самих мало. К тому же в ближайшем будущем нас ждет богатая добыча, в том числе и вкуснятиной. Украина должна быть богатая земля.
А в остальном мы надеемся, что война скоро закончится и мир близок. Ни одна армия мира не может противостоять нам. Томми (англичане) тоже скоро получат своё. Возможно даже быстрее чем мы все ожидаем."

Насчет скорой добычи автор письма не ошибся. Правда вместо сладостей и прочих материальных благ ему достался небольшой участок земли на западной окране Дубно, в которой был похоронен погибший 29 июня при отражении танковой атаки унтер-офицер Флёркен.
Марширующие к Дубно части 111-й пд выдвигались в следующем порядке. Передовой отряд состоял из 50-го пп, усиленного 1-й ротой сапёрного батальoна, 1-й ротой батальона пто и 3-м дивизионом 117-го артполка. За ним, на расстоянии 4 км двигались основные силы противотанкового батальона дивизии, дивизионный штаб, штабы 117-го пп и 117-го ап и подразделения батальона связи. Основные силы дивизии следовали за штабной колонной на удалении 3-4 км двумя группами. В первую, Marschgruppe A, входили 3-й батальон 117-го пп, 1-й и 4-й дивизионы артполка, 2-й и 1-й батальоны 117-го пп и санитарная рота. Marschgruppe B состояла из 1-го батальона 70-го пп, 2-й роты сапёрного батальона, 2-го дивизиона артполка и 2-го батальона 70-го пп. Третий батальона полка, в 8 часов утра сменённый подразделениями 299-й пд с занимаемых у Млынова позиций, двигался в хвосте маршевой группы, перед составлявшими арьергард колоннами полевого запасного батальона, тылами дивизии и не вошедшими в состав передних групп подразделениями батальона связи и сапёров. Усиленный 117-й разведбат дивизии, выступивший в 4 утра из района Новины, двигался по дороге Подгайцы - Дубно, прикрывая марш дивизии с востока.
Pеши Попель ранним утром всеми силами ударить на Дубно, пока oсновные силы 111-й пд находились на марше, у него были неплохие шансы прорваться в город, рассечь 111-ю пехотную дивизию на две части и, если не разгромить на марше, то хотя-бы нанести тяжелые потери её двум растянувшимся западнее Иквы по дороге между Млыновом и Дубно на десяток километров полкам, 70-му и 117-му.
О прорвавшихся накануне с юга танках группы Попеля командование 111-й пд узнало в восьмом часу утра, вскоре после прибытия в Дубно, от находившихся в городе подразделений связи люфтваффе, отвечавших за взаимодействие авиации с наземными войсками, и от назначенного накануне комендантом Дубно командира Арко 108 генерала Штумпфельда. Затем были получены еще несколько тревожных сообщений из штаба 55-го ак и от воздушной разведки. Впрочем особой обеспокоенности в штабе 111-й пд не было, ограничились тем, что приказали взводу противотанковых орудий 14-й роты как раз в это время проходившего через город 117-го пп занять оборону в двух километрах южнее Дубно, перекрыв дорогу со стороны Тараканова, и выслали группы мотоциклистов на разведку в южном и юго-западном направлении. Находившемуся на марше 70-му пп была отправлена радиограмма о возможном появлении вражеских танков на маршруте движения. Командир 111-го батальона пто получил приказ организовать противотанковую оборону города и наладить взаимодействие с прикрывавшими юго-западные подступы к Дубно зенитчиками полка Генерал Геринг.

Потерянный в районе Броды БТ-7 34-й тд.

Усиленный двумя взводами 3-й роты дивизионного батальона пто головной третий батальон 117-го пп, за которым следовали два гаубичных дивизиона и основные силы полка , около 8 часов утра пройдя через Дубно и переправившись через Икву продолжил марш в направлении Кременец и к полудню, выйдя в район Плоска, завязал бой с подразделениями 512-го сп или частями 140-й сд. Двигавшийся за колоннами артполка 2-й батальон 117-го пп, усиленный батареей 10,5см гаубиц и несколькими орудиями пто, получил задачу прикрыть правый фланг дивизии и занять оборону на высотах в 5 км юго-западнее Дубно.
117-й разведывательный батальон дивизии, заправившись в Дубно трофейным горючим, возобновил движение около полудня и к 15.00 вышел в район Семидубы, где занял оборону и вел разведку в направлении Длуги Поле и выс. 320. Вечером у Семидубы он был контратакован усиленными бронетехникой и артиллерией частями 140-й сд и с потерями отброшен на север. Прикрывавший отход подразделений разведбата взвод 2-й роты 111-го батальона пто сжег один танк и потерял одно орудие разбитым артогнём и три повреждёнными.
Примерно в то же время или немного раньше красноармейцы 512-го сп 146-й сд вместе с приданными танками Кременецкой группы 37-й тд ( 3 БТ-7 и 2 Т-26) выбили подразделения 50-го пп из Бирки.
Занявшие около 9 часов утра у Тараканова оборону артиллеристы 14-й роты 117-го пп выслали разведку в направлении Вербы, которая, вернувшись около полудня доложила, что в Вербе противника нет, а западнее села обнаружена огневая позиция артиллерии без пехотного прикрытия. Для захвата орудий командир дивизии генерал Штапф приказал сформировать небольшой моторизованный отряд из состава подразделений 2-го батальона и 14-й роты 117-го пп.
В штаб 55-го ак была отправлена радиограмма о том, что в Вербе находятся немецкие части. Возможно разведчики 117-го пп, не заезжавшие в Вербу и ограничившиеся визуальным наблюдением, издалека приняли красноармейцев за солдат вермахта. Хотя не исключено (хоть и маловероятно) , что в середине дня в селе действительно не было войск Красной Армии и его ненадолго занимал разведотряд 16-й тд, основные силы которой находились в 10-15 км южнее. Как бы то ни было, в следующей радиограмме, отправленной спустя полтора часа, говорится: "Верба вероятно очень недолго была в руках наших войск. Сейчас там находится противник". Высланный к Вербе для захвата стоявшиx на на огневой позици западнее села орудий отряд столкнулся у Тараканова с подразделениями 34-й тд и повернул назад.

Боевые действия в районе Дубно 28-29.6.41. Карта 55-го армейского корпуса вермахта.

