начарт 4-й тд полковник Цвик

Начальник артиллерии 4-й тд 6-го мк полковник Ефим Иванович Цвик. Уроженец г.Хотин в Бессарабии, 1898 г.р., украинец, в РККА с 1917г, в BКП(б) с 1940. Официально числится пропавшим без вести летом 1941.

На самом деле сдался в плен 29 июня на участке II/S.R.25 12-й тд (примерно в районе Ждановичи-Зацень, сев-зап. Минска.)

[Spoiler (click to open)]"Вечером 29 июня II/S.R.25 доставлен пленный русский полковник, который сказал что он бессараб и добровольно сдался в плен т.к. он не согласен с идеями Советов.По этой же причине он сорвал с формы знаки различия. Показал на допросе, что он является начальником артиллерии 4-й тд 10-й армии, артиллерия дивизии состоит из гаубично-артиллерийского полка с орудиями калибра 12 и 15 см. Eго дивизия с боями отходила от Белостока к Минску, связи со штабом армии не было с 26 июня.
Через переводчика ему предложили вернуться к своим войскам и убедить их в бессмысленности дальнейшего сопротивления, а так же в том, что немцы не расстреливают русских пленных. Недолго думая полковник согласился и около 10 часов утра был отправлен к русским войскам на участке II/S.R.25. Спустя два часа с этого места доложили о многочисленных русских перебежчиках. Насколько это связано с выполнением своего задания русским полковником в настоящий момент еще не установлено. Так же на допросе полковник сказал, что по его мнению вся Красная Армия рассыплется в течении 12 дней"

Факт добровольной сдачи подтверждается и в одном из рукописных мельдунгов дивизии.
Встречалось еще (то ли в корпусных документах, то ли разведотдела 3-й тгр) рукописное донесение, в котором говорилось что полковник добровольно вызвался уговаривать красноармейцев сдаваться (в данном случае всё же больше веры процитированному мельдунгу, сам свои услуги не предлагал, но согласился охотно) и, уже как подтвержденный факт, что благодаря его агитации добровольно сложили оружие большое количество бойцов и командиров. Интересно скольким из поверивших Цвику удалось дожить до весны 42? Врядли таких было много.
Вот такой вот блядь неукротимый ненавистник советских идей, надо полагать не иначе как от лютой ненависти к большевикам вступивший в 17 году в красную армию.
Хотя тот факт, что партбилетом он обзавелся только в 1940, не противоречит версии о том, что в глубине души тов.Цвик совсем таки не был пламенным марксистом-ленинцем.
Bообще такое впечатление, что 4-й тд не повезло с командирами. Что командир дивизии генерал Потатурчев, поразивший своей необычайной, по мнению допрашивающих его немцев "несовместимой с понятием офицерская честь", словоохотливостью, что Цвик. Оно конечно понятно, жить хочется и нe дай Бог никому в такой ситуации оказаться, но все же..

Пленные красноармейцы в Белостоке



Танковый таран в Луцке. Первый на ЮЗФ?

