Немного о потерях матчасти 19-й танковой дивизии

На 1 и 10 июня в 19-й тд числилось 122 Т-26 (47 радийных), 7 ХТ и 34 БТ :12 БТ-7 (6 радийных), 17 БТ-5 (3 рад)и 5 пулеметных БТ-2. Всего 163 танка. Эта цифра приводится во всех работах посвященных приграничному сражению ЮЗФ, начиная с Владимирского.
На 22 июня согласно приложенной к отчету о боевых действиях дивизии объяснительной записке на потери матчасти в период 22.6 - 1.8.1941 в 19-й тд было 183 танка: 147 Т-26, 7 ХТ, 12 БТ-7 и 17 БТ-5. Количество ба осталось неизменным - 58 БА-10.
Получается в течении двух последних довоенных недель дивизия получила 25 Т-26 и лишилась пяти БТ-2. 26-е наверняка были получены из 41-й тд, в которой на 1 июня было 341 Т-26. Куда ушли БТ-2 неизвестно, наиболее вероятными представляются две версии - были переданы в 133-й тп 215-й мд или отправлены на капремонт, вероятно в Дарницу.
[Spoiler (click to open)]



При выступлении дивизии в ППД были оставлены неисправные 3 Т-26, 1 БТ-7 и 4 БТ-5.
6 неисправных Т-26 и 2 БТ-7 были эвакуированы по жд.
По техническим причинам потеряно 42 Т-26, 3 ХТ, 2 БТ-7 и 7 БТ-5.
Боевые потери 91 Т-26, 4 ХТ, 6 БТ-7 и 6 БТ-5.
Сгоревшие в бою химики были судя по документам с ПН из состава 4-го тб 67-го тп.

Еще 5 Т-26 пропали без вести с экипажами.
Как видим реальная картина сильно отличается от версии о том, что 19-я тд из имевшихся 163-х танков 118 потеряла на марше из-за тех. неисправностей и ударов авиации противника.
Немцы по итогам боев 24-25 июня насчитали более 160 подбитых и захваченных танков. В это число были включены и БА-10 19-й тд, и танки 152-го отб и вероятно какое-то количество техники 41-й тд, из приданных 87-й сд и отходивших от Владимира-Волынского подразделений 82-го тп. Первые столкновения с танками у Александровки по немецким документам произошли около 10 утра 24 июня, когда части 19-й тд еще только выдвигались в тот район (приказ атаковать был получен в 13.30).

Подбитый возле "поля смерти" Т-26 из состава 19-й тд

Неподалеку стоит второй

Группа из трех Т-26 19-й тд сгоревших 24 июня в том же районе




На поле смерти местные жители погибших похоронили, а здесь похоже так и остались лежать, кто в танках, кто возле

Сгоревший 24 июня на броне подбитой двадцатьшестерки танкист из 152-го отб. Встречались воспоминания немца из 14-й тд, как они подбили у Александровки русский танк и танкист которому оторвало ноги стрелял по ним из пистолета. Как бы не этот вот эпизод.


Давеча попадался на ПН наградной на емнип старшего лейтенанта, командира роты 152-го отб, погибшего 24 июня на поле у Холопичей. Ему тоже оторвало ноги, но о нем ли вспоминал немец и кто на снимках сейчас уже не сказать.

Возможно один из четырех потерянных в бою 24 июня химиков 37-го тп 19-й тд.


Т-26 из 19-й тд подбитый во второй половине дня 24 июня предположительно на дороге Войница-Торчин не доезжая до поворота на Маньков, в километре от села.







Сгоревшие БА-10 19-й тд.



До кучи немного разбитых в районе Александровка/Войница 24 июня немецких танков.






Расстрельные приговоры 18-й танковой дивизии вермахта летом 1941.

Попались среди других документов.

5.8.1941 приговорен к расстрелу водитель большой транспортной колонны 14/88 Отто Штеккер, изнасиловавший и убивший (возможно забивший до смерти) 4 августа русскую девушку. Приговор утвержден и приведен в исполнение.

[Spoiler (click to open)]
14.8.1941 за трусость приговорен к расстрелу ефрейтор Либман, ефрейторы Карш и Куайзер к 10 годам тюремного заключения каждый. Все трое из 2-й роты полка Йолассе (сводный мотопехотный полк 18-й тд).Либман и Куайзер были посыльные, Карш пулеметчик, 24.7 дезертировали с поля боя и ошивались в тылу, в частности на сборном пункте в Смоленске, где выдавали себя за отбившихся от части. Вернулись в дивизию 5 и 8 августа.
Кроме расстрельных встречаются и другие приговоры. Так в сентябре два ефрейтора, отлучившиеся примерно на 30 и 45 минут с поста в ночь на 5 сентября, получили 5 и 8 лет тюрьмы, а ст.ефрейтор 52-го пп укравший десяток небольших посылок присланных родственниками своих сослуживцев - полтора года. Солдат 3-й роты 88-го разведбата укравший 12.10 у портного на чьей квартире ночевали разведчики пальто и отрез ткани чтобы послать домой родным, получил 7 месяцев. Вообще за мародерство сильно не наказывали. Так, унтер-офицер и ефрейтор ремонтного взвода 1-го батальона 18-го тп отправившие домой несколько ящиков награбленного барахла получили 8 и 5 месяцев.

Ну и до кучи, к теме наказаний. Командир 47-го ак генерал Лемельзен ретиво следил, чтобы солдаты при встрече отдавали честь. Те кто ленился приветствовать генерала, получали обычно 5 суток строгого ареста. Как в этих например случаях.


А однажды, незадолго до начала "Тайфуна", Лемельзен после очередного такого случая наверно вставил пистон командиру 18-й тд генералу Нерингу и тот влепил какому-то очередному не поприветствовавшему командира корпуса солдату сразу 10 суткок строгого ареста вместо обычных пяти.
Вот интересно были ли среди немцев те, кто просек фишку и таким образом пытался хоть ненадолго откосить от участия в боевых действиях?
Хотя вобщем жалобы на некоторое падение дисциплины и особенно пренебрежение воинским приветствием старших по званию нередко встречаются где-то начиная со второй половины июля в документах разных частей вермахта.

Очерки истории 34-й тд. Немного о немецких потерях 1 июля.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html
часть 10 https://onkel75.livejournal.com/3274.html
часть 11 https://onkel75.livejournal.com/3495.html
часть 12 https://onkel75.livejournal.com/3662.html
окончание https://onkel75.livejournal.com/3966.html
гибель полковника Васильева https://onkel75.livejournal.com/6478.html

При знакомстве с документами 44-й пд впечатление создается невеселое, вобщем даже удручающее. Возможно отчасти из-за известных мемуаров, Попеля и Пенежко. Ну понятно, что оба те еще мюнхаузены, но все равно как бы ожидалось что при разгроме 34-й тд немцам тоже неслабо вломили. Тем более, что несколько успешных эпизодов в коротком боевом пути дивизии были. Но как-то вот все так очень неудачно сложилось 1 июля.
[Spoiler (click to open)]Всего за два дня боев с группой Попеля 44-я пд потеряла 164 чел. убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Непосредственно 1 июля примерно 25-26 убитыми/пропавшими и около сотни ранеными. (Для сравнения, при прорыве приграничной полосы укреплений и последующих боях 23-27 июня дивизия потеряла почти вдвое больше - 315 человек. Оборонявшая Дубно 111-я пд потеряла 28-30 июня 911 человек, причем по самым скромным оценкам как минимум около 600-650 в боях с частями группы Попеля).
131-й пп потерял 1 июля 5 убитыми, 2 пбв и 25 ранеными. Больше всего от действия танков группы Попеля пострадали обоз 2-го батальона и 13-я рота, да и там потери были в основном не в личном составе - убиты 30 коней и 26 ранено (главным образом от огня КВ-2 в Будераже и сопровождавших его пяти Т-26).
Приданный полку 1/96-го ап потерял одну гаубицу и 4 чел. ранеными, в т.ч. командира дивизиона.
132-й пп за два дня потерял 6 убитыми и 25 ранеными, 134-й пп за то же время - 6 убитыми и 38 ранеными. При этом более половины потерь полков приходится на вечер 30 июня и бой с усиленными несколькими танками подразделениями 34-го мсп, оборонявшимися на высотах между Смолярней и Александровкой и в районе Кривуха-северо-западная опушка леса у отм.261.
Потери 46-го батальона пто неизвестны, но методом исключения получаем около десяти убитых (в т.ч. командир 3-й роты) и человек 20-25 раненых. По потерям разведбата информации нет, он зачищал 1 июля район Подлужье, особых боев там не было, только перестрелки с разрозненными малочисленными группами красноармейцев.
Сравнительно малые потери в основном были обусловлены осторожным продвижением частей 44-й пд. Задача дня полков была поделена в глубину на 4 линии, привязанных на местности к хорошо видным ориентирам, по достижении которых пехотные роты останавливались и возобновляли продвижение только подтянув пто и тяжелую артиллерию. При выходе на следующий рубеж снова остановка и подтягивание артиллерии. Всякое более-менее серьезное сопротивление подавлялось огнем приданных батальонам гаубиц, пехотных орудий и минометов. Собственно на линию Пелча-Мильча-Никитичи дивизия должна была выйти к исходу 30 июня, но хотя задача дня была не выполнена, такое медленное продвижение оправдало себя и помогло минимизировать потери.
В отчете 131-го пп причины неудачного для 34-й тд боя описаны так:
а)Противник не ожидал встретить нас в районе Пелча-Будераж-Мильча.
По показаниям пленных накануне противник провел разведку этого района, и убедившись что он не занят нашими войсками, рассчитывал на легкий прорыв из окружения.
б)Разрозненные нескоординированные атаки вместо организованного, планомерно осуществляемого удара собранными в кулак всеми силами танковой группы.
По показаниям пленных в ночь накануне боя получены указания, что каждому надлежит прорываться там где получится.
в)Танковая часть не сколоченная, а сводная, собранная несколько дней назад из разных подразделений.
По показаниям пленных в бою участвовали части русских 23-го и 27-го танковых полков и батальон 12-го мсп. Командовал сводной группой погибший в своем танке русский подполковник.
г)Русские танки не прорывались в глубину обороны к артилерийским позициям, хотя их расположение было легко определяемо по орудиям поставленным на прямую наводку перед основными огневыми позициями батарей. Прорвавшийся к КП 131-го пп вражеский танк остановился не доезжая примерно ста метров до огневых позиций 3-й батареи.
д)Использование на танках вооруженных винтовками и пулеметами стрелков, являющихся легкой добычей для стрелкового оружия пехоты, бессмысленно и может деморализующе действовать на танковые экипажи.
е)Боевой дух бойцов русского танкового соединения был ослаблен боями предшествующих дней и осознанием того факта, что они находятся в окружении.
Тем не менее экипажи подбитых танков и особенно их командиры действовали образцово.