В известных документах 34-й тд ничего не говорится о действиях входившей в группу Попеля артиллерии в середине дня 28 июня. Однако в жбд 111-й тд упоминается, что когда штаб дивизии около 16 часов дня передислоцировался из Дубно в Волицу, по селу был произведён огневой налёт силами одной батареи с западного берега Иквы. Западнее реки в районе Подлужье - Загорцы Мале в тот момент находились три гаубицы артполка 34-й тд и, возможно несколько южнее, дивизион 23-го ап, подошедший утром вместе с передовым отрядом 7-й мд.
Около 16 часов дня 111-й батальон пто получил приказ организовать противотанковую оборону мостов через Икву в Страклове Русском. Для пехотного прикрытия противотанкового орудия были выделены два взвода 2-го батальона 117-го пп. Позже вечером к ним присоединились два отделения сапёров, заминировавшиx ж-д мост и подступы к нему.
Высланные 2-м батальоном 117-го пп в южном направлении разведгруппы не обнаружили танков. В донесении штабу дивизии говорится о "незначительных силах противника" юго западнее Дубно и у Тараканова. Батальону было приказано отбросить противника на юг и провести разведку боем с целью установления состава и расположения противостоящих дивизии сил. Oгневая поддержка наступления возлагалась на 2-ю батарею артполка (10,5см легкие полевые гаубицы) и расположившийся за Иквой, юго-восточнее Дубно, 4-й дивизион 117-го ап, оснащенный тяжелыми 15-см гаубицами.
Передовые подразделения следовавшего за 117-м пп 70-го пп подошли к Дубно около полудня. Головной 2-й батальон полка, захвативший около 16 часов Горники, был вскоре остановлен на высотах восточнее села упорным сопротивлением подразделений 140-й сд и сильным артиллерийским огнём, а затем, около 19 часов вечера, контратакован при поддержке танков и с тяжелыми потерями отброшен на несколько километров на север, где занял круговую оборону в районе выс. 340,5.
Неизвестно, почему 34-я тд бездействовала до вечера 28 июня, теряя драгоценное время и упуская возможность захватить Дубно. Вероятно части дивизии пополняли боеприпасы, производили дозаправку, подтягивали отставшие подразделения и машины, выходили на исходные позиции для наступления, вели разведку в направлении Дубно и северо-западнее города. В утренних донесениях немецкой авиаразведки говорится о скоплении вражеской техники в лесах юго-западнее Дубно, колонне до 20 танков движущейся к лесу северо-западнее Вербы, а также о стоящих без движения в поле хорошо замаскированных танках западнее Вербы.
34-я тд начала наступление на Дубно после 17 часов, почти одновременно с приступившим к выполнению приказа отбросить противника к югу от Тараканова 2-м батальоном 117-го пп.
С юга в направлении Тараканов, Забрамье наступали батальон 67-го тп и третий батальон 34-го мсп. Сосредоточившиeся днём в лесах в районе Александровки танки 68-го тп вместе с подразделениями мотострелкового полка дивизии атаковали западнее, в направлении Эльжбецин, Клещиха. Часть тяжелых и средних танков 12-й тд вероятно оставалась в резерве, а остальные отдельными машинами или повзводно придавались для усиления атакующим ротам и батальонам легких Т-26.
Около 18.00-18.30 под удар танков 67-го тп и приданных машин 12-й тд попали наступавшие на Тараканов подразделения 2-го батальона 117-го пп и занимавшие оборону у шоссе противотанковые орудия 14-й роты. В истории 111-й пд говорится об участии в атаке танков КВ и Т-34, а из документов 34-й тд следует, что в бою были также задействованы несколько КВ-1 первого батальона 67-го тп. Всего по документам 111-й пд в атаке участвовало 30-40 танков в сопровождении пехоты. В радиограмме начальника снабжения 11-й тд отправленной в 20.50 в штаб дивизии приводятся другие цифры: 25 танков и до батальона пехоты. 5-см орудие было в начале боя выведено из строя, а 3,7см пушки оказались бесполезными в борьбе с КВ. Точное количество уничтоженных или захваченных танкистами орудий 14-й роты в документах 111-й пд не указано, говорится о "многих" и "нескольких". Скорее всего их было не менее четырёх-пяти. Наступавшая на Тараканов немецкая пехота начала стремительно откатываться к Дубно. Часть пехотинцев вывезли оставшиеся без орудий тягачи приданных батальону противотанкистов. Остальные были рассеяны и мелкими группами пробирались к городу. Расправившись с немецким заслоном севернее Тараканова танки двинулись дальше вдоль шоссе на Палестину.

Раздавленное 28 или 29 июня в районе Дубно 3,7см противотанковое орудие pak 36. Возможно одна из уничтоженных вечером 28 июня пушек 14-й роты 117-го пп.

Одновременно с атакой на южную окраину Дубно в 18.00 танкисты группы Попеля повели наступление на город с запада, севернее дороги Замчиско - Дубно, из района Кривуха, лес западнее кол. Клещиха. Находившаяся западнее Забрамья в районе высоты 269 2-я батарея 117-го артполка (10,5 см гаубицы) и боевое охранение 2-го батальона 117-го пп были атакованы 28 танками, преимущественно лёгкими Т-26 усиленными несколькими тридцатьчетверками. Три орудия были уничтожены в бою, по немецким данным огнём прямой наводкой им удалось подбить или сжечь 12 танков, в т.ч. не менее двух-трёх тридцатьчетверок (а скорее всего больше). Наткнувшиеся на упорное сопротивление танки повернули назад, и остаткам боевого охранения с единственным уцелевшим орудием удалось отступить к Дубно.
Предположительно здесь наступал батальон Т-26 из состава 68-го тп, которому была придана рота тридцатьчетверок.

Разбитая вечером 28 июня западнее Дубно 10,5см лёгкая полевая гаубица leFH 18 второй батареи 117-го артполка. На заднем плане могилы артиллеристов и сгоревшая тридцатьчетвёрка.


Узнав о случившемся, командир 111-й пд приказал 70-му пп немедленно перебросить усиленную противотанковыми орудиями пехотную роту на западную окраину Дубно. Однако полк не мог быстро выполнить полученное распоряжение. Его первый батальон только подходил к северо-западной окраине Дубно, а следовавший за ним третий батальон находился еще дальше от города, на Млыновской дороге, и в седьмом часу вечера был обстрелян несколькими танками. Вероятно это была высланная в северном направлении разведгруппа 34-й тд. Танкисты не стали атаковать колонну батальона, ограничившись непродолжительным обстрелом, и вскоре батальон возобновил движение.

Снимок сделан военнослужащим 111-й пд 28 июня в окрестностях Дубно и подписан фотографом: "у пятой роты трудности".