В этот день ровно 79 лет назад в Луцке экипажем танка БТ предположительно из состава 58-го тп 131-й мд 9-го мк был совершен один из самых ранних танковых таранов на Юго-Западном Фронте. А возможно и самый первый. По крайней мере в немецких документах не упоминается о таранах ни в боях у Радзехува 23 июня, ни у Войницы 24 (это конечно не значит, что их не могло быть).
Бои в Луцке начались в восьмом часу вечера 25 июня когда части 13-й тд (II/PzRgt 4 и I/ S.R.66) с боем прорвавшись через Заборол вышли к переправе через Стырь. Появление немецких танков вероятно застало врасплох охранявших переправу красноармейцев и только после того, как на восточный берег по горящему деревянному мосту переправились четыре танка и заехал пятый мост был взорван. Зачистив западную часть города 3-я рота I/ S.R.66 форсировала реку в надувных лодках, а вскоре немцы обнаружили второй мост в южной части города по которому перебросили через Стырь подкрепление. Правда для танков мост был слабоват и до тех пор пока его не укрепили дивизионные сапёры в продолжавшемся до полуночи бою в восточной части города участвовали только четыре танка (две "трёшки" и две "четверки"). Согласно отчету I/ S.R.66 серьезного сопротивления в Луцке не было и к исходу дня город был захвачен. Переправившиеся на вост.берег 4 танка согласно отчету II/PzRgt 4 вечером 25 и утром 26 уничтожили "14 средних танков, 1 средний БА и 7 пто" потеряв тройку подбитой и трех человек ранеными. Вообще составителям многих гефехтсберихтов частей 13-й тд позавидовали бы и барон Мюнхаузен и Терминатор, так что указанные в них цифры уничтоженной техники надо делить на число "пи". Оверклэйм в данном случае конечно не столь велик как в Ровно, где 13-я тд заявила о 75 уничтоженных и 17 захваченных (преимущественно тяжелых) танках, и Луцкое "пи" вероятно только в полтора-два раза превышает реальные потери частей РККА в бою с этими четырьмя танками.
[Spoiler (click to open)]Утром 26 июня через восстановленный мост переправились остальные танки 2-го, а затем и 1-го (в котором на тот момент было всего 22 боеспособных танка включая два "бефеля") батальонов 4-го тп. В это же время с востока к городу подошли подразделения 58-го тп 131-й мд, безуспешно попытавшиеся отбить Луцк. После 11 часов основные силы 4-го тп ушли дальше на восток, а танкисты 131-й мд (и возможно 19-й тд) действуя мелкими групппами до 5-7 машин в течении дня предприняли еще несколько неудачных попыток выбить немцев из Луцка. Один из эпизодов этих боёв подробно описан в двух гефехтсберихтax 13-й тд.
Доклад лейтенанта Шёкка,порученца при штабе I/PzRgt 4
"На марше из Луцка к Ровно в кол.Лыще я получил приказ вернуться в Луцк и, если понадобится, дальше на запад и обеспечить доставку в полк всего наличного горючего.
Встреченный мной на пути обоз полка уже покинул Луцк и двигался на восток, но без машин с топливом, отставших в пути. Мне посчастливилось встретить в Луцке офицера полкового обоза передавшего мне 4 машины с горючим с которыми я немедленно поехал обратно.
На примерно километровом прямом участке дороги на самой крайней восточной окраине Луцка двигавшиеся впереди машины внезапно свернули с дороги и помчались прочь в поисках укрытия, а затем на дороге показался вражеский танк. Я приказал своим пяти машинам укрыться среди домов. Поблизости стоял брошеный русский танк типа Кристи и я решил подбить вражеский танк, однако забравшись в башню обнаружил, что хотя орудие было исправно и боеприпасов было в достатке, отсутствовал прицел. Я дважды наводил через ствол, но промахнулся, после чего экипах русского танка обнаружив меня открыл меткий ответный огонь и мне пришлось покинуть танк.
Отправленный мной в Луцк за подкреплением унтер-офицер вернулся спустя 3/4 часа с двумя PzIII которые открыли огонь с 700 м. Приблизившись на 400 м они обнаружили что русский танк использовал как укрытие стоявший поперек дороги немецкий PzII, после чего огонь был прекращен. По обеим сторонам дороги к танку пешим порядком выдвинулись группы офицеров и солдат. Используя укрытия нам удалось слева приблизиться к танку. Скинув сапоги я босиком забрался на танк и положил заранее подготовленную связку гранат под кормовую нишу башни. Взрывом распахнуло люк кормовой ниши и у меня появилась возможность закинуть внутрь танка две гранаты, одну из которых упорно оборонявшиеся танкисты немедленно выкинули обратно. Экипаж танка отстреливался из пистолета-пулемета и бросил две гранаты, которые не разорвались. Я приказал принести канистру с бензином, облил танк и поджег бензин гранатой.
Тем временем из PzII выбрался его водитель, обергефрайтор Хорачек из штабной роты. Несмотря на многочисленные попадания в танк он был только легко ранен мелкими осколками. Он рассказал, что попаданием снаряда на его машине был поврежден бортовой фрикцион и он как раз пытался добраться до СПАМа в Луцке, когда незамеченный русский танк на скорости протаранил его машину и протащил какое-то расстояние вперёд по дороге. Раненый при этом наводчик вместе с радистом смогли покинуть машину а Хорачек просидел в танке весь длившийся почти два часа бой."