По матчасти никакой новой информации не появилось, как уже писал, по неполным данным - не менее 5-6 пто, 1 Le.FH и, возможно, 1-2 пехотных орудия и 1 15-см гаубица. Плюс несколько паков были серьезно повреждены.
Есть правда в этой бочке дёгтя и маленькая ложка мёда: 14-я рота 131-го пп "отличилась" и сожгла на окраине Пелчи тяжелый броневик командира взвода 1-й роты разведбата 16-й тд лейтенанта Кюгелера. В отчете этот эпизод описан так:"Бронеавтомобиль двигавшейся перед танками 16-й тд разведки появился на северо-восточной окраине Пелчи вместе с наступавшими с юга русскими танками. Поскольку, в отличие от следовавших за ним немецких танков, на нём не было флага со свастикой и он находился посреди боевых порядков атакующих русских танков, бронемашина была принята за вражескую и расстреляна находившейся на северо-западном выезде из Пелчи противотанковой пушкой 1-го взвода 14-й роты. При этом были убиты лейтенант и еще один член экипажа, двое других ранены. Раненым была оказана первая помощь медиками 1-го батальона 131-го пп, бронеавтомобиль позже был взорван солдатами 16-й тд."
Броневик был из состава ГПЗ левой ударной группы 2-го тп, наступавшей через лес на Пелчу. Предположительный маршрут правой ударной группы - Софиевка, Белогородка, Обирки и поворот на запад к бол.Мильче. В документах 44-й пд говорится, что танки и мотоциклисты 16-й тд наступали также вдоль ручья текущего от Пелчи к Подлужье, по южному берегу (заболоченная пойма ручья была разграничительной линией между 44-й пд и 16-й тд). Неизвестно, были ли это танки наступавшей на бол.Мильчу правой ударной группы, или действовавшая отдельно танковая рота. После боев в районе Ситно и ночного разгрома у Вербы во 2-м тп боеспособными оставалась примерно половина пересекших неделей раньше границу с СССР танков, врядли немцы стали бы распылять силы.

Тот самый расстреляный панцерегерами 131-го пп броневик лейтенанта Кюгелера. Ниже могила лейтенанта и второго погибшего члена экипажа.

Вообще в немецких документах первых недель войны постоянно встречаются упоминания, что войска пренебрегают использованием ЗВО, в особенности флагов со свастикой. То ли дело в боязни наземными войсками советской авиации (которая, в отличие от широко распространеного стереотипа, весьма активно действовала на ЮЗФ), то ли обычное немецкое раздолбайство. Хотя возможно экипаж сожженного австрийскими панцерегерами бронеавтомобиля поспешил избавиться от флага оказавшись поблизости от атакующих Пелчу танков группы Попеля.

Очерки истории 34-й танковой дивизии. Гибель командира дивизии полковника Васильева.

начало https://onkel75.livejournal.com/977.html
часть 2 https://onkel75.livejournal.com/1248.html
часть 3 https://onkel75.livejournal.com/1473.html
часть 4 https://onkel75.livejournal.com/1592.html
часть 5 https://onkel75.livejournal.com/1826.html
часть 6 https://onkel75.livejournal.com/2065.html
часть 7 https://onkel75.livejournal.com/2319.html
часть 8 https://onkel75.livejournal.com/2709.html
часть 9 https://onkel75.livejournal.com/2968.html
часть 10 https://onkel75.livejournal.com/3274.html
часть 11 https://onkel75.livejournal.com/3495.html
часть 12 https://onkel75.livejournal.com/3662.html
окончание https://onkel75.livejournal.com/3966.html

Погибший во второй половине дня 1 июля 1941 западнее с.Пелча командир 34-й тд полковник И.В.Васильев официально числится пропавшим без вести. Согласно дивизионному ЖБД "в районе боев у Большая Мильча командир дивизии полковник Васильев, зам командира по политчасти полковой комиссар Немцев и ПНО-1 34 ТД капитан Шевченко, действуя севернее Бол. Мильча в составе группы танков 67 ТП, с боя не выходят и связь с этой группой потеряна."
Прояснить обстоятельства гибели командира 34-й тд помог подробный отчет о боевых действиях 131-го пп, составленный 3 июля 1941. Раньше он попадался только фрагментами или в довольно подробном пересказе в гешихте 44-й пд, но в полной версии гефехтсберихта есть несколько интересных подробностей, ранее нигде не встречавшихся. В том числе и описание последнего боя командира 34-й тд.
[Spoiler (click to open)]
"В ходе наступления наших танков атакованный ими в районе ветряной мельницы в 700 м юго-западнее Пелчи русский тяжелый танк уходя от преследования вышел к позициям 3-го батальона 131-го пп, где он, поврежденный обстрелом, укрылся в лощине. Во второй половине дня ударным группам батальона удалось приблизиться к танку, однако попытки принудить экипаж к сдаче путем забрасывания танка гранатами и разжигания огня под танком не принесли желаемого результата. При этом одному из находившихся в танке удалось после броска ручной гранаты из люка покинуть машину и скрыться в хлебах находившегося поблизости поля. Позже он был убит в перестрелке с бойцами 9-й роты. Оставшиеся в танке, возглавляемые командовавшим составленной из подразделений 23-го и 27-го танковых полков сводной танковой частью, русским подполковником с орденом Ленина, сдаваться отказались. Подполковник при этом лично препятствовал попыткам вскрыть танковый люк. В конце-концов 5 см противотанковое орудие 14-й роты расстреляло этот тяжелый командирский танк с дистанции 60 м. Из многочисленного экипажа (10-12 человек) в живых остался только один раненый танкист. Танк, командирская машина с толстой 6-8 см броней и 7,5 см орудием , полностью сгорел."

командир 34-й тд полковник И.В.Васильев

В другом месте в отчете упоминается, что были предприняты неудачные попытки подорвать этот танк заброшенными под днище связками гранат.Численность экипажа тут снова, как и в случае с провалившимся на мосту у Будеража КВ-2, в котором согласно отчету находилось не менее 10 человек (двое из которых попали в плен а 6-8 были убиты возле танка, в котором также были обнаружены обугленные тела убитых танкистов) по непонятной причине явно завышена, хотя вполне возможно, что в КВ вместо пяти человек находилось шесть-семь.
В том же отчете говорится, что погибший подполковник командовал прорывавшейся в районе Мильча-Будераж-Пелча танковой частью: "По показаниям пленных в бою участвовали части русских 23-го и 27-го танковых полков и батальон 12-го мсп. Командовал сводной группой погибший в своем танке русский подполковник."
Также ошибочно указано воинское звание полковника Васильева, а под 27-м скорее всего подразмевался 67-й тп, с группой танков которого пошел в свой последний бой командир 34-й тд. Но это вполне объяснимые мелкие неточности, ведь документы сгорели в танке вместе с командиром дивизии, а попавший в плен раненый и обгоревший танкист вряд ли был в пригодном для вдумчивого допроса состоянии. Упоминание об ордене Ленина почти не оставляет сомнений в личности командира до последнего сражавшегося экипажа поврежденного, обездвиженного КВ. Кроме полковника Васильева в 34-й тд не было награжденных орденом Ленина командиров в звании подполковника или полковника, погибших или пропавших без вести в бою 1 июля.
Командир 23-го тп подполковник Н.М.Галайда тоже числится пропавшим без вести, по списку потерь личного состава 12-й тд на ОБД - 26 июня, хотя не факт что день указан верно. Дата гибели погибшего 29 или 28 июня командира 67-го тп подполковника Н.Д.Болховитина в документах на ОБД вообще июльская. Но информации о том, что Галайда был в группе Попеля не встречалось, равно как и о том, был ли он награжден орденом Ленина.
В своих мемуарах Попель приводит рассказ возглавившего после гибели подполковника Болховитина 67-й тп майора Сытника:
"Сытник и Курепин подошли, когда уже совсем развиднелось. Облизывая языком почерневшие сухие губы, Сытник рассказывает:
— Бачил, как КВ полковника Васильева и полкового комиссара Немцова вырвался вперед, как его окружили фашисты. Может, двадцать танков, может, двадцать пять. Что дальше?.. Сам тут оказался подбитый. Говорил мне один сержант, будто КВ то ли в яму какую, то ли в погреб провалился. Боюсь, правда. Если танк застрял, им спасения не було..."

То есть подтверждается, что КВ командира дивизии участвовал в бою с танками левой ударной группы 16-й тд вскоре после полудня ударившей в спину атаковавшим Пелчу с юга и юго-запада частям группы Попеля.
Конечно не исключено, что упоминаемый Сытником сержант говорил о провалившемся несколькими часами ранее на мосту между Пелчей и Будеражем КВ-2, но с некоторой натяжкой словосочетание sich in einer Mulde angeschossen versteckte (подбитый укрылся в лощине, овраге) из отчета 131-го пп можно перевести и как "застрял"(stecken geblieben), слова однокоренные. В любом случае,из-за поломки ли, попадания снаряда или по какой другой причине, танк потерял возможность самостоятельно передвигаться и вероятно у него заклинило башню или закончились боеприпасы, иначе бы противотанкистам не удалось подтащить пушку почти вплотную к нему.