Командир 111-й пд генерал Штaпф оставил выдвинутый в с.Волица КП дивизии и, поспешно вернувшись в Дубно, занялся организацией обороны, подчинив себе находившиеся в городе подразделения зенитного полка "ГГ" и батарею из состава 9-го полка пво, два взвода противотанковой артиллерии из 13-й тд, подразделения тыловых частей танковых дивизий, снабженцев и связистов 48-го мотокорпуса, словом всех, кто в тот момент находился в городе. В Дубно также находились ремонтные подразделения 11-й и 13-й танковых дивизий и некоторое количество неисправных танков. Два из них, только что отремонтированные, также были задействованы в обороне города вечером 28 июня.
Все еще не задействованные в бою юго восточнее Дубно пушки 111-го батальона пто были размещены на танкоопасных направлениях, на юго-западных и западных окраинах города; тревожно прислушиваясь к доносящемуся из-за холмов рычанию моторов пока еще невидимых танков, торопливо окапывалась немногочисленная пехота. Из-за нехватки пехоты, для прикрытия противотанковых и зенитных орудий использовались подразделения сапёрного батальона, 448-го батальона связи 48-го мк и тыловых служб 11-й и 13-й тд. На грузовиках в город спешно перебросили 7-ю роту 50-го пп, 5-я и 6-я, выведенные в дивизионный резерв, сосредоточились юго-восточней Дубно в Волице. Сапёры минировали южные и западные подступы к городу и дороги, ведущие к Дубно от Тараканова, Замчиско и Клещихи.
Незадолго до наступления темноты бой разгорелся с новой силой, теперь танкисты 34-й тд атаковали уже сам город. Отдельным танкам 67-го тп удалось прорваться в Дубно с юго-запада и уничтожить несколько грузовых машин одной из тыловых колонн. Среди скопившихся в городе подразделений снабжения нескольких дивизий началась паника, большегрузные фуры и гужевые повозки беспорядочо метались по затянутым дымной гарью улицам, сея сумятицу и неразбериху. С большим трудом и далеко не сразу панику удалось прекратить "решительными мерами" . Неизвестно, что подразумевает летописец истории 111-й пд под "решительными мерами", но, возможно, в отдельных случаях не обошлось без применения оружия.

Подбитый в Дубненских боях Т-26 из 68-го тп.

По воспоминаниям местных жителей один из прорвавшихся в город танков был уничтожен немцами, догнавшими его на мотоцикле и забросавшими гранатами. Оказавшиеся на городских улицах без пехотной поддержки танки расстреливались с близких дистанций из противотанковых орудий, поджигались бутылками с бензином. Связь с прорвавшимися в город машинами 67-го тп и 12-й тд была потеряна и к ночи все они чадящими, источающими запах горячего металла, вонь жжёной резины и смрад горелого человеческого мяса кострами безжизненно замерли на улицах Дубно.
Возможно каким-то танкам и удалось невредимыми выйти из города, но документальных подтверждений этому пока не известно.
Один Т-34 из числа приданных группе Попеля танков 12-й тд с боем прошёл почти через весь город и был подбит, как установлено по фотодокументам участниками форума nemirov41.forum24.ru, в юго-восточной части города, на ул.Сурмичи. Незадолго до того, как тридцатьчетверка остановилась с перебитой гусеницей и загорелась, экипаж успел уничтожить немецкую самоходную зенитную установку на полугусеничном тягаче. К сожалению, точная дата этого боя не известна, он мог произойти как вечером 28 июня, так и на следующий день при повторном штурме Дубно. Более вероятной представляется версия 28 июня. И не только потому, что факт прорыва в город отдельных танков в этот день отражён в ЖБД 34-й тд и документах 111-й пд. За ночь немцы организовали прочную оборону насыщенную большим количеством средств пто на всех танкоопасных направлениях и утром 29 июня у атакующих танков было намного меньше шансов прорваться далеко в город, чем накануне вечером.

Дымящийся Т-34 из 12-й тд подбитый в Дубно на Сурмичах 28 или 29 июня. На нижнем фото разбитая танкистами немецкая самоходная зенитная установка.


Наступавшие от Тараканова танки уничтожили две находившиеся в Палестине 8,8 см зенитки. В истории 111-й пд так описан один из эпизодов вечернего боя в Дубно, случившийся около десяти часов вечера:
"Командир дивизии лично руководил организацией противотанковой обороны на юго-западном выходе из города, когда один тяжелый танк прорвался через наше охранение. Бросив свой автомобиль поперёк улицы, генерал успел своевремено достичь укрытия. Две зенитки были выведены из строя вражеским обстрелом, только одна продолжала вести стрельбу. И в этот момент мощный колосс повернул назад."
Речь идёт о наступавших в районе современных ул.Львовской и ул.Попеля танках 1-го батальона 67-го тп и приданных машинах 12-й тд. Уничтоженные танкистами в Палестине два 8,8см зенитных орудия скорее всего принадлежали 2-й батарее полка Генерал Геринг. В одном из донесений полка ГГ говорится, что вечером 28 июня подразделения полка "ведут тяжелейшие бои с вражескими танками в Дубно", убит один лейтенант, но о потерях матчасти не сообщается.
В отчете батареи о боях в Дубно в описании событий 29 июня встречается фраза "как показал опыт, следовало подпустить чудовища (т.е. КВ) поближе". Вероятно две уничтоженные зенитки открыли огонь с большой дистанции и были расстреляны танками прежде, чем сумели нанести сколько-нибудь существенный урон атакующим. Поскольку в отчете отсутствует страница большей части описания боевых действий батареи 28 июня, обстоятельства потери зениток неизвестны.


Разбитое прямым попаданием 8,8см зенитное орудие на южной окраине Дубно. Oдно из двух, уничтоженных танкистами группы Попеля вечером 28 июня. На заднем плане КВ-2 подбитый утром 29 июня.

Бои на подступах к Дубно и на окраинах города, постепенно затихая, продолжались и после наступления темноты и прекратились около полуночи. Потерявшая два орудия зенитная батарея полка ГГ сожгла в вечернем бою два танка. Несколько танков подорвались на минах.
Поздним вечером в Дубно вошел 1-й батальон 70-го пп. Командир 70-го пп оберстлейтенант Гарбш принял командование над всеми пехотными частями сосредоточенными в городе. Все противотанковые подразделения были объединены под управлением командира 111-го батальона пто майора Хайне. Общее руководство обороной осуществлял командир 111-й пд.
В вечернем наступлении на Дубно была задействована лишь небольшая часть сил 34-й тд. B ряде немецких документов действия 34-й тд вечером 28 июня характеризуются как "разведка боем" и "прощупывание обороны".
По донесениям немецкой авиаразведки вечером 28 июня во время атаки Дубно в районе Вербы находилось 20-30 танков, а согласно полученной штабом 111-й пд радиограммы от 75-й пд в 20.35 около 50 не участвовавших в наступлении танков стояли в лесу западнее Тараканова.
В ЖБД 34-й дивизии события вечера 28 июня описаны лаконично:
"Противник вводит до двух дивизионов артиллерии из районов западнее Дубно. В районе Забрамье миномётные части противника. В Дубно – конница, пехота, обозы и танки противника.
Дивизию застигает темнота. Имеются в результате боя до 30 танков подбитыми и сожжёнными, связь с отдельными танками, проскочившими на западную окраину Дубно, потеряна. ГАП в составе трёх орудий полностью расходует боеприпасы и теряет матчасть от сильного артогня из Дубно."