Доклад Шёкка дополняет отчет обер-лейтенанта Кёнигштайна из штаба 4-го тп:
"С вверенной мне колонной обоза я находился перед длинным деревянным мостом в Луцке когда нам навстречу из города хлынул беспорядочный поток автомашин. Северо-восточнее Луцка появились вражеские танки. Я приказал колонне разворачиваться и возвращаться к месту предыдущей остановки, а сам на мотоцикле поехал в пустой город чтобы выяснить обстановку.По пути ко мне присоединился лейтенант из сапёрного батальона дивизии. С тремя встреченными танками (два Pz III и один Pz II) мы объехали спешно поставленное сапёрами минное заграждение и по приближению к выезду из города над башней головного танка прошуршал вражеский снаряд. Остановившись головной танк немедленно открыл ответный огонь.Началась перестрелка между русским танком и двумя Pz III, которые не сразу смогли верно определить цель т.к. на дороге находилось несколько подбитых вражеских танков.
Незамеченными подобравшись к вражескому танку справа от дороги мы увидели, что огонь наших танков безрезультатен т.к. русский танк прикрывается немецким Pz II. Я отправил к танкистам посыльного с приказом прекратить огонь. Неподалеку от вражеского танка мы встретили майора из 14-й тд, отправленного с несколькими солдатами на поиски горючего и застигнутого врасплох на дороге русскими танками. Подорвать вражеский танк связкой гранат не получилось т.к. нечем было иx связать, а броски одиночных гранат и стрельба пулями со стальным сердечником не принесли успеха.
Тем временем огонь наших танков прекратился. Мы забрасывали гранаты в открытый кормовой люк, но русские тут же выбрасывали их обратно, добавляя к ним свои гранаты.Мы призывали экипаж сдаваться и стреляли в открытый люк из пистолетов. Безрезультатно.Экипах не покидал танк. Затем танкист высунув окровавленную руку быстро захлопнул люк. Чтобы в конце концов вывести танк из строя подошедший с противоположной стороны лейтенант Шёкк вылил на танк канистру с бензином и поджег его гранатой. Танк сгорел."

Имена танкистов геройски сражавшегося экипажа БТ так и останутся неизвестными, в отличие от всяких Колей Сиротининых, Дмитриев Малько и прочих подобных совершавших мифические подвиги персонажей. С вероятностью 99% они были из действовавшего в районе Луцка 58-го тп 131-й мд. 99% поскольку в составе 19-й тд также были БТ и несколько из них (6 БТ-7 и 6 БТ-5) были потеряны в боях в районе Войница-Луцк 24-26 июня.
В дислоцировавшемся в Новоград-Волынске 58-м тп 131-й мд на 22 июня числилось 123 танка (28 БТ-7, 59 БТ-5 и 36 БТ-2), 40 из которых были неисправны. Вечером 22 полк выступил к границе, из 83 танков после 120 км марша в район Бронники (примерно на полпути между Ровно и Клевань) к 16.00 24 июня вышли только 35, а остальные сломались либо отстали на марше (27 БТ из числа отставших 26 июня догнали свой полк).Из вышедшeй к Бронники матчасти был сформирован сводный батальон в количестве 14 танков и две разведроты по 10 танков. Часть танков вечером 25 занимали оборону на восточном берегу Стыри у Луцка, а одна рсзведрота занимала восточную окраину города. Предположитеьно в городе было 10-15 танков 58-го полка. К вечеру 25 вслед полку из Новоград-Волынска выступили еще пять отремонтированных бэтэшек. Смогли ли они присоединиться к полку неизвестно, среди фотографий подбитых в районе Млодавы 26 июня танков 43-й тд встречались снимки БТ, возможно как раз из этой группы (в 43-й тд БТ не было).
В немецких документах упоминается о попытке пяти танков прорваться в Луцк в середине дня 26 июня, скорее всего этот БТ был одним из них.Местонахождение танка из текста тоже не совсем понятно, то ли он находился на нынешнем пр.Воли то ли уже на ул.Ровненской. Наверняка он известен по фотографиям, но вероятно пока еще не привязан к Луцку. Из уверенно привязанных к городу танков ни один не подходит к этому эпизоду.
Да их собственно не так уж и много, привязанных.
Два БТ-7 подбитые у Троицкого собора в районе совр. Театральной площади (привязка не моя, взял отсюда https://pastvu.com/p/1109471).