Позиции 131-го пп в середине дня 1 июля. 3-й батальон прикрывал правый фланг полка и дивизии и был развернут фронтом на запад, но точный рубеж обороны не известен.

К отчетам полков прилагались схемы нахождения подбитых и захваченых танков. Схемы 132-го и 134-го пп в документах есть, а обе схемы 131-го пп какой-то немецкий или пендостанский распиздяй потерял. Досадно блядь аж слов нет, вернее слов много но сплошь нецензурные. Командир 34-й тд ведь наверняка так и лежит там до сих пор, а из текста даже приблизительно не определить хотя бы примерный район места его захоронения.

Вряд ли это тот самый КВ, хотя кто знает. Эти КВ из состава группы Попеля и потеряны в районе Дубно. По месту не привязаны. Возможно даже один или оба были потеряны в том же самом бою, в котором погиб командир 34-й тд.

Докладная командира 113-го тп подполковника Скаженюка

Искал у себя на старых флэшках дубненские фотографии 117-го ап 111-й пд и наткнулся на докладную командира 113-го (49-го) тп 25-й тд подполковника Скаженюка, написанную им в августе 1941 после выхода из окружения.

[Spoiler (click to open)]


В посте о бое 113-го тп с передовым отрядом 7-й пд в районе Залесье-Топчево я, на основе данных немецкой авиаразведки, предположил, что в нем участвовал один из батальонов полка, не задействованный в утренних атаках на Браньск. Однако судя по докладной, у Залесья были основные силы 113-го тп, потерявшие связь с дивизией и отходившие на север от Браньска (а так же, судя по документам 23-й пд, остатки 25-го орб). Упомянутое в докладной Пянтково - это с.Петково, в лесах вокруг которого после ранения Скаженюка остатки утратившего руководство полка перестали существовать как единый боевой организм и оставили, а возможно и бросили, оставшуюся матчасть, около 30 танков. Как оно там было на самом деле мы уже навряд ли узнаем. То, что часть танков была оставлена из-за нехватки горючего подтверждается документами 7-го ак, но некоторые машины были брошены исправными и не с пустыми баками.
Можно только предположить, что прорвавшиеся с боем в район Петково остатки отходивших от Браньска батальонов выслали разведку в направлении Суража, которая в районе Грочи-Данитово столкнулaсь с передовым отрядом 23-й пд. По крайней мере документы 23-й пд этой версии не противоречат, в том районе поздно вечером 23 июня было подбито несколько танков. Ну а дальше ошеломленные и деморализованные тяжелыми потерями первого дня боев и множеством противоречивых и панических слухов бойцы и командиры вероятно решили что находятся в полном окружении (на самом деле они находились между вырвавшимися вперед передовыми отрядами 23-й и 7-й пехотных дивизий) и оставив технику мелкими группами двинулись на восток. Вероятно в бою у Топчево и ранее в атаках на Браньск полк понес большие потери в старшем комсоставе, а среди оставшихся командиров видимо не нашлось того, кому удалось бы возглавить ошеломленных, растерянных и подавленных событиями этого долгого кровавого дня людей и попытаться с боем прорваться к Суражу. Тем более, что после того, как в бою у Топчево сгорело около половины участвовавших в бою танков, для выживших прорыв с боем на Сураж наверняка представлялся самым настоящим самоубийством. Возможно несколько Т-26 подбитых панцерегерами 23-й тд у Данитова были танками пытавшимися на свой страх и риск прорваться к Суражу.
В боях же за переправы через Нарев сражались машины не принимавшего участие в атаках на Браньск батальона 113-го тп. В докладной не указано, какие именно переправы охранял батальон, но логичнее всего предположить, что он был оставлен для прикрытия мостов в Сураже и возле Лапы.

Т-26 предположительно из состава 113-го тп потерянный скорее всего вечером 23 июня в районе Залесье-Топчево или в одном из сел северо-восточнее Браньска в полосе наступления 7-й пд. Снимок из подборки 7-й пд.

Бои 25-й тд в районе Браньск-Райск 23-24.6.1941

Поднятые ночью по тревоге танковые полки 25-й тд, выведенные из Шепетина в предписанные планом районы сосредоточения, в первый день войны почти не участвовали в боевых действиях. По информации Е.Дрига "Мехкорпуса в боях" только 3-й тб 50-го тп был отправлен на помощь пехоте. Танки попали в болото, многие застряли и были подбиты артогнем. Хотя не исключено, что этот эпизод произошел утром 23 июня, во время боев за Браньск.
По жбд 9-го ак, около 17.00 наступавшие части 263-й пд около с.Побикры столкнулись с примерно 20 танками, два из которых были подбиты а остальные повернули назад.
Наступавшая южнее 137-я пд около 15 часов дня была атакована 5 танками в 2-х км восточнее Скивы, при отражении атаки было подбито 3 танка. Скорее всего это была техника 31-й тд, которая в отличие от 25-й почти не имела матчасти (на 1 мая в ней числилось 4 радийных Т-26, 14 линейных, 17 двухбашенных, 1 ХТ и 1 Т-26 тягач, а так же 10 БА-10. Часть машин требовала ремонта, а у примерно 25-30 исправных танков моторесурс был на исходе. Предусматривалось получение 31-й танковой дивизией еще 28 Т-26, 11 Ба-10 и 30 Ба-20 из других частей округа, со складов НКО и с заводов, однако успела ли дивизия получить эту технику до начала войны неизвестно).
Браньск был захвачен около 20 часов вечера 22 июня передовым отрядом 263-й пд (усиленный сапёрами и панцерегерами разведбат). 18-й мотоциклетный полк 13-го мк усиленный тремя танками получил приказ выбить немцев из города. Поскольку мотоциклов в полку было очень мало, часть бойцов четырех направленных к Браньску рот посадили на грузовики. Атака полка была отбита с тяжелыми потерями, погибли 2 из 4-х командиров рот, оставшиеся в живых бойцы отсупили к Бельску.
[Spoiler (click to open)]В самом Браньске дислоцировался до войны 25-й орб, имевший 9 Т-26 и возможно несколько Ба. Не известно где был разведбат вечером 22 июня, возможно часть его по прежнему находилась в Браньске или немного западнее. Передовым отрядом 263-й пд на подступах к городу и в самом Браньске вечером 22 июня было уничтожено 7 танков и Ба. 263-я пд потерялa 22 июня 6 убитыми, 20 раненых и 1 пропавшим без вести. Правда данные эти неполные, по вечернему донесению в штаб 9-го ак, и вероятно включают только зафиксированные по сводкам частей в штабе дивизии потери личного состава до 21.00 22 июня.
К утру 23, когда подразделения обоих танковых полков 25-й тд начали наступление на Браньск, к городу на усиление передовому отряду подошел головной полк 263-й пд, усиленный артиллерией и пто. Атаки начались рано утром, первая еще до рассвета, и следовали одна за другой, с разных направлений. Выехавший в Браньск рано утром командир 9-го ак генерал Гайер прибыл в город как раз когда подразделения 263-й пд вели тяжелый бой с прорвавшимися в Браньск танками.Очередью пулемета одного из Т-26 изрешетило лобовое стекло генеральской легковушки. На узких улицах городка танки становились легкой добычей немецких противотанкистов и к 11 часам дня все они были разбиты огнем паков и птр. Убедившись в прочности немецкой обороны отделавшийся легким испугом командир 9-го корпуса отбыл на свой кп.






Т-26 из состава 25-й тд разбитые утром 23 июня в Браньске.

В жбд 9-го ак говорится: "263-я пд в первой половине дня не имела продвижения, отражая сильные атаки вражеских танков и пехоты. Здесь, у Браньска, единственное место, где русские сражаются организованно. Осознавая важность дамбы и переправы у Браньска для своей собственной обороны, они всеми силами стараются избавиться от немецкого плацдарма. К 10 часам утра (время берлинское) находящиеся в Браньске части 263-й пд отразили 7 атак, уничтожив около 30 вражеских танков".
Во второй половине дня 263-я пд продолжила наступление на восток силами усиленного разведбата и одного пехотного полка и преодолевая сопротивление частей 13-го мк к вечеру вышла в район вост. Кадлюбовка. Второй полк, усиленный пто, прикрывал продвижение дивизии развернувшись на северной окраине Браньска и до исхода дня отразил еще три атаки танкистов 25-й тд. Таким образом части 263-й пд отбили в течении дня 10 атак на Браньск, уничтожив при этом 47 танков и бронеавтомобилей. В сводке Ic 9-го ак указаны типы подбитой бронетехники: Т-26, "Б.А.-Бронефорд" и Т-37 (в 25-й тд имелось 5 поплавков, предположительно в составе 25-го орб). Далее в донесении сказано:"Пленные танкисты не могут назвать номера своих частей, которые известны только командирам. Всего в полосе корпуса в период с 20.00 22.6 до 20.00 23.6 уничтожено 56 красных танков".


Т-26 25-й тд подбитый в окрестностях Браньска.