Т-26 67-го тп потерянный в районе Дубно. Судя по пробоине в левом борту танк возможно был разбит снарядом 10,5см немецкой гаубицы.

В вечернем донесении 111-й пд штабу 55-го ак за 28.6.41 говорится "После наступления темноты вражеские атаки отражены. Несмотря на уничтожение 8-10 танков, враг сохраняет большое превосходство в силах".
При ознакомлении с немецкими источниками складывается впечатление, что вечером 28 июня 111-я пд понесла наиболее тяжелые потери.
По неполным данным в бою вечером 28 июня танкистами группы Попеля было уничтожено 3 10,5см гаубицы, 2 8,8см зенитных орудия и не менее 5-6 пто.
Немецкая авиаразведка 55-го ак вечером обнаружила русские танки в 4-х км южнее Бокуймы. Командование корпуса усомнившись в точности сведений лётчиков приказало проверить это сообщение. Данные о танках не подтвердились, но поскольку танкисты группы Попеля активно вели разведку в направлении севернее и северо-западнее Дубно появление танков у Бокуймы вполне возможно.
Отдельные танки 34-й тд, вероятно ведя разведку в северном направлении, во второй половине дня доходили до Млынова. Удачным выстрелом одного из танков в районе переправы через р.Иква был уничтожен груженый снарядами фургон 117-го артполка 111-й пд, при этом погибли лейтенант и 20 солдат. Впрочем, возможно это случилось утром 29 июня, т.к. по воспоминаниям офицера 96-го артполка 44-й пд, переправлявшегося через Икву во второй половине дня 29 июня, погибших еще не похоронили и они лежали рядом с убитыми лошадьми.
В заключение рассказа о попытке 34-й тд захватить город вечером 28 июня немного о немецких танках в Дубно. В вечерней сводке 11-й тд за 27 июня говорится, что в сосредоченном в районе Острога танковом полку (без оставленной в Дубно одной роты) боеспособны всего 60 танков, но к утру 29-го июня их число возрастёт до 110. Приданная заградительному отряду фон Узедом рота 15-го тп скорее всего вместе с основными силами отряда ушла из Дубно в ночь на 28-е. А вот отремонтированных танков отбивающaя под Острогом яростные контратаки 109-й мд 11-я тд не дождалась. Все они, в количестве предположительно до 10-15 машин, были задействованы командиром 111-й пд в боях с группой Попеля 28-30 июня.

Pz III из состава 11-й тд возле подбитого зенитным орудием на южной окраине Дубно утром 29 июня КВ-2 из 12-й тд.

Pz II из состава 11-й тд на дороге позади подбитого утром 29 июня КВ-2.

Pz I рядом с КВ-2. Принадлежность не установлена, тактических знаков на машине не видно. Вероятно 16-я тд, хотя может быть и 11-я.

Пока 34-я тд готовилaсь к наступлению на Дубно, вышедшие после 11 часов утра к Ситно части 12-й танковой и 7-й моторизованной дивизий безуспешно пытались прорваться к Вербе, атакуя немецкие заслоны в Тарнавке, Иванишке-Ивтоцком, Рудне и Иващуках. K вечеру они, понеся тяжелые потери, сами оказались обойдены с флангов частями 75-й пехотной дивизии и вернувшимся от Кременца танковым полком 16-й тд. При прорыве из окружения вечером 28 июня на выезде из Ситно погиб командир 12-й тд генерал Мишанин. Остатки 8-го мехкорпуса были выведены во фронтовой резерв, a 34-я танковая дивизия оказалась в окружении.
В боях пытавшихся прорваться к группе Попеля основных сил 8-го мк принимали участие и несколько ранее отставших танков из состава 34-й тд. В частности сгорел в бою один ХТ-133 из 4-го батальона 68-го тп, а 75-я пд в вечерней сводке 28 июня отчиталась в уничтожении семи танков в районе Ситно-Козин, один из которых, сверхтяжелый, весом 70-90т был с "ближайшей" (так в тексте) дистанции подбит вечером 3,7см пушкой севернее Ситно. Возможно это был в одиночку догонявший свою часть Т-35 68-го тп.
Впрочем нельзя исключать возможность, что упоминаемый в донесении танк не Т-35 и артиллеристы 75-й пд приписали на свой счёт КВ-2 из 12-й тд, подбитый около 12.30 в 6 км севернее Ситно и в километре северо-восточней высоты 246,6 противотанкистами 16-й тд. Танк с дистанции около 1000м некоторое время безуспешно обстреливало 5-см орудие. Прежде чем танкисты смогли обнаружить позицию обстреливавшей их пушки, oдним из попаданий была заклинена башня, после чего экипаж покинул поврёжденную машину. Вечером того же дня там проходили подразделения 75-й пд.
В документах штаба 55-го ак об этих боях сказано: " В полосе 75-й пд бои с разрознеными мелкими группами и отдельными вражескими танками, в том числе очень тяжелым . Противник сражается очень храбро, но неорганизованно, без взаимодействия и единого руководства"
Отдельный батальон связи дивизии потерял 28 июня две "бэтэшки" по техническим причинам. Hа одной отказала КПП и лопнул бензобак в районе Броды, другая, согласно акту о потерях "везла на фронт донесения и в дороге сгорела. Машина пришла в полную негодность, эвакуировать было невозможно ввиду перегоревших частей, сгорела в р-не под Бродами".
В актах о потерях матчасти 68-го тп два радийных Т-26 числятся сгоревшими под Дубно 28 июня. Много танков проходят как пропавшие без вести или разбитые в бою без указания даты, а иногда и места. В четвертом батальоне 68-го тп 28 июня вышел из строя по техническим причинам еще один ХТ-26.

БТ-7 из состава 34-й тд. Предположительно танк 34-го батальона связи, потерянный 28 июня в районе Броды.


Еще один снимок потерянного в районе Броды БТ-7 34-й тд.