Возле них на ул.Леси Украинки застряла в воронке тройка.Вечером 25 июня в Луцк прорвались танки 2-го батальона 4-го тп,a тройка судя по номеру из 1-й роты.На вытаскивающем её тягаче эмблема 14-й тд, не участвовавшей в боях в Луцке. Возможно тройка тоже из 14-й (хотя по номерам скорее всё же 13-я) и не была подбита в бою а тупо воткнулась в воронку на марше.


Этот снимок, как и несколько фотографий луцких БТ, был подписан "Дубно"






После того как трёху вытащили, воронку засыпали пленные красноармейцы


Впоследствии оба БТ отбуксировали на Градный спуск








Еще два БТ-7 сгоревшие примерно в том же районе.
Первый.Предположительно также в районе Театральной площади





Второй. Находился на противоположной стороне улицы. Скорее всего эти БТ и два у Троицкого собора были сожжены прорвавшимися вечером 25 июня по горящему мосту через Стырь четырьмя немецкими танками.







Судя по забору на заднем плане пятый БТ находился где-то рядом.

Сгорел он на перекрестке.Предположительно ул.Парковая и пр. Воли.




Подбитый в Луцке Ба-10м

Танки 34-й тд потерянные северо-западнее Дубно.

28-29 июня в районе Хорупань-Мятин-Иванье- сев.зап. окраина Дубно - Клещиха 68-й тп потерял десятка полтора-два танков. Подробностей об этих боях в немецких документах почти нет. Собственно быть они могут главным образом в донесениях и гефехтсберихтах приданных разведбату 16-й мд противотанкистов и зенитчиков полка ГГ, если такие вообще сохранились, и занимавших зап. и с-з. окраины Дубно подразделений 111-й пд, которые тоже неизвестно где находятся и уцелели ли вообще.
Каких-либо конкретых привязок по месту нет, только приблительно-условные.
Самый известный наверное вот этот 26-й, скорее всего подбитый в пятом часу пополудни 29 июня в окрестностях города на дороге Хорупань-Дубно.(Не исключен и вариант с дорогой Замчиско-Дубно, но там местность более холмистая) После того как первые атаки наступавших без танковой поддержки подразделений 1-го и 2-го батальонов 34-го мсп захлебнулись под сильным артиллерийско-минометным огнем с западной окраины Дубно и заградительным огнем стоявшего за Иквой дивизиона гаубиц 117-го ап, мотострелкам были приданы несколько танков, два из которых были подбиты при отражении последней атаки на Дубно.
[Spoiler (click to open)]






В одних подборках с ним встречался еще один Т-26, находившийся скорее всего на той же дороге.

Хорошо видны две пробоины 3,7 или 2(верхняя) в правом борту башни, а на нижнем снимке еще одна в вертикальном лобовом бронелисте корпуса.




На паре снимков на башне виден ТЗ в виде маленького треугольника с буквой или цифрой внутри,


идентичный ТЗ на одном из оставленных в Судовой Вишне неисправных танков 68-го полка.


Возможно этот 26-й также был потерян в том же районе, хотя подтверждений этой версии никаких. Известно только одно его фото.Местом его потери вполне может оказаться и район боевых действий 34-й тд 26-27 июня.


Один из снимков этого 26-го был подписан "Русский танк на дороге в Дубно. 30 июня 1941". Фотографий его сравнительно немало, как и первых двух машин. Возможно он был подбит уже на окраине города. Его снимки встречались среди фотографий немцев из 191-го и 197-го дивизионов штугов, подразделения которых 29-30 июня двигались по дороге Бокуйма-Дубно. Правда подразделения 197-го действовали и в районе Ситно т.е. не исключено, что Т-26 сгорел возле трассы Броды-Дубно, а тылы обоих дивизионов вполне могли оказаться на дороге Замчиско-Забрамье.







Эти два Т-26 68-го полка предположительно были потеряны 29 июня в одной из атак в районе Хорупань-Головчица-Мятин, где находились усиленные зенитной и противотанковой артиллерией подразделения разведбата 16-й мд, Известно только три снимка этой группы, причем один, подписанный "первые русские танки" был в подборке солдата двигавшегося по маршруту Бокуйма-Дубно 735-го тяжелого дивизиона 21-см мортир, а второй емнип из подборки дубненских фоток самоходчика одного из шедших тем же маршрутом дивизионов. Хотя не исключено это вообще танки, потерянные 26 июня в районе Остров.