Собственные потери 263-й пд были сравнительно невелики и составили 21 (1 офицер) убитыми, 88 ранеными и 5 пропавшими без вести. Точные потери артиллерии неизвестны, предположительно они составили 6-8 паков. Всего три пехотные дивизии 9-го ак в период 22.6-30.6.1941 безвозвратно потеряли 21 пто, причем к 1.7 было получено 17 новых паков взамен потерянных в боях (по другим данным в корпус поступили 21 пто).
Любопытая деталь - в немецких документах несколько раз встречалось упоминание, что могилу погибших в Браньске семи солдат вермахта местные жители-поляки украсили венками и носили цветы чуть ли не охапками. Как то не особо верится в такую любовь пшеков к арийцам, может для пропаганды местных Браньских фольксдойчей, если они там были, поляками обозвали.
Кроме частей 25-й тд к контрудару на Браньск привлекались также подразделения 31-й тд и 760-й мсп 208-й мд 13-го мехкорпуса.
24 июня 2-й батальон 488-го пп 268-й пд закончив зачистку района треугольника Буг-Нурец двигался на соединие с основными силами полка. В окресностях Браньска немцы обнаружили большое количество подбитых и сгоревших танков и, как водится, начали шарить по машинам в поисках трофеев. Внезапно по солдатам 5-й роты был открыт пулеметный огонь. Оказывается в пяти завязших на заболоченном лугу бронемашинах находились экипажи. Рассредоточившись немцы открыли по неподвижным бронемашинам огонь из птр и стрелкового оружия (бронебойные пули со стальным сердечником с коротких дистанций пробивали броню наших Ба). В коротком бою погибли все находившиеся в бронемашинах кроме пяти попавших (или сдавшихся - из текста непонятно) в плен. У немцев потерь не было, кроме одного солдата раненого самой первой очередью из Ба.
В первые дни войны в немецких документах часто встречается путаница с определением типов бронетехники РККА. B донесениях, особенно первичных, бронеавтомобили нередко считались танками, а иногда и наоборот, особенно когда речь шла о поплавках. Хотя встречались и снимки Т-26 подписанные "русский разведывательный бронеавтомобиль". В 25-й тд на 1.5.41 было всего 3 пулеметных Ба-20, Ба-10 не было совсем. Поступление новых Ба в 1941 году не предусматривалось. В 31-й тд на 1.5.41 имелось 10 Ба-10, по плану дивизия должна была получить еще 11 Ба-10 и 30 Ба-20. Неизвестно насколько этот план был выполнен до начала войны, вероятно какое-то количество Ба дивизия получить успела и часть их была потеряна у Браньска. Однако не исключено что бронемашины упомянутые в отчете 488-го пп на самом деле были пулеметными двухбашенными Т-26 (которых в 25-й тд имелось 30, а в 31-й - 14), возможно завязшими в болоте танками 50-го тп, о которых говорится в работе Е.Дрига "Мехкорпуса в бою". Версия конечно маловероятная, но с учетом известной о составе матчасти 25-й тд информации не кажется совсем уж фантастичной. В самом отчете 488-го пп используются оба слова, и panzer и panzerspähwagen, а в донесениях о трофеях - panzerspähwagen.
Уцелевшие в боях в районе Браньска танки 25-й тд отошли на север, где помимо боев за переправы у Лапы и Суража с 23-й пд приняли участие в боях с частями 268-й пд 24 июня у Райска и 25 июня за переправу через Нарев юго-западнее Рыболы. Вероятно в полосе 268-й пд действовали танки 50-го тп майора М.С.Пожидаева вместе с подразделениями 25-го мсп. 24 июня в бою за Райск с передовым отрядом 268-й пд они частично взяли реванш за понесенные накануне под Браньском потери.

Т-26 из состава 25-й тд потерянный в районе Браньск-Топчево/Залесье. Точное место неизвестно. Фото из подборки 197-й пд, которая была и там и там.

Похоже он же.




Возможно еще один потерянный 23 июня в районе Браньска танк 25-й тд. Подписей с топонимами не было, только с датой. Уверенности в принадлежности нет, может быть и 14-й мк, район Кобрин-Пружаны.

Передовой отряд 268-й пд в составе усиленного ротой саперов, ротой панцерегеров, взводом штугов 203-го дивизиона и взводом самоходной МЗА разведбата в 5.30 24 июня выступил из с.Рудка с задачей захватить и удерживать до подхода главных сил дивизии переправу через Нарев юго-западнее Рыболы.
Пройдя Браньск немцы завязали бой с небольшим отрядом красноармейцев у с.Полетылы и быстро подавив сопротивление продолжили движение. Около восьми часов утра двигавшиеся в голове колонны штуги и взвод пто завязали бой с оставленным для прикрытия отхода в с.Малеже (Malesze) взводом Т-26. Два танка были подбиты на западной окраине села, третий на северо-восточной. Немецкие потери не указаны. Пройдя Малиново разведбат захватил в с.Налоги оставленный вероятно из-за поломки огнеметный танк. Видимо после Браньска подразделения 25-й тд перемешались и вместе с 50-м тп к Райску отходили несколько машин 113-го полка. Продолжая движение передовой отряд к полудню достиг Райска, который обороняла рота 25-го мсп с несколькими станковыми пулеметами и пто. Развернувшись немцы атаковали силами двух самокатных эскадронов и саперной роты, поддержанных огнем пто и двух самоходок. К часу дня Райск был взят, немногие оставшиеся в живых красноармейцы бросив сорокапятки и "максимы" отошли к лесу севернее села.
Едва немцы заняли Райск, по нему был открыт артиллерийский огонь. По немецким оценкам стрельбу вели до двух батарей, к которым вскоре присоединились танки. Находившиеся в Райске подразделения разведбата понесли серьезные потери, а вскоре последовала контратака поддержанных танками бойцов 25-го мсп и между 15-15.30 передовой отряд 268-й пд был выбит из подожженной артогнем деревни.Часть немцев смогла организованно отойти, заняв оборону на железнодорожной насыпи в полукилометре западнее Райска, в то время как солдаты двух самокатных эскадронов, понесших наиболее тяжелые потери, особенно в офицерах и унтер-офицерском составе, бежали бросая раненых, велосипеды и вооружение.
В 15.50 до батальона пехоты при поддержке танков атаковали залегшие вдоль железной дороги подразделения передового отряда из леса северо-восточнее Райска. На этот раз немцам удалось пулеметным огнем прижать атакующие цепи к земле, прорвавшиеся за линию жд красноармейцы были отброшены контратакой и к 16.15 атака была отбита, после чего бой перешел в фазу вялой перестрелки. Лишившиеся пехотной поддержки танки, наступавшие севернее и южнее Райска, еще около часа вели бой с немецкими пто и штугами пытаясь мелкими группами и отдельными машинами прорваться за насыпь. Несколько Т-26 было подбито, остальные повернули назад.
В отчете панцерегеров упоминаются "казаки", рассеянные огнем двух пулеметов прикрывавшего левый фланг обороны разведбата взвода паков. Вроде бы кавалерии там взяться неоткуда, а в мотострелковом полку по штату не было взвода конной разведки, но, если весь этот эпизод не выдуман, возможно какое-то подразделение 6-го кавкорпуса действительно сражалось у Райска вместе с частями 25-й тд.
К 18-19 часам подошла головная рота двигавшегося вслед за передовым отрядом 468-го пп. Она сразу же включилась в бой, но какого-нибудь существенного влияния на ситуацию оказать не смогла.По укрывавшимся за насыпью немцам по прежнему вела огонь артиллерия.Командир разведбата и прибывший около 16 часов с несколькими паками командир батальона панцерегеров тщетно вызывали огневую поддержку. Тяжелая aртиллерия, подивизионно приданная пехотным полкам, находилась еще на марше и ничем помочь не могла. Только около 7 часов вечера гаубицы подошедшего с 468-м пп дивизиона произвели несколько выстрелов, накрыв при этом позиции приданной разведбату саперной роты и тяжело ранив одного солдата.
В трех немецких отчетах не очень много подробностей этого боя, что и понятно - кому охота подробно рассказывать о своих обдристунгах. Но даже приведенная в отчете командира батальона панцерегеров цифра потерь разведбата - 101 человек убитыми и ранеными, в т.ч. 6 офицеров - сама по себе достаточно красноречива.


Вообще даже по тем скупым обмолвкам, что встречаются в жбд, отчетах и донесениях можно сделать вывод что неразбериха в тот день в частях 268-й пд была та еще.
Узнавший об оставлении Райска командир дивизии приказал разведбату немедленно вернуть утраченные позиции, однако после получения донесения о том, что оба самокатных эскадрона понесли тяжелые потери и не боеспособны, был отдан новый приказ. Подразделения передового отряда с наступлением темноты отвести в тыл, а подошедшему 468-му пп отказаться от проведения наступления в обход Райска (приказ о котором был получен парой часов ранее) и ограничиться зачисткой прилегающей к деревне местности.
На исходе дня части 25-й тд были отведены на рубеж р.Нарев в 6-7 км сев-вост.Райска. и отправленная в 22.15 в Райск с задачей собрать раненых и брошенное днем вооружение немецкая пехотная рота беспрепятственно заняла наполовину выгоревшую деревню.
Отступившие к Нареву части 25-й тд в первой половине дня 25 июня вели бой за переправу южнее с.Рыболы с усиленным артилерией и батареей штугов 499-м пехотным полком 268-й пд, вначале развивавшийся успешно для обороняющихся (были разбиты 6-7 паков, выведены из строя 3 штуга, потери наступавших без учета саперной роты и батареи самоходок составили 14 убитых, 48 раненых и двух панцерегеров с нервными расстройствами - nervenzusammenbruch), но после того, как немцам удалось рывком небольшой штурмовой группы проскочить по мосту который не был заминирован и в дальнейшем расширить плацдарм, закончившийся паническим бегством находившихся на восточном берегу в резерве подразделений пехоты и артиллерии, отходом уцелевших в бою танков и разгромом обороняющихся за мостом, сражавшихся до последнего патрона пехотинцев. На перепаханой гаубичными снарядами высоте за Наревом в ячейках и окопах немцы насчитали около 70 погибших (по другим данным "до сотни"), причем во всех отчетах говорится что сражались они храбро и очень упорно, даже оказавшись в самой безнадежной ситуации. Части 25-й тд потеряли в этом бою 21 танк.Кроме частей 25-й тд у Рыболы и скорее всего также у Райска вероятно сражались части 86-й сд. B бою у Рыболы возможно также участвовало какое-то подразделение 4-й тд (по показаниям пленныx, если только это не были переведенные в 25-ю тд из 4-й и указавшие прежнее место службы).

Возможно тоже техника 25-й тд. Было подписано Bransk, но Браньск это или Брянск не понятно.Хотя на октябрь вроде не похоже.

Первое знакомство с КВ-2 или как Pz.Rgt 27 без потерь 17 танков подбил.

Первые бои с участием 19-й тд в районе Сурвилишки, Трабы начались еще 25 июня, когда попал в окружение вырвавшийся далеко вперед разведбат дивизии. К вечеру он был деблокирован силами танкового полка, а на утро 26 было запланировано наступление в направлении на Раков, где накануне застряла наткнувшись на упорное сопротивление частей РККА 12-я тд.