Очерки истории 34-й танковой дивизии РККА. Боевые действия дивизии 27-го июня.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html

В 2.30 27 июня прибывший в штаб 8-го мк генерал Панюхов передал Рябышеву устный приказ командующего Юго-Западным Фронтом, по которому выводившемуся во фронтовой резерв мехкорпусу предписывалось немедленно начать отход за боевые порядки 37-го ск, занимавшего оборону на линии Подкамень, Почаюв Новы, Золочев. Во исполнение приказа Рябышев отдал распоряжение 34-й тд выйти из боя и отходить по маршруту Червонармейск, Почаюв Новы. Радиосвязи с дивизией не было и приказ был отправлен с делегатом связи. Добрался ли он до дивизии неизвестно, в ЖБД, где тщательно записаны все полученные дивизией приказы, о получении этого распоряжения ничего не говорится.
[Spoiler (click to open)]Днём 26 июня корпус также не имел связи с 34-й тд и во второй половине дня Рябышев, не желая ждать возвращения делегата связи, сам отправился к Васильеву узнать как развивается наступление. В воспоминаниях служившего в разведбате 34-й тд Г.И.Пенежко приводится такой эпизод, произошедший в захваченом танкистами Хотине:
"Выслушав Васильева, Рябышев сказал, что он приехал к нему только из-за отсутствия связи с дивизией. Он приказал расследовать, почему не работала рация, и привлечь виновников к суду.

- Товарищ генерал, - доложил Васильев, - не только вы, я сам свою собственную рацию не мог вызвать до тех пор, пока не приехал сюда.
- А почему?

- А потому, что мой штаб с перепугу, чтобы его не бомбили, приказал все рации выключить.Вот причина и конкретные виновники."

В своих мемуарах Пенежко нередко, вежливо говоря, фантазирует и преувеличивает, но этот случай видимо не придуман им. Подобное случалось в первые дни войны не только в 34-й тд.

БТ-7 предположительно из состава 34-й тд. Место и обстоятельства потери неизвестны.

Bероятно еще один БТ-7 34-й тд.Предположительно из переданных весной 41 в батальон связи и разведывательный батальон 34-й тд танков 12-й тд.

Ночью командующий ЮЗФ генерал Кирпонос доложил в Москву о своем решении отвести мехкорпуса за линию обороны стрелковых соединений, но Ставка запретила отход и потребовала продолжить контрудары по прорвавшимся немецким танкам. В результате в 6 часов утра 27 июня Рябышев получил новый приказ, согласно которому 8-й мк в 9.00 должен был начать наступление в направлении Верба, Дубно.
Колонны 12-й тд к этому времени, растянувшись на 20-25 километров, находились в движении на Подкамень, 7-я моторизованная дивизия застряла в труднопроходимой лесисто-болотистой местности западнее Броды, и фактически наступать на Дубно могла только 34-я тд, да и той требовалось время на выход из боя и вытягивание колонн.
Около 9 часов утра дивизия получила приказ ударом в направлении Козин, Верба, Дубно к исходу дня выйти в район Дубно, Загорце Мале, Семидубы.
Примерно в это же время (в 9.15 согласно донесению 157-го батальона пто) несколько танков 34-й тд атаковали подразделения 199-го пп в районе с.Редков. При отражении атаки был подбит один Т-26. Согласно этому донесению в 17.00 батальоном был подбит еще один Т-26 в районе с.Лешнюв.
В 10.00 доставлявшим приказ корпуса в 12-ю тд делегатом связи на марше была развернута колонна в составе 25 средних и тяжелых танков под командованием командира 24-го тп подполковника Волкова. Эти танки составили передовой отряд спешно сформированной для захвата Дубно сводной группы в составе 34-й тд и части сил 12-й тд. Командование группой было поручено заместителю командира корпуса по политической части бригадному комиссару Н.К.Попелю. Согласно устного приказа приехавшего утром в штаб 8-го мк члена военого совета ЮЗФ корпусного комиссара Вашугина, Попелю категорически запрещалось переправляться на восточный берег Иквы, т.к. с востока на Дубно должны были наступать части 19-го мк 5-й армии.
Остальныe силы 12-й тд в это время сосредотачивались в районе Подкамень, где, не имея горючего, приводили себя в порядок и подтягивали отставшие машины. В 17.00 из района Червонармейск (Радзивилов) на соединение с группой Попеля выступила еще одна колонна из состава 23-го и 24-го танковых полков в количестве до 30 танков, преимущественно средних и тяжелых.
Выдвижение передового отряда группы Попеля вскоре было обнаружено частями прорвавшейся вечером 25 июня к Кременцу и отрезаной от главных сил боевой группы из состава 16-й тд (2-й танковый полк, разведывательный и мотоциклетный батальоны дивизии, дивизион 16-го артполка, 1-я рота 16-го батальона пто и командир дивизии с частью офицеров штаба). В донесении от 15.00 27.6.41 командиру 48-го мк, нач. штаба 16-й тд сообщает о скоплении тяжелых танков между Иквой и Ситно, отдельных танках возле Рудни и запрашивает авиационную поддержку. В вечерней, итоговой, сводке 16-й тд за 27 июня говорится: "боевых столкновений с неоднократно замеченными в первой половие дня в районе вокруг Ситно тяжелыми танками противника пока не было."
Передовой отряд подполковника Волкова наступал по шоссе Броды-Дубно не встречая особого сопротивления и легко сбивая малочисленные немецкие заслоны.
Головные части 34-й тд выступили на Дубно в 14.00-14.30. Предположительно, первым двигался занимавший район леса западнее Козина отряд в составе 1-й роты 3-го батальона 68-го тп и двух рот 3-го батальона 34-го мсп, а также, возможно, часть разведбата. Подразделения 67-го тп и основные силы дивизии выдвигались маршевыми колонами по маршруту Ситно-Грановка-Смолярня-Верба и далее на Дубно. Возможно часть сил дивизии двигалaсь также и через Козин до Грановки и далее по шоссе через Вербу.
Прикрывавший с запада вывод дивизии 68-й тп начиная примерно с 13.00 частью сил 2-го батальона совместно с подразделениями мотострелкового полка дивизии вел арьергардные бои с запертыми накануне контрударом 12-й тд у Щуровичей и спешащими на соединение с передовым отрядом дивизии частями стрелковой бригады 16-й тд, контратакуя наступавший в авангарде 79-й пп мелкими группами танков в районе Редков, Хотин, Гоноратка. В документах 48-го мк зафиксированы жалобы стрелковой бригады на чрезвычайно замедляющие продвижение атаки русских танков из леса южнее Хотин. В радиограммах 199-го пп штабу 57-й пд также неоднократно упоминаются русские танки. В частности в донесении от 16.20 (время берлинское) говорится: "из леса южн. Хотин сильный враг атакует 16-ю тд. 7 вражеских танков южн. Редков после обстрела малокалиберными зенитными орудиями 16-й тд уклоняясь от огня повернули к Редкову."
В отправленном в 18.00 донесении разведбата 57-й пд говорится, что вражеские танки в районе Редков уничтожены самоходными зенитными установками 16-й тд, а в самом поселке противника нет.
В бою с танками 68-го тп под Гонораткой был тяжело ранен командир 2-го батальона 79-го пп 16-й тд майор фон Дёринг, а возле Хотина убит командир 8-й роты оберлейтенант Кульке. Судя по немецким радиограммам, кульминация боя приходится на промежуток между пятью и шестью часами пополудни, но отдельные стычки продолжались до позднего вечера и даже, по данным ЖБД 48-го мк, ночью.
Возможно в боях в районе Хотин-Гоноратка участвовали танки или бронеавтомобили 16-й тд. B одном из донесений немецкой воздушной разведки говорится о насчитывавшей 20 танков и 80 автомашин колонне в 12.26 проходящей через Щуровичи с запада и движущейся далее на северо-восток, т.е. как раз по маршруту Щуровичи-Мытница-Хотин которым шла на соединение с передовым отрядом дивизии стрелковая бригада 16-й тд.
В другой радиограмме, отправленной с борта летевшего на высоте 1100 м Ю-88, говорится о 20 немецких бронеавтомобилях, направляющихся на юго-восток по дороге Берестечко-Хотин в 12.47. Поскольку большая часть подразделений 16-го разведывательного батальона находилась вместе с отрезанным от главных сил передовым отрядом 16-й тд, представляется маловероятным, что бронерота разведбата почти в полном составе двигалась вместе с 16-й стрелковой бригадой. Вероятно немецкий летчик-наблюдатель принял за броневики двигавшуюся в голове колонны танковую роту.
В 18.15 стрелковая бригада 16-й тд докладывает корпусу об уничтожении 12-ти вражеских танков в районе Редков-Гоноратка. Эта цифра немного превышает задокументированные потери 68-го тп у Хотина 27 июня (даже с учетом двух машин проходящих по акту потерянными в районе Хотин без указания даты), вероятно в боях участвовало также какое-то подразделение 67-го тп. Впрочем не исключено, что немцы записали на свой счёт пару-тройку танков, подбитых накануне 57-й пд.