возможно на этом снимке один из этих двух танков.


Еще один Т-26 68-го тп предположительно потерянный западнее или юго-западнее Дубно в полосе наступления 44-й пд 30 июня-1 июля. По месту вообще никаких версий, скорее всего где-то от Клещихи до Адамовки.


Два БТ-7 сгоревшие в первой половине дня 30 июня в полосе наступления 134-го пп 44-й пд в районе кол.Эльжбецин. Один из снимков подписан "Панцершлахт Дубно. 30.6.1941", другой из гешихта 44-й пд. Возможно техника 34-го орб, хотя вполне могут оказаться машинами 12-й тд.



Привязка по схеме расположения подбитых танков в полосе 134-го пп.


Ну и эти два Т-26 скорее всего потеряны северо-западнее Дубно. Известно около 20 снимков этой группы и ни одного топонима кроме стандартного "возле Дубно". Судя по одной из подписей они были подбиты не позднее вечера 29 июня.Почти все снимки встречались вместе с другми дубненскими фотографиями, в частности КВ-2 с автографом ГГ и танков разбитых в Забрамье и севернее Вербы. Привязок по месту службы фотографов мало, 99-я и вроде бы 44-я пд, так что танки могут быть потеряны и юго-западнее Дубно. Вначале они стояли на дороге, позже их оттащили на обочину.

На заднем плане приметная такая роща, которая надеюсь когда-нибудь поможет поточнее определиться с привязкой этих танков.










Боевые действия в районе с.Лешнюв и южнее 27-28.6.41

Основные силы изрядно потрёпанной и отчасти деморализованной продолжавшимися с середины дня до наступления темноты массированными налётами немецких бомбардировщиков 12-й тд начали отход на южный берег Слонувки и далее в район Подкамень вечером 26 июня. В донесениях немецких летчиков встречались упоминания о наблюдавшихся попаданиях в танки. Впрочем потери танковых подразделений были незначительны. От налетов немецкой авиации больше всего пострадали тылы дивизии а также штабы и подразделения 12-го гап. Только в северной части леса на примерно 3-4 километровом участке дороги Лешнюв-Броды наступавшие 28 июня подразделения 179-го пп насчитали около 30 сожженных автомашин. Обшие же потери колесного транспорта и тракторов ГАПа вероятно составляли до сотни единиц. При отходе в лесу южнее Лешнюва было брошено большое количество боеприпасов, захваченных 29 июня частями 57-й пд.

Бензовозы 12-й тд сожженные 26 июня немецкой авиацией в лесу южнее Лешнюва.