"праги" 27-го тп в бою под Жемославлем 25.6.41

[Spoiler (click to open)]Однако в 4 утра заканчивавшие последние приготовления к наступлению немцы были атакованы с юга, предположительно частями 24-й сд 21-го ск или 209-й мд 17-го мехкорпуса. До войны 209 мд дислоцировалась в этом районе, а её 770-й мсп непосредственно в Трабах.
В дневном донесении 19-й тд говорится: "Намерению дивизии выступить в 4.00 26.6.41 (время берлинское) в направлении Раков помешала сильная атака русских с юга на дорогу у Жемoславля. Добившийся местных успехов противник был отброшен контратакой 27-го тп. С 8.00 вражеским атакам подвергалось шоссе на участке Жемославль-Сурвилишки. Наступающие русские сражались упорно, в первой половине дня их дважды отбрасывали контратаками сил 27-го тп, а во второй половине дня - подошедшими подразделениями стрелковой бригады. Русские неоднократно подпускали танки поближе прежде чем открыть огонь, ряд танков был подбит прямыми попаданиями."
К вечеру в бой втянулись подразделения обеих полков стрелковой бригады. К исходу дня дивизия занимала оборону в следующем порядке с запада на восток: разведбат и противотанковый батальон западнее Жемославля, Жемославь-Матюки(искл) II/S.R. 73, Матюки -ф.Лычковцы II/S.R 74, далее до Трабы - мотоциклетный батальон. карта https://yandex.ru/maps/?ll=25.849257%2C54.156646&pt=25.762568%2C54.131148&source=entity_search&spn=0.022%2C0.015&z=13 Танковый полк находился сев-зап.Трабы в готовности контратаковать противника если ему снова удастся прорвать оборону. I/S.R. 73 был временно подчинен 18-й мд, а I/S.R. 74 находился в резерве в Барановичах.
27 июня 19-я тд занимала оборону, отражая атаки 24-й сд, контратаками танкового полка восстанавливая положение на участках, где частям РККА удавалось отбросить немцев на север, и ситуация мало изменилась. Только в ночь на 28 охваченные с фланга подразделения II/S.R 74 у Сурвилишки были немного отведены на север.
Дневное донесение 19-й тд за 28 июня: "Около 3.15 подтянувший подкрепления противник при поддержке артиллерии и тяжелых танков атаковал у д.Матюки пытаясь прорваться на север. Сосредоточенным огнем всех видов оружия противник с большими потерями был остановлен перед нашей линией обороны. 2 тяжелых танка потеряли ход от воздействия обстрела.
Около 5 часов против вражеских танков наступавших со слабой пехотной поддержкой на Трабы был задействован I/Pz.Rgt. 27. В 7.30 в бой против танков, среди которых были тяжелые, примерно 40-60т, были введены II и III Pz.Rgt. 27. Не понеся потерь танковый полк уничтожил 17 вражеских танков. Еще 6 были подбиты 1 и 2 дивизионами 19-го артполка.
При уничтожении тяжелых танков, открывших с расстояния более километра меткий (sehr gut liegendes) огонь из орудий калибра 10-15 см, обстрел из 5-см пто, 7,5-см танковых орудий и легких гаубиц оказался почти безрезультатным."


Tagesmeldung 19 Pz.div 28.6.1941

После боя немцы обследовали один из двух потерянных сводным танковым батальоном 24-й сд у д.Матюки КВ-2 и выяснили, что несмотря на многочисленные попадания танк "лишился хода по технической причине (протекающий маслопровод)" Возможно имеется в виду обрыв маслопровода, хотя в тексте именно "undicht".


КВ-2 из сводного танкового батальона 24-й сд потерянный утром 28 июня у с.Матеюв. привязан по местности на сайте http://kv1ehkranami.narod.ru/kv2.html

Фрагмент донесения в котором говорится что 27-й танковый полк уничтожил 17 танков не потеряв ни одной машины на первый взгляд кажется преувеличением штабного мюнхаузена. Однако если попробовать разобраться, что за танки наступали утром 28 июня на Трабы, донесение уже не выглядит таким неправдопобным.

Подбитый возле Трабы пулеметный Т-26

Возможно он же.


Два подбитых у Трабы ХТ-26.Судя по пробоинам в башне ближний вероятно расстрелян с тыла.

На этом снимке виден третий химик, ХТ-130.

другой ракурс той же группы

если присмотреться вдали видны еще танки. то ли три, то ли 4-5. По силуэту сложно сказать в таком качестве, но крайний слева похоже тоже огнеметный.

а вот еще один ХТ-26, не попавший в кадр на других снимках эпизода



Получается что из известных по фото потерянных возле Трабы 8-10 танков как минимум 6 не представляли никакой опасности для немецких "праг", двоек и четверок. Вероятно большинство других участвовавших в атаке на Трабы танков также не имели пушечного вооружения.Фактически это был не бой, а расстрел беззащитных танков (Кв-2 наступали в нескольких километрах западнее) вооруженных по большей части пулеметами и бесполезными, даже если огнесмесь была в наличии, в танковом бою огнеметами.




Возможно эти ХТ-133 и Т-26 также потеряны 28 июня возле Трабы. Может как раз они и видны вдали на одном из снимков первой группы. Снимки этих танков пару раз встречались в подборках сделанных на Гродненщине, одно атрибутировалось как "возле Гродно". "Возле" в данном случае весьма приблизительно, мне как-то попадалось фото подписаное "Юратишки возле Гродно" (станция в 160 км от Гродно, на которой частично разгрузили эшелон с танками КВ-2 вошедшими затем в танковый батальон 24-й сд, сражавшийся с 19-й тд в районе Сурвилишки, Матюки). вобщем уверенно не сказать что это Трабы, но версия не кажется фантастичной. Да и место вроде похожее.

Насчет принадлежности наступавших на Трабы ХT и Т-26 однозначного ответа нет. Наиболее вероятная версия - техника сводного танкового батальона 24-й сд составленного из машин находившихся на жд станции Юратишки и нескольких отходивших на восток танков 11-го мк (в таком случае химики вероятно из состава 29-й тд, имевшей на 22 июня 16 огнеметных танков). Но есть и другой кандидат. На сайте Солонина http://www.solonin.org/article_donesenie-polkovnika-muraveva выложено составленное в 22.30 25 июня донесение командира 209-й мд полковника А.И.Муравьева в котором сказано: "В Новогрудках 30 танков оставлено, заправленных и замаскированных, никем не охраняемых. Много боеприпасов. Танки в 209 мсд и будут использованы". Вполне возможно эти танки также участвовали в атаках на Трабы 26-28 июня.

Бои 25-й тд с 23-й пд за переправы через Нарев.

Дальнейшая судьба танкового подразделения неудачно атаковавшего передовой отряд 7-й пд в районе Топчево-Залесье неизвестна. Предположительно уцелевшие танки отошли в лесной массив в нескольких километрах севернее, где и были оставлены, вероятно из-за нехватки горючего (эта причина оставления техники подтверждaется немецкими документами и показаниями пленных). На следующий день наступавший 24 июня на правом фланге 23-й пд 67-й пп обнаружил в лесах у Петково (3-5 км севернее Топчево) и сев.Турек около 30 брошенных танков.

Т-26 из состава 25-й тд. Oставлен предположительно из-за нехватки горючего в районе Петково, Турек. Фото из подборки 197-й пд, той же где были снимки подбитых в районе Залесье-Топчево танков 113-го тп. Хотя не исключено, танк был оставлен юго-восточнее в районе Браньск.Принадлежность к 25-й тд не вызывает сомнений.
[Spoiler (click to open)]
Возможно эти танки были оставлены в районе Петково, хотя уверенно не сказать конечно.

Еще один возможный претендент на оставленные в лесу у Петково танки 113-го тп.

В районе Петково в плен попало 15 красноармейцев, преимущественно из разных стрелковых и артиллерийских частей и несколько танкистов 25-й тд, указавших местом службы 44-й тп (подразумевается 44-я лтбр на базе которой формировалась 25-я тд), вч 9369 (дислоцировавшийся в Шепетове 113-й тп) и в/ч 9311 - 25-й орб, дислоцировавшийся в мирное время в 15-17 км южнее Петково, в Браньске. Батальон вероятно участвовал в боях за Браньск, после чего оставшиеся в живых вместе с подразделениями 113-го тп отошли на север. B документах разведотдела 23-й пд нет протокола допроса этого бойца, а в отчете Ic про 25-й орб сказано только "bei Pietkowo zersprengt " - перестал существовать как воинское подразделение, рассыпался у Петково.
Кроме захваченных в лесах у Петково танков 113-го тп, в числе трофеев 23-й пд 24 июня оказались еще два, оставленные из-за поломок. Один Т-26 был захвачен подразделениями разведбата у Kostry-Noski, второй, двухбашенный, y Данитово. Кроме того упоминается еще один танк захваченный у с.Brzoski (в другом донесении он проходит как БА),
Боев с танковыми частями РККА 24 июня в том районе не было, только перестрелки с мелкими разрозненными группами и одиночными бойцами.
Первая встреча 23-й пд с бронетехникой РККА случилась в первые часы войны. Согласно одному из донесений около 10 часов утра в полосе наступления III/IR 68 у с.Ковалевка замечены 15 танков, а в жбд отмечено появление 10-15 танков перед 68 и 67 пп, два из которых были подбиты а остальные повернули назад. Скорее всего за танки приняли пушечные бронемашины разведбата 86-й сд. Согласно отчету Ic один из подбитых танков оказался "бронеавтомобилем марки БА", а второй, "по словам очевидцев, точно такой же как и первый". Этой версии не противоречит и отчет батальона панцерегеров, согласно которому в течении дня 22 июня дважды по сигналу танковой тревоги выбрасывали роту пто в указанные районы, где те занимали оборону и готовились к отражению танковой атаки, после чего выяснялось, что причиной тревоги был замеченный пехотой бронеавтомобиль, вероятно один и тот же в обоих случаях.