Подбитый Т-26 из состава 68-го тп.

По документам 68-й тп потерял 27 июня в районе Хотин семь Т-26 разбитыми в бою и один, у которого вышла из строя КПП и сгорел главный фрикцион, был сожжен экипажем. Еще один Т-26 проходит как подбитый в бою под Бродами и сожженный экипажем 27.6.41. У танков 68-го тп, сгоревших накануне в бою с 57-й пд в районе Теслугов-Редков, место потери обозначено "район Броды", так что этот Т-26 может в равной степени быть как поврежденным 26 июня, отбуксированным на спам и сожженным на следующий день при отходе, так и подбитым в бою с 79-м пп 16-й тд у Хотина.
Кроме уже упомянутого Т-26 с поломавшейся КПП полк потерял еще две машины по техническим причинам: линейный Т-26 с сожженным фрикционом числится оставленным в районе Броды, a ХТ-26 с неисправным двигателем - в районе Радзивилов.
Пока 68-й тп контратаковал мотопехоту 16-й тд, основные силы дивизии многокилометровой стальной змеей растянувшись по нагретому жарким июньским солнцем шоссе двигались к Дубно.
Захватившая город 25 июня 11-я тд, бросив основные силы пехотной бригады на Острог, танковым полком сражалась 26 июня с 43-й тд у Варковиче, а в ночь на 27-е, оставив в Дубно и окрестностях заслон, повернула на юг к Острогу.
В самом городе танкистами 11-й тд было захвачено 42 203-мм гаубицы Б-4, до 90 грузовиков, 40 тракторов, 68 пулеметов, огромные запасы горючего (которым впоследствии, после перехвата группой Попеля путей снабжения, несколько дней заправлялись части 11-й и возможно также 13-й танковых дивизий), большое количество боеприпасов и продовольствия (особенно муки, яиц, и консервов). Кроме того, в боях в районе Дубно 25-26 июня немцами было захвачено до 2500 пленных.

203мм гаубицы обр.31г Б 4 из 330-го ГАП БМ РГК брошенные в Дубно и захваченные 25 июня немецкой 11-й тд.

Для охраны Дубно и панцерштрассе на участке Дубно-Варковиче (искл) и Дубно-Верба был оставлен заградительный отряд фон Узедом (Sperrverband v.Usedom) в составе разведбата дивизии усиленного танковой ротой, двумя ротами сапёрного батальона, двумя батареями 8,8см зениток, двумя взводами легких самоходных зенитных установок, тремя взводами 71-го легкого зенитного дивизиона, ротой батальона пто дивизии, батареей легких и батареей тяжелых гаубиц. Кроме того в городе находились подразделения снабжения 11-й тд, ремонтно-восстановительный батальон и примерно 15-20 вышедших из строя на марше или подбитых в бою танков. Также в Дубно был развернут полевой госпиталь (на 27 июня в нем было около двухсот раненых), причем один из взводов находившейся в городе медицинской роты 11-й тд, попавший под бомбежку, потерял более половины личного состава убитыми и почти весь автотранспорт.
К исходу 27 июня подразделения заградотряда 11-й тд должна была сменить арко 108 в составе штаба 511-го ап, 844-го тяжелого гаубичного дивизиона и тяжелого моторизованного 732-го дивизиона 21см мортир (2-й дивизион 64-го ап, также входивший в арко 108, в это время еще находился в районе Берестечко) и подразделения корпусного подчинения. Ночью или утром 28 июня основные силы заградотряда ушли из города, однако часть подразделений, в том числе 2-я рота 61-го мотоциклетного батальона, взвод 5-см противотанковыx орудий 61-го батальона пто, 7 танков, 2-я батарея 8,8см зениток и полбатареи малокалиберных ЗСУ полка "Генерал Геринг" остались в Дубно. Также в городе находились 4 8,8см зенитных орудия 3-й батареи 1-го дивизиона 9-го полка пво и два взвода 71-го легкого зенитного дивизиона.