[Spoiler (click to open)]Части 57-й пд в 6.00 27 июня после артподготовки начали наступление на Лешнюв, имея по усиленному батальону 179-го и 199-го пп в первом эшелоне. К 9 утра головные подразделения, преодолевая слабое сопротивление достигли северного берега Слонувки. На южном берегу немцы наблюдали несколько танков, но боёв с ними не было. Только около 17 часов панцерегеры приданной 179-му полку роты 157-го батальона пто отразили атаку подбив один танк в районе Лешнюв. Получив от авиаразведки сведения о большом количестве русских танков выдвигающихся в северном направлении из района Броды, командир 57-й пд опасаясь повторного наступления на Берестечко отказался от первоначального намерения форсировать Слоновку и приказал занять оборону на северном берегу, а поздним вечером распорядился заминировать Лешнюв.
К тому же активные действия подразделений 34-й тд всю вторую половину дня 27 июня атаковавшей стрелковую бригаду 16-й тд в районе Редков-Хотин-Гоноратка вызывали опасения за прикрывавшийся ротой противотанкистов и подразделениями разведбата и 199-го пп открытый левый фланг дивизии.
57-я пд возобновила активные действия только в 15.00 28 июня, когда стало ясно, что массы русских танков ушли к Дубно и нет оснований опасаться нового наступления. Как и накануне в первом эшелоне вначале наступало по одному усиленному батальону 179 и 199 пп, затем в бой ввели еще по одному батальону из состава наступавших полков. 179-й пп по дороге Лешнюв-Броды и через лес западнее неё, 199-й пп - восточнее дороги. Накануне дивизии было дополнительно придано еще два тяжелых дивизиона и артиллерийская поддержка наступления была довольно мощной. Тем не менее на участке 179-го пп немцы наткнулись на упорное сопротивление. Под огнем пулеметов с опушки леса захлебнулось несколько атак. Пески немцам удалось взять только к 18.00, еще час ушел на подавление нескольких пулеметных гнёзд на опушке леса. В документах говорится, что сопротивление красноармейцев в лесу поддерживали одиночные хорошо замаскированные танки, один из которых был подбит в девятом часу вечера неподалеку от дороги Лешнюв-Броды.К этому времени в бой были введены 2-й и 3-й батальоны полка со средствами усиления. Около 21.00 продвижение полка застопорилось в 150-200 м. севернее жд насыпи. Подробностей боя в документах нет. Стандартные "упорное сопротивление противника", "медленное продвижение". Hемцам удалось вывести из строя еще несколько танков, но южнее жд насыпи они так и не продвинулись. Противотанкисты 157-го батальона подбили в этот день 3 танка, потеряв трех солдат ранеными. О потерях матчасти, если они были, данных нет.В конце июня-начале июля 157-й батальон пто потерял как минимум по одному 3,7-см и 4,7-см орудию, но точные даты потери и место не известны.
Вероятно не все танки, числящиеся согласно жбд 12-й тд потерянными 26 июня (5 КВ, 18 Т-34 и 10 БТ) были действительно потеряны в этот день. Скорее всего несколько из 18 тридцатьчетверок были потеряны 28 июня.
На участке 199-го пп наступление вначале развивалось более успешно. К 17 часам было взято Полове, втянувшиеся в лес роты III/199 довольно быстро продвигались вперед не встречая серьезного сопротивления. По мере продвижения вглубь леса сопротивление незначительно усилилось. В донесениях полка упоминаются baumschützer - "кукушки". На исходе светового дня подразделения полка вышли к южной опушке леса, где 3-й батальон вначале внезапно попал под сильный артналет ("легкая и тяжелая артиллерия") а затем был атакован четырьмя танками. Три из них немцам в конце-концов удалось подбить, однако батальон потерял при этом около 80 человек, в т.ч. 30 убитыми. Точное место боя в немецких документах не указано. В одном из донесений упоминался Шнуров или артналёт со стороны Шнурова, точно не помню. B мельдунге полка от 12.20 29 июня говорится о южной опушке леса. Скорее всего подразумевается юго-восточная опушка леса, в паре километров западнее Шнурова, т.к. наступавший на левом фланге полка батальон двигался также и по заболоченной пойме Слонувки восточнее леса. Общие потери 3-го батальона составили до 90 человек и в донесении за 29 июня он обозначен "ограниченно боеспособным". Всего в боях в лесу южнее Лешнюва 28 и утром 29 июня 57-я пд потеряла 180 человек в т.ч. около 60 убитыми. Для сравнения с 1 по 10 июля 57-я пд потеряла 54 убитыми и 145 ранеными.
По фотографиям известно c десятoк танков 12-й тд потерянных в лесном массиве вокруг дороги Лешнюв-Броды или на самой дороге. Никаких точных привязок конечно нет, только условно-приблизительные.

Потерянный на дороге Лешнюв-Броды Т-34 12-й тд. Место и обстоятельства потери не установлены. С большой долей вероятности танк потерян в северной части леса.

За дорогой в лесу виден еще один танк.

И здесь вроде он же.
Судя по повреждению надгусеничной полки на заднем плане стоит эта 34-ка.

В таком случае в лесу у дороги находится хорошо известная группа из двух Т-34 и БТ.



Снимков танков группы известно около двадцати, примерно половина из них сделаны вскоре после боя, до того как похоронили погибшие у машин экипажи тридцатьчетверок.