Подбитый противотанкистами 23-й пд бронеавтомобиль Ба-27 из состава разведбата 86-й сд. Скорее всего это Ба, известный по дивизионным документам как "русский бронеавтомобиль подбитый 23 июня на дороге Дабровa-Анджеево попаданием снаряда пто в мотор".Первое фото из альбома 23-й пд.

Предположительно этот Ба-27 также из состава орб 86-й сд и потерян в полосе наступления 23-й пд. Фото было в одной подборке с предыдущим снимком.

Первый бой частей 23-й пд с танкистами 25-й тд состоялся вечером 23 июня. Передовой отряд 23-й пд, состоявший из двух рот противотанкистов, трех самокатных взводов (по одному от каждого полка дивизии), моторизованной саперной роты, тяжелого эскадрона разведбата и взвода 529-го батальона самоходных истребителей танков в девятом часу вечера столкнулся у с. Посветье с оставленным для прикрытия района Лапы-Сураж отрядом 25-й тд, состоявшим из небольших, разрозненно действовавших групп пехоты и 10-15 танков, вероятно действовавшей повзводно танковой роты.
У Посветье было подбито два танка, сопротивление немногочисленной пехоты было быстро подавленно огнем паков и пулеметов, однако едва немцы продолжили движение по дороге Grochy - Danitowo, как попали под ружейно-пулеметный огонь со стороны Данитова. Обороняющихся красноармейцев поддерживали несколько танков. После того, как они были подбиты, пехота стала отходить к местечку Сураж. Устремившиеся в преследование по дороге Данитов-Сураж подразделения передового отряда вскоре попали под огонь окопавшихся на высоте 140,7 и прилегающих возвышенностях красноармейцев дислоцировавшегося в Сураже и не имевшего матчасти 25-го понтонно-мостового батальона капитана Ольшанского, вооруженныx винтовками и несколькими РПД (по одному на взвод), которых также поддерживали огнем несколько подошедших из Суража танков. У немцев были и численное преимущество, и подавляющая огневая мощь (в передовом отряде было 25 паков, три самоходки и более тридцати пулеметов) и уже в сумерках, быстро подавив огнем обороняющихся, им удалось почти без потерь захватить высоты северо-западнее Суража. В это же время на дороге показалась отходящая к городку небольшая колонна грузовиков, которая была уничтожена огнем паков.
Два Т-26, попробовавшие обойти наступавших немцев с юга, завязли на заболоченном лугу, где на них вскоре наткнулись в свою очередь совершавшие обходной маневр противотанкисты. Расстреляв обездвиженные танки немцы не рискнули наступать по заболоченной местности и вернулись к высотам. Попытка прорваться в Сураж вдоль дороги и севернее неё была пресечена сильным огнем стрелявшей с закрытых позиций артиллерии и нескольких отошедших к городку танков. Вскоре после наступления темноты бой затих, только артиллерия продолжала обстреливать дорогу и высоты возле нее. Отведя часть сил назад, немцы спешно принялись окапываться готовясь к отражению возможной контратаки.

Т-26 из состава 113-го тп 25-й тд предположительно потерянный вечером 23 июня в бою с передовым отрядом 23-й пд в районе Данитово-Сураж. Снимок подписан фотографом "25 Juni. Vor dem Narew"

Возможно тот же танк, только до того как какие-то хозяйственные арийцы прихватизировали с него буксирную цепь. Киносъемка офицера 23-й пд.

Информации о немецких потерях в этом бою нет, всего 23-я пд потеряла 23 июня 9 убитыми (1 офицер), 50 (1) ранеными и 6 пропавшими без вести. Поскольку продвижение дивизии в этот день происходило почти без соприкосновения с частями РККА (кроме части сил 9-го пп задействованных на подавлении последних ДОСов Замбровкого УРа), большая часть потерь приходится на подразделения передового отряда, который хоть и провел довольно успешный бой и подбил 11 танков (10 подбиты паками и один из птр) , но не смог выполнить задачу дня - захватить переправу через Нарев в Суражe, где по показаниям пленных находился вечером 23 июня штаб 25-й тд.


Возможно эти два Т-26 также из состава 25-й тд и потеряны в районе Сураж. Тоже только версия, уверенно сказать о месте и принадлежности нельзя.

Район Петково-Сураж, где вели бои 23-25 июня части 113-го тп и других подразделений 25-й тд

Утром 24 июня в расположение передового отряда прибыл командир 23-й пд, для наступления на Сураж были переброшены самокатные роты полков, подтянута тяжелая артиллерия, запрошена поддержка люфтваффе. Около 14 часов немецкие пикировщики нанесли удар по северной части городка и высоте 152. К городу также был спешно выдвинут I/IR 68. Несмотря на массированный обстрел 2-3 гаубичных дивизионов наши войска отчаянно сопротивлялись, а тяжелая артиллерия из-за Нарева продолжала вести огонь. Немцы по броду переправили на восточный берег две самокатных роты и два саперных взвода, но их продвижение вскоре было остановлено в районе высот 137 и 141. Для расширения плацдарма по тому же броду перебросили роту саперного батальона, однако немецкая атака снова была отбита. Наша артиллерия из-за реки постоянно обстреливала не только передний край расположения немецких войск но и ближний тыл, в т.ч. и Данитово, где разместился штаб дивизии. После ранения начальника штаба дивизионный кп перенесли на мельницу вост. Grochy.По дороге на новый кп штабные машины были обстреляны укрывавшимися в хлебах красноармейцами. Машина с получившим осколочное ранение в затылок начальником штаба дивизии по пути к перевязочному пункту также была обстреляна прятавшимися в полях красноармейцами, при этом майор фон Рённе получил пулевые ранения в жопу и левую руку.
Во второй половине дня подразделениям передового отряда с серьезными потерями удалось захватить мост через Нарев в Сураже. К исходу дня сменившие их подразделения 68-го пп расширили плацдарм, с боем продвинувшись до восточной окраины городка.
Наступавший севернее 9-й пп вел бои в районе Лапы, где до войны дислоцировалось управление 25-й тд, пытаясь создать плацдарм на вост.берегу Нарева у д.Ухово.
После захвата моста в Сураже части смененного 68-м пп передового отряда 23-й пд были переброшены в Лапы с задачей захватить жд мост между Лапы и Ухово и предотвратить его подрыв.
24 июня для захвата двух переправ через Нарев (жд моста в километре с-в Лапы и моста на дороге Бельск-Заблудов) и их удержания до подхода частей вермахта, в полосе 23-й пд были задействованы белорусские националисты в гражданском, их опознавательными знаками были красные платки с белым или желтым пятном.
ЖД мост был захвачен около 8 часов вечера подразделениями переброшенного из Суража передового отряда, немцам удалось предотвратить его подрыв, вероятно с помощью одетых в гражданское националистов. I/9 IR тут же переправился через Нарев и повел наступление на Ухово. На исходе светового дня подразделения красной армии двумя колоннами контратаковали немцев, пытаясь сбросить батальон в реку, но неудачно.
Не увенчались успехом и предпринятые поздним вечером попытки частей 25-й тд выбить подразделения 68-го пп из Суража.
Всего в этот день 23-я пд потеряла 29 (в т.ч.2 офицерa) убитыми, 51 (7) ранеными и 3 пропавшими без вести.
В боях 24 июня красноармейцы несколько раз показывали белый флаг и открывали огонь по приблизившимся немцам. Самый "урожайный" на потери такой случай произошел вечером, возле высоты 147 в полосе наступления 3-й роты 9-го пп 23-й пд у д.Ухово. Четверо красноармейцев размахивая белым флагом дали знать что сдаются, а когда потерявшие бдительность немцы подошли ближе, огонь по ним открыли несколько залегших в хлебах бойцов. Два унтер-офицера и пятеро солдат были убиты на месте, несколько ранены. Вероятно у большинства красноармейцев закончились патроны, т.к. пятеро из семи погибших немцев были заколоты штыками. На следующий день командир 23-й пд издал специальный приказ в котором говорилось. "Русские неоднократно использовали белые флаги с целью обмана. Приказываю отныне не обращать внимания на белый флаг и не дaвать врагу никакой пощады."

приказ не обращать внимания на белый флаг

В боях 22-30 июня дивизией было взято 1134 пленных (в т.ч. 6 офицеров), причем в жбд отмечено, что их количество могло быть значительно больше, но "разозленные коварством противника" солдаты зачастую не бpали пленных вообще.
25 июня 23-я пд продолжала развивать наступление с двух захваченных накануне плацдармов. С северного наступал 9-й пп, с южного, из Суража, - 68-й пп.Вначале начатое после артподготовки немецкое наступление развивалось успешно, однако вскоре сопротивление частей РККА усилилось, одна поддержанная массированным огнем тяжелой артиллерии контратака следовала за другой.Hемцы перешли к обороне и весь день отражали сильные контратаки частей 86-й сд и 25-й тд. Местами красноармейцам удалось немного отбросить части 23-й пд, но оба плацдарма немцы удержали.
Особенно сильными были контратаки на участке 68-го пп, где были задействованы последние остававшиеся на ходу танки 113-го тп. Во второй половине дня 25 июня находившиеся на плацдарме 1-й и 2-й батальоны 68-го пп были усилены 1-м батальоном 67-го пп, занявшим оборону в центре боевых порядков.


Предположительно танки 25-й тд потерянные 23-25 июня. Кадры из киносъемки офицера 23-й пд.