Немецкое 8,8см зенитное орудие на огневых позициях в районе Дубно. 28-30 июня 1941

В середине дня командование 48-го мотокорпуса отправило из Берестечко группу солдат и офицеров штаба с заданием выбрать подходящее место для размещения КП корпуса, который планировалось на следующий день перенести в Дубно. Они успели проскочить в город буквально под носом у танков группы Попеля.
Tанкисты 34-й тд, продолжая движение на Дубно, уничтожили на шоссе до 20 автомашин и около 40 мотоциклов, а также 4 лёгких танка в районе Верба и западнее. Возле Тараканова в пятом часу пополудни была разгромлена колонна 448-го батальона связи 48-го мотокорпуса и подразделений снабжения. В первоначальном донесении 48-го мк в штаб 1-й тгр говорится, что атакованные десятью танками и мотопехотой связисты потеряли 5 грузовых автомашин, 5 человек убитыми и 10 ранеными, однако в ЖБД корпуса утром 28 июня отмечается: "атака танков противника у Тараканова нанесла более тяжелые потери, чем предполагалось". В отправленной штабом арко 108 в 7.45 28 июня из Дубно в штаб 48-го мк радиограмме говорится: "Вчера танковая атака из Вербы на Дубно-Тараканов. В Тараканове более 40 чел. пропали без вести...Атака на юго-западный въезд в Дубно отражена."
По фотодокументам известно захоронение двадцати пяти погибших 27 июня военнослужащих танковой роты связи у Дубно, предположительно в Тараканове. К 2 июля корпусные части 48-го мк потеряли 37 человек убитыми (4 офицера), 16 ранеными и 12 пропавшими без вести. Почти все потери приходятся на бои в районе Дубно 27-30 июня.
Всего в боях с частями 34-й тд 27 июня связисты и тыловики 48-го мк и подразделения 16-й и 11-й танковых дивизий потеряли примерно 120-140 человек, из них около половины убитыми.
К вечеру движение немецких транспортных колонн на Дубно было прервано, пропала также связь 48-го мк с находившимися в городе войсками.
Примчавшись в Дубно мотоциклисты из разгромленной у Тараканова колонны подняли тревогу. Зенитчики полка Генерал Геринг, занимавшие оборону на южной окраине города в районе парка Палестина, получили приказ приготовиться к отражению танковой атаки. Вскоре изготовившиеся к стрельбе артиллеристы увидели медленно ползущий по шоссе КВ-2, за которым следовали три Т-26. В завязавшемся бою после прямого попадания 88-мм снаряда зенитки боекомплект КВ сдетонировал и танк буквально разорвало на куски, разметав фрагменты корпуса по дороге.
По воспоминаниям местных жителей этот КВ-2 подорвался на мине, заложенной в проходящую под асфальтом водосточную трубу. Двигаясь по инерции танк проехал еще несколько метров после подрыва, а затем обездвиженный был расстрелян артиллерией.
Еще в седьмом часу вечера 26 июня из состава саперного батальона 11-й тд были выставлены противотанковые заслоны на четырёх выездах из Дубно: на шоссе Дубно-Броды, на западном выезде из города на развилке дорог к Замчиско и на Хорупань, восточнее моста через Икву на дороге в Ровно и на юго-восточном выезде из города в Сурмичах. Каждая группа состояла из 8 сапёров под командой лейтенанта или фельдфебеля и кроме личного стрелкового оружия была вооружена десятью противотанковыми минами Tellermine 35, противотанковым ружьём, четырьмя связками гранат (или зарядами взрывчатки для установки фугасов, в немецком их иногда также обозначают термином geballte Ladung) и сигнальным пистолетом-ракетницей. Дорогу на Тараканов прикрывала группа лейтенанта Штольца и КВ-2 судя по всему подорвался на одной из поставленных этой группой мин.

Схема расположения противотанковых заграждений поставленных на выездах из Дубно сапёрами 11-й тд вечером 26 июня.

В радиограмме отправленной в 18.10 в штаб 48-го мотокорпуса говорится: "В 15.45 (время берлинское) в 800 м перед Дубно на дороге Тараканов-Дубно прямым попаданием уничтожен тяжелый танк. Другие 5 танков повернули обратно к Тараканову".
Однако в отчете зенитной батареи о боях в Дубно говорится о четырёх танках наступавших от Тараканова. Такое же количество указано и в донесении начальника снабжения 11-й тд, согласно которому танки двигались в сопровождении мотострелков. Вероятно в состав высланной к Дубно разведки кроме усиленного тяжелым КВ-2 взвода из трёх Т-26 входили одна-две грузовые автомашины с мотострелками 3-го батальона 34-го мсп.
В хранящемся в NARA отчете батареи о боях в Дубно утеряна страница с описанием событий вечера 27 и частично 28 июня. Однако, судя по немецким документам, это была единственная попытка частей группы Попеля проникнуть в Дубно по шоссе в этот день.
Hеизвестны дата и обстоятельства потери известного по многочисленным фотографиям Т-26 из состава 68-го тп, который был подбит метрах в 50 позади места взрыва КВ-2 и впоследствии прибуксирован почти вплотную к лежавшей на дороге кормовой плите разорванного взрывом танка. Вероятно этот Т-26 был подбит 28 или 29 июня. 2-я батарея полка Генерал Геринг, пометившая "двадцатьшестёрку" своим автографом с неразличимой на известных фотографиях датой, записала 27 июня на свой счёт только один уничтоженный танк.

Кормовая плита корпуса КВ-2 из 12-й тд уничтоженного детонацией боекомплекта в 16.45 27 июня в районе парка Палестина на окраине Дубно. На броне "автограф" уничтоживших танк зенитчиков и дата.

Фрагмент корпуса взорвавшегося КВ-2. На дороге Т-26 из состава 68-го тп. Танк был подбит не доезжая 40-50 метров до места взрыва КВ. Впоследствии немцы, возможно для фото- и киносъёмки, подтащили его почти вплотную к лежавшей на дороге кормовой плите корпуса КВ-2.

Т-26 68-го тп подбитый в парке Палестина.

На правом борту танка "автограф" зенитчиков полка ГГ. Дата видна неразборчиво.


Tот же Т-26 с другой стороны

Согласно ЖБД на исходе дня группа танков 67-го тп попыталaсь обойти город с запада и прорваться к дороге Сады Вельке - Дубно. На подходе к Замчиско они попали под огонь немецкой артиллерии и отошли. В бою был ранен заместитель командира дивизии по строевой части майор Божко. Данные о потерях матчасти в известных документах не указаны.
Основные силы 34-й тд к этому времени еще находились на марше. Согласно немецким сводкам, около 20.00 была замечена колонна до 50 танков в районе Тарнавки (вероятно выступившие вечером из Радзивилова вдогонку группе Попеля танки 12-й тд в количестве до тридцати машин) а в 20.30 разведка 57-й пд сообщила, что движущаяся по дороге Радивилов-Дубно многокилометровая колонна из 80-90 танков и большого количества автомашин головой достигла Вербы. Скорее всего это были танки 68-го тп, догоняемые отрядом 12-й тд, 34-й гап, часть сил мотострелкового полка, 34-й понтонно-мостовой батальон, тылы полков и дивизии.
По данным воздушной разведки 1-й танковой группы около 20.00 на дороге Броды-Дубно находилось 110 танков двигавшихся несколькими группами в направлении Дубно.
К исходу дня (23.40 согласно ЖБД) основные силы вышли в район Подлужье, Турковиче, тылы дивизии и частей подтягивались к Птиче и Подлужье. Там дивизию наконец догнал находившийся в отпуске начальник штаба подполковник Курепин. В ходе марша отстали все имевшиеся утром 27-го в наличии Т-35 (четыре танка 68-го тп на следующий день догнали тылы дивизии до того, как 16-я танковая дивизия перекрыла шоссе, отрезав группу Попеля от основных сил 8-го мехкорпуса), 2 КВ, 2 Т-34 из числа приданных из 12-й тд, до 15 автомашин. Из состава 34-го гап из-за поломок буксировавших гаубицы тракторов в район Дубно вышли всего три орудия, т.е. дивизия практически не имела артиллерийской поддержки для подавления немецкой обороны.
Дорога на Дубно ночью не была блокирована группой Попеля. Так, например, 448-e управление полевой почты, выступившее из Берестечко в 16.00 27.6.41 и несколько часов стоявшее в пробке вызванной сообщениями о перехвативших дорогу Ситно-Дубно русских танках, к 3.00 ночи 28 июня прибыло в Дубно.
По документам 68-го тп два радийных и один линейный Т-26 числятся сгоревшими в районе Дубно 26 июня и еще один оставленным из-за неисправнности двигателя. Вероятно три сгоревшиx - танки, потерянные вечером 27 июня в бою с передовым отрядом 75-й пд у переправы в с.Козин. Кроме того, подбитым в районе Дубно 27 июня числится один ХТ-26.
Установить потери 67-го тп в вечерней атаке на Дубно по имеющимся документам не представляется возможным. 34-й батальон связи потерял в этот день два БТ-7 по техническим причинам, обе машины были оставлены в г.Буск с экипажами. Запчасти для ремонта отсутствовали, буксировать танки на спам было нечем.

БТ-7 из состава 34-й тд, скорее всего один из двух оставленных в г.Буск неисправных танков 34-го батальона связи.

В целом в составе сосредоточившейся на подступах к Дубно группы Попеля насчитывалось чуть более двухсот танков. Примерно 45-50 из них, главным образом КВ и Т-34, были из состава 23-го и 24-го танковых полков 12-й тд. Из ведомости о потерях личного состава 24-го тп можно сделать вывод, что в группу Волкова вошло не менее четырёх КВ и 12-13 Т-34 (скорее всего их было больше, порядка 15-17 машин), а так-же не менее двух БТ-7 из 3-го батальона и один Ба-10 из состава полковой разведроты. Фотодокументами подтверждается потеря в районе Дубно четырёх КВ-2 12-й тд. Основу второго отряда приданных группе Попеля танков дивизии Мишанина также составляли Т-34 и КВ (преимущественно из состава 23-го тп), кроме того в её составе было несколько БТ.
Согласно таблице в воспоминаниях генерала Рябышева во втором томе сборника "Пишу исключительно по памяти.." из состава 12-й тд в группу Попеля вошли 15 КВ, 46 Т-34 и 6 БТ. Поскольку воспоминания написаны по памяти, без использования документов, данные по КВ и особенно Т-34 представляются завышенными, а количество "бэтэшек" вероятно указано точно. Предположительно в группе Попеля было около десятка КВ, 25-30 "тридцатьчетверок", 5-6 БТ и 2-3 бронеавтомобиля из 12-й тд.
Помимо танкистов 12-й тд в группу Попеля, судя по показаниям взятых 44-й пд в бою у Пелчи 1 июля пленных, входили какие-то подразделения 1-го батальона 12-го мсп.
Точные цифры вышедшей к вечеру 27 июня к Дубно техники 34-й тд подсчитать невозможно, т.к. ряд танков числятся пропавшими без вести без указания места и даты. В 67-м тп без учета отставших машин на вечер 27 июня оставалось 6 КВ, 1 ХТ-26, 1 ХТ-133 и около 70 Т-26. В 68-м тп кроме подтянувшихся с тылами дивизии к утру 28 июня четырёх Т-35 насчитывалось 12-15 ХТ и 66-70 Т-26. В батальоне связи было 2-4 БТ, 2 БА-10, 3 БА-20 и 1-2 ФАИ, а в разведбате могло оставаться 5-10 БТ-7 и несколько (не больше пяти-семи) бронеавтомобилей. Еще 2-3 бронеавтомобиля было в разведроте 68-го тп.

Могила 25-ти солдат танковой роты связи погибших в окрестностях Дубно. Предположительно из колонны, разгромленной вечером 27 июня танкистами 34-й тд у Тараканова.

75-я пд, находившаяся основными силами на дневке в районе Смордва-Бокуйма, в 16.00 выдвинула передовой отряд в составе 175-го батальона пто (без 2-й роты), пулеметной роты 222-го пп, батареи 852-го тяж. артдивизиона и тяжелой батареи 2-го дивизиона 9-го полка пво (8,8см зенитные орудия), с задачей захватить переправy и плацдарм у с.Козин. В 19.38 передовой отряд вышел в указанный район и доложил, что переправа не занята противником, а мост повреждён. В 22.40 штаб дивизии получил донесение, что плацдарм передового отряда у Козина был атакован противником, при отражении атаки подбито 3 танка. Скорее всего это были машины 34-й тд, предположительно 68-го тп, хотя нельзя исключать возможность появления у Козина танков Кременецкой группы 37-й тд, уже сражавшейся в том районе с мотоциклистами 11-й тд вермахта 24 июня, или танков 29-го тп 14-й кд.

26-27 июня остававшиеся на зимних квартирах в Гродеке учебные и тыловые подразделения 34-й тд вместе с отошедшими из Судовой Вишни 24 июня бойцами и командирами дивизии оставили город и отступили к Львову. При отходе оставляемая в парке техника была приведена в негодность, а также было произведено минирование дорог. К исходу 29 июня 2-я рота сапёрного батальона занявшей Гродек 257-й пд доложила об обезвреживании 14 мин в Гродеке-Ягеллонском.