Утром 25 июня к Суражу была переброшена часть сил 529-го батальона пто, однако самоходки не могли переправиться на восточный берег т.к. мост был разрушен и не принимали участия в отражении контратак частей красной армии. После обеда самоходки были приданы 7-й пд и убыли в район Страбла.
Дивизионные документы за 25 июня переполнены жалобами на советскую артиллерию, от огня которой немцы несли серьезные потери. Возможно в том районе находился один из оснащенных 203-мм гаубицами Б-4 артполков РГК, т.к. немцы неоднократно упоминают обстрел своих позиций 21-см мортирами. Всего за день 23-я пд потеряла 45(2) убитыми, 149(4) ранеными и 28 пропавшими без вести.Артиллерийским огнем была разбита одна тяжелая 15-см гаубица дивизионного артполка.
Дивизионные саперы к 3.00 ночи на 26 июня построили в Сураже новый мост возле разрушенного, по которому на плацдарм были переброшены свежие силы, в т.ч. 3-й б-н 68-го пп. В 6 утра немцы возобновили наступление, преодолевая ставшее существенно слабее сопротивление частей РККА. Остатки сражавшихся вместе с 86-й сд у Суража и Ухова подразделений 25-й тд, лишившиеся к тому времени почти всей матчасти, начали отход на северо восток на Заблудов, Белосток, а затем к Волковыску.

Наведенная саперами 23-й пд переправа через Нарев в Сураже. На заднем плане разрушенный в бою вечером 24 июня довоенный мост.

В середине дня всадники головного дозора 68-го пп в километре западнее с.Дольки наткнулись на хорошо замаскированный танк, вероятно израсходовавший все боеприпасы и горючее или неисправный. Находившийся в нем танкист забросал немцев гранатами, при этом погиб один унтер-офицер. В завязавшемся бою танкист был убит а танк "приведен в негодность".
В боях с частями 23-й пд 24-25 июня 113-й тп 25-й тд потерял еще около двадцати Т-26, преимущественно, как и в бою за Сураж, двухбашенных. Согласно проведенному в середине дня 26 июня офицером разведотдела штаба дивизии подсчету и классификации, из 34 подбитых 23-25 июня танков только 10 были Т-26С (т.е. с конической башней), а остальные 24 - Т-26А (двухбашенные). То есть большинство двухголовых двадцатьшестерок 25-й тд (на 1 июня в дивизии их было 30) несмотря на преклонный возраст были вполне пригодны к эксплуатации. Хотя не исключено, что в число Т-26А попали несколько "химиков" батальона огнеметных танков 113-го тп или Т-26 обр.1933г.


Предположительно танки 113-го тп потерянные в районе Сураж. Оба снимка несколько раз встречались в разных подборках фотографий из Белостокского котла.

Из захваченных немцами документов дивизии и показаний пленных складывается такая картина распределения танков в её частях: в 113-м тп в каждом из батальонов было укомплектовано матчастью две роты по 17 машин. В 50-м тп было три батальона двухротного состава а четвертый матчасти не имел совсем. В 25-м орб было 9 Т-26. Кроме того в дивизии имелось 5 Т-38. Предположительно они также находились в разведбате, дислоцировавшемся в Браньске. По крайней мере в документах 9-го ак в числе уничтоженных в боях за Браньск танков кроме Т-26 упоминаются и поплавки.
Кроме Т-26 и T-38 в 25-й тд имелось 6 тягачей Т-26 и 4 СУ-5 (без вооружения). Последние скорее всего были оставлены в Шепетове утром 22 июня при выводе поднятых по тревоге танковых полков дивизии в район сосредоточения.
Согласно написанного в августе 1941 после выхода из окружения отчета подполковника Скаженюка в 113-м тп на 22 июня было 90 Т-26 и 7 огнеметных танков.
Кроме 25-й тд в боях на Нареве участвовали части 86-й сд, у Суража сражался 330-й сп. В числе попавших в плен на Нареве красноармейцев (и нескольких перебежчиков) были указавшие местом службы 4-ю тд, но одновременно называвшие вч 9359 (113-й тп). Вероятно при формировании в полк поступило некоторое количество бойцов ранее служивших в 4-й тд. Среди 60 плененных 26 июня красноармейцев преобладали бойцы автотранспортного и понтонно-мостового батальонов 25-й тд, сражавшихся у Суража.
В заключение два показавшихся достойными внимания эпизода из отчета Ic 23-й пд, не имеющих отношения к 25-й тд .
Утром 26 июня жители одной из деревень (название не указано) обратились к солдатам хлебопекарной роты с жалобой на укрывавшегося в поле с группой красноармейцев командира, под угрозой оружия потребовавшего еды для своих солдат. Командир был схвачен, при прочесывании поля завязалась перестрелка в которой погибли все 8 красноармейцев. Командир роты отправил запрос в штаб дивизии, что делать с пленным офицером. На основании приказа командира дивизии от 25 июня он получил распоряжение расстрелять пленного командира, что и было исполнено.
Второй эпизод процитирую дословно: "Утром 28 июня в штаб дивизии в с.Кроловый Мост был доставлен политический комиссар в ранге лейтенанта из 124-го моторизованного артполка . Ему предъявили брошюру "В боях за социалистическую Родину", в которой на примере произошедшего во время советско-финской войны случая ложной сдачи в плен с последующим открытием огня прославлялись подобные методы ведения боевых действий. Далее его поставили в известность, что как политический комиссар и представитель большевистской системы он должен нести ответственность за такие подлые и коварные методы ведения войны русскими и подлежит расстрелу. В ответ он заявил что желает присоединиться к германским войскам и служить им как фюрер (так в тексте, подразумевается идеологический руководитель, пиздобол-вдохновлятель т.е. так сказать по своей прежней специальности). Это предложение было отклонено и его расстреляли."

Беларусское "поле смерти"

О боевых действиях 13-го мехкорпуса и, в частности, 25-й тд - единственной его дивизии более-менее укомплектованной матчастью на 22 июня , известно совсем мало. Некоторые подробности встречаются в документах частей вермахта с которыми сражались дивизии мехкорпуса. Фотографий с подбитой техникой 13-го мк известно сравнительно немного, поскольку бои в основном проходили в стороне от трасс с оживленным движением, и к тому же бОльшая часть снимков не привязана ни по местности, ни по принадлежности. Наиболее известные эпизоды - Браньск и белорусское "поле смерти", расположенное с большой долей вероятности (совсем уверенно утверждать мешает путаница с топонимами на задниках подписанных снимков) возле деревень Залесье и Топчево в 10-11 км севернее Браньска, где танкисты 113-го тп 25-й тд ровно 78 лет тому назад вечером 23 июня атаковали передовой отряд 7-й пд в составе усиленного двумя самоходными 2-см зенитками и несколькими отделениями пулеметчиков 61-го пп дивизионного разведбата, противотанкового батальона, 3-й (моторизованной) роты 7-го саперного батальона и батареи III/Art.Rgt 818.
[Spoiler (click to open)] Несколько снимков эпизодa встречались в альбомах или подборках 7-й пд, в т.ч. батальона пто. Правда ни один не подписан как Залесье, но с танками в таких количествах 7-я пд в июне 41 встречалась только там. С подписями снимков вообще непонятная канитель, известны три топонима и все разные. Впрочем с украинским полем смерти у Холопичей ситуация примерно такая же, снимки подписывали и как Луцк, и Дубно, и дорога на Житомир, а фото с подписями Холопичи, Александровка или Войница мне не встречались.
Кроме 7-й пд снимки эпизода также встречались в подборкe 197-й пд, в конце июня находившейся во втором эшелоне 7-го ак и проходившей через район Браньск-Бельск. Сравнительно большое количество снимков этого эпизода обусловлено тем, что 24-26 июня в Топчево находился штаб 7-го ак и ряд тыловых подразделений корпусного подчинения, а так же 635-й моторизованный саперный батальон.
По дивизионным документам батальон пто 7-й пд впервые столкнулся с несколькими танками около полудня у перекрестка дорог в 2-х км севернее Ст.Доманово. Один танк сразу же был подбит. В ходе завязавшегося боя немцы подожгли еще один, остальные отошли. Скорее всего это были танки 50-го тп майора М.С.Пожидаева, согласно воспоминаниям приводимым в исследовании Д.Егорова "Июнь 41.Разгром западного фронта" двигавшиеся на Вилины Русь и, свернув влево, разогнавшие немецкий десантный отряд. По донесению 61-го пп около полудня какое-то из подразделений передового отряда, вероятно разведдозор, наткнулся на противника на опушке леса южнее Вилины Русь.
Примерно в это же время передовым отрядом, авангард которого захватил переправу в с.Мень, была получена радиограмма из штаба дивизии о том, что утром авиаразведкой обнаружено около 40 танков в 9 км северо-западнее Браньска.(В полученном около 10 часов утра штабами наступавших южнее 263-й и 268-й пд донесении авиаразведки 9-го ак количество танков в 9 км севернее Браньска оценивалось в 50)
Продолжая движение головные подразделения передового отряда в 17.12 достигли Залесья, а примерно час-полтора спустя его подтянувшиеся вслед за авангардом основные силы были атакованы танками действовавшего севернее Браньска 113-го тп подполковника Ю.П.Скаженюка. В одном из отчетов говорится, что попавший в очень опасную ситуацию батальон противотанкистов был почти окружен танками. Однако в ходе скоротечного боя, длившегося вероятно не дольше часа, немцам удалось подбить или сжечь не менее половины атакующих танков, и уже в 19.42 7-й батальон пто отправил в дивизию донесение: "Срочно! 10 орудий вышли из строя, убитых 6, среди раненых, количество которых уточняется, командир 3-й роты. Атака 50 танков, более половины которых уничтожено, отражена. Срочно требуется подвоз боеприпасов."
В отчете о боевых действиях дивизии 22-30 июня указаны 26 уничтоженных вечером 23 июня в районе Залесье-Топчево танков. Bероятно в это число включены и два подбитыx панцерегерами в середине дня на пути в Залесье.
Саперы 3/Pi.7 подорвали в этом бою два Т-26 связками гранат.
Всего 23 июня 7-я пд потеряла 23 убитыми и 95 ранеными. Из них 11 и 65 потерял в боях с дотами Замбровского УРа 19-й пп, в 61-м пп было четверо раненых. В 62-м пп потерь не было. В число потерь включен погибший командир взвода приданной дивизии батареи 736-го ап и несколько раненых. Таким образом потери передового отряда кроме 10 пто составляли 10-11 убитых (в т.ч. 6 в батальоне пто) и 20-25 раненых. Сравнительно высокие потери матчасти возможно вызваны тем, что какое-то подразделение противотанкистов было атаковано в движении и брошенные разбежавшимися расчетами пушки были расстреляны на дороге. Впрочем не все паки были потеряны безвозвратно, часть из них позже отремонтировали.
По месту где конкретно находится поле с подбитыми Т-26 нет никакой информации кроме донесения авиаразведки в 20.40 "возле Топчево 14 горящих танков", а одно из фото подписано фотографом "25.6.41 13 подбитых танков в лощине у (топоним заклеен)".
В жбд 7-го ак также упоминается о сброшенном авиразведчиком в 20.05 донесении в котором говорится о 14 уничтоженных танках.
В 25-й тд было примерно 220-225 Т-26 (включая 30 двухбашенных и 18 химических) и скорее всего один батальон 113-го тп действовавший на правом фланге 25-й тд не участвовал в атаках непосредственно на Браньск.Вероятно к нему присоединились какие-то другие подразделения полка, отходившие на север после неудачных атак на Браньск в первой половине дня.
7-й пд был придан 203 дивизион штугов, правда в боях с танками 13-го мк 22-23 июня он не участвовал, поддерживая пехоту 19-го пп в боях с гарнизонами дотов (при этом 22 июня были убиты командир 3-й батареи и один из командиров взводов этой же батареи). Еще до боя у Залесье командование 7-го ак, получившее в середине дня данные авиаразведки о находившихся в том районе танках, приказало выдвинуть в этом направлении 527-й дивизион самоходных истребителей танков, некоторые подразделения которого участвовали в боях с частями 13-го мк 24-25 июня. По штугам информации нет, но их участие в боях с танками 25-й тд 24-25 также не исключено.


задник этой же фотографии от другого продавца


подпись



на этом кроме попаданий 3,7 см пто видны пробоины от 2-см зенитки


из подборки 197-й пд



"25.6.41 13 подбитых танков в лощине у …"




у дерева пак, только не понятно целый или битый



мертвый немецкий артиллерист на станине уничтоженного пака, одного из десяти разбитых танкистами 113-го полка в этом бою.

могилы погибших у Залесья солдат 7-й пд

предположительно там же, ближе к концу лета

Дубно или Андрияшевка?

Недавно на бэе продавалась подборка фотографий 111-й пд, снимки в основном давно известные, но подписи к некоторым из них мне раньше не попадались. Во многих подписях присутствуют подробности которые могли быть известны только участнику тех боев. Так например Т-34 на Сурмичах подписан "Dubno Panzerschlacht. Durch 2 cm Flak gerammt", а известное фото стреляющего по горящему дому 3,7-cm PaK 36 - "MG Nest in einem Haus in Brand geschossen". Однако поскольку снимки подписывались спустя какое-то время после боёв, по памяти, в некоторых подписях встречаются неточности. Подбитый утром 29 июня КВ-2 с автографом ГГ датирован 28 июня, тридцатьчетверка сгоревшая на въезде в Забрамье

подписана "Andriaschewka. Trotz stärkere Panzerung zusammengeschossen", а подбитый Т-28 - "Dubno Panzerschlacht. Abgeschossen".

[Spoiler (click to open)]Т-28 в КОВО были в 8-й, 10-й и 15-й танковых дивизиях, ни одна из которых не участвовала в дубненских боях.
Зато в районе Андрияшевка, Бол.Клитенка 13-15 июля действовал сводный отряд 8-й тд, в которую 13 июля были переданы 5 остававшихся на тот момент исправными танков из состава выводившейся на переформирование в Прилуки 32-й тд.
По отчету о боевых действиях 8-й тд за подписью ст.батальонного комиссара Подпоринова отряд 8-й тд в составе 9 танков и 600 бойцов 13-15 июля вел бои в районе Андрушевка, Крапивна т.е. как раз там, где наступала 111-я пд, потерял 3 танка и 22 человека убитыми, уничтожил 14 танков и 12 пто.
Оверклейм конечно огромный, но судя по снимкам как минимум один пак 111-я пд там потеряла, а что касается танков, несколькими километрами севернее в районе Райгородок действовала 16-я тд, в танковом полку которой 14 июля оставалось 26 исправных танков, сведенных в один батальон. Несколько танков 15 июля поддерживали утреннее наступление 111-й пд на Андрияшевку.
Согласно отчетy о боевом пути 8-й тд 6-15.7.41 танкисты несколько раз выбивали немцев из Андриашевки в ходе боев 13-15 июля.
В жбд 16-й моторизованной дивизии 15 июля отмечено: "Наступление захватившей Андрияшевку 111-й пд остановленно несколькими русскими тяжелыми танками. Снова тяжелые танки останавливают продвижение целой дивизии."

В доступных документах 55-го ак и 111-й пд не нашлось подтверждения этому, но ЖБД 111-й пд за это время у меня нет, а в сводке Ic говорится о занятии с.Клитенка утром 14.7 противником.

Вроде все сходится, но вероятность что в дивизии к этому времени оставались Т-28 чрезвычайно мала. Особенно с учетом того, что в числе указанных Подпориновым девяти танков наверняка были пять переданных 13 июля из 32-й тд, в которой "двадцать восьмых" не было.
На карте 55-го ак контрудар танковых частей на Клитенку датирован 14.7

а по документам 111-й пд (штаб которой 15 июля передислоцировался в Андрияшевку) и 55-го ак перешедший в наступление 70-й пп отражал танковые контратаки в том районе и 15 июля, а 117-й пп, захвативший во второй половине дня Волчинец, также столкнулся с танками. В дневном донесении Ic за 15.7 111-я пд заявила 13 подбитых танков.

По итогам боев 13-15 июля 111-й пд взято 824 пленных (125 из них - 14 июля), в т.ч. из состава 8-го мсп 8-й тд и 202-го мсп 81-й мд, подбито 19 танков (2 - 50-м пп, 5 - 117-м пп и 12, в т.ч. два тяжелых, - 70-м пп), захвачено 10 орудий, 9 грузовиков и 3 трактора-тягача.
Т.е. количество танков вдвое больше указанного в отчете Подпоринова. А оверклейм если и имеет место (что маловероятно, судя по Дубненским боям, в штабе 111-й пд в отличие от 16-й тд и 44-й пд мюнхаузенов не было), то совсем небольшой.
Вероятно этот Т-28 принадлежал 15-й тд 16-го мк и был потерян 15 июля в районе Клитенка-Волчинец в бою с подразделениями 70-го или 117-го пп или приданных им дивизионных противотанкистов.
В 15-й тд на 13.7 числилось 48 Т-28

и, хотя по отчету о боевых действиях 16-го мк 15 июля его части действовали восточнее, на рубеже Пляховая (8-9 км вост.Волчинец и 20-22км вост. Клитенка), Пустоха, Пиковец район примерно один и тот же и из всех кандидатов на этот 28-й 15-я тд представляется наиболее вероятным. Предположительно части 16-го мк контратаковали наступавшие 15-го июля полки 111-й пд вместе с отрядом 8-й тд и этот Т-28 был подбит в районе Волчинец.
Повторюсь, логичнее всего было бы предположить, что 28-й из состава 8-й тд, но за неимением сведений о составе её матчасти на 13-15 июля и с учетом известной информации наличие в ней Т-28 представляется слишком маловероятным.Остатки 10-й тд после боёв за Бердичев также отходили на Казатин, но вероятность наличия в них Т-28 столь же мала, как и в 8-й тд.

Теперь о других приписываемых к району Дубно снимках подписанных Андрияшевкой танков.

Этот подписан "Andriaschewka. Geschütz vom russischen Panzer gerammt" (тараненое русским танком орудие). Скорее всего топоним указан верно. Танк на снимке БТ-5, которых не было ни в 34-й тд, ни среди в включенных в группу Попеля танков 12-й тд.
Конечно, не исключено что в группе Попеля могли быть один или несколько БТ-5 из 7-й мд, или же фото было сделано юго-восточнее Дубно где действовали танки кременецкой группы 37-й тд и 29-го тп 14-й кд в которых тоже были БТ-5. Фотограф судя по снимкам служил в 70-м или 117-м пп или каком-то из придававшихся им в дубненских боях подразделений других дивизионных частей, скорее всего батальона пто. Т.е однозначно в пользу Андрияшевки не сказать, подразделения полков были и в Дубно и ю-в него, а паки теряли и в районе Семидубы (полоса 117-го пп и 117 орб) и, вероятно, в районе Горники, где вечером 28 крепко досталось II/IR 70 и также были танки. Местность правда кажется слишком плоской для окрестностей Дубно, но тут я не спец. Все же версия с Андрияшевкой представляется более вероятной чем Дубненская.
В 15-й тд на 13 июля БТ-5 еще были. В дивизиях 4-го мк их вроде не было совсем, а если и было несколько штук, врядли они уцелели после трёх недель боев и маршей.


Т-34 подписан "Andriaschewka. In Brand geschossen" и ниже, другим почерком "Schitomir" и тоже давно известен. Это же фото несколько лет назад продавалось с такой подписью.

Вроде бы все, вопросов нет. Дата, место, матчасть - все подходит. Вот только шрифт не готический, и у того же продавца разбитый возле кладбища в Дубно Т-26 с сорванной башней, автографом ГГ на борту и торчащей из люка рукой погибшего мехвода продавался с подписью Dubno 29.6 durch Stuka vernichtet. Пикировщики в группе армий Юг появились если не ошибаюсь 30 июня (или днем раньше)и в дубненских боях всяко не участвовали. Вобщем сомнения в аутентичности подписи нешутейные.
Tридцатьчетверок в 15-й тд не было. Зато они были в 8-й тд и среди переданных ей 13 июля танков 32-й тд. Скорее всего на снимке один из танков отряда 8-й тд потерянный 14-15 июля y с.Клитенки.
Хотя конечно не искючено, что это танк 32-й тд, потерянный 11-12 июля в районе Янушполь, Бураки. В любом случае версия с 4-м мк представляется более реалистичной чем Дубненская.