На башне одной из 34-к отчетливо видны следы попаданий снарядов паков.Было бы заманчиво связать эти танки с боем 3-го батальона 199-го пп, но поскольку они находятся возле дороги, входившей в полосу наступления 179-го пп, это однозначно другой эпизод. Вероятно танки были потеряны вечером 28 июня в бою с подразделениями 179-го пп или приданной полку 1-й ротой 157 батальона пто. В таком случае они находятся севернее жд насыпи. Были ли это сломавшиеся танки, поврежденные при бомбежке или оставленные прикрывать отход дивизии неизвестно.
Впрочем если танки находились у дороги Корсув-Полове-Шнуров, тогда на снимках место боя с III/199.



Впоследствии один из Т-34 вывезли в Германию.

Несколько снимков других машин 12-й тд потерянных на дороге Лешнюв-Броды





Эти две 34-ки обе были подписаны Щуровичи. Поскольку дорога Щуровичи-Лешнюв идёт по безлесой местности, это не более чем указание маршрута фотографов, а сами танки потеряны южнее на проходящем через лес отрезке дороги Лешнюв-Броды.



Предположительно еще один Т-34 12-й тд оставленный на дороге Лешнюв-Броды.



Еще один.

Еще две машины в лесу южнее Лешнюва. Фото 34-ки с разбитой гусянкой встречалось в подборках вместе с двумя Т-34 и БТ, предположительно все они находились примерно в одном районе леса.




Брошенная в лесу южнее Лешнюва гаубица 12-го гап.

Раздавленный пак и могила расчета на заднем плане. Скорее всего район Лешнюв, возможно одно из орудий приданных III/199.


Предположительно район Лешнюв-Броды. Оба снимка из разных подборок 57-й пд, шли по соседству с Лешнювскими фотографиями.

Младший лейтенант Красюк из 19-й танковой дивизии.

В документах разведотдела 17-го армейского корпуса попался интересный пересказ показаний сдавшегося в плен 30 июня младшего лейтенанта танкиста:
"Военнопленный Карасюк Иван (украинец), мл.лейтенант в танковом батальоне 2498 19-й тд (маскировочный номер 2479).
22.6 батальон (46 9-ти тонных танков) дислоцировался в Ровно, откуда он 24.6 выступил на Владимир-Волынский через Луцк. Возле Торчина мл.лейтенант отказался продолжать движение. Он увидел поток отходящих разгромленых русских войск и начал сомневаться в ситуации, развернул свой танк назад, при этом командир батальона стрелял в него из револьвера.К его танку прсоединились еще пять и они поехали к Луцку. В 12 км перед Луцком у них закончилось горючее и четыре дня они прятались в полях. 30 июня они сдались маршировавшим по шоссе немецким войскам. Eго показания можно проверить, т.к. 6 танков должны стоять в придорожной канаве в 12 км перед Луцком
".
[Spoiler (click to open)]
В/ч 2498 это 37-й тп 19-й тд (в/ч 2479). Непонятно почему в показаниях указано 24 июня, дивизия выступила к границе 22-го. Возможно, как и в 131-й мд, при выступлении в поход в ППД было оставлено большое количество неисправных танков, часть которых впоследствии удалось отремонтировать и отправить вдогонку ушедшим на запад основым силам дивизии. Хотя скорее всего просто ошибочно указана дата. С беспорядочно бегущими на восток частями разгромленных 24-25 июня 19-й тд и 135-й сд танкисты группы в которой был Красюк скорее всего столкнулись вечером 25 июня. Танковые полки 19-й тд к этому времени уже потеряли в бою 24 июня почти всю матчасть. Погибли в бою командиры полков и большое количество комсостава. Нам сейчас и не вообразить какой это был шок для воспитанных на "малой кровью и на чужой территории" и "красная армия всех сильней" спустя всего три-четыре дня после начала войны, еще толком даже не свыкшись с мыслью о её начале, столкнуться с затопившим шоссе потоком беспорядочно мчащихся на восток машин, повозок, людей. Никакого руководства, животный страх и желание оставить ужас разгрома как можно дальше позади, "всёпропало, всеразбиты, всеубиты", окровавленные бинты и почерневшие от копоти лица.. Вобщем вполне возможно, что показания Красюка абсолютно правдивы, а не придуманы им после сдачи в плен. Разве если только про стрелявшего в него из пистолета комбата (или комроты/старшего колонны) мог приврать, хотя и такое вполне могло быть.
Ну и количество танков вероятно тоже указано неточно. По документам 19-й тд https://onkel75.livejournal.com/7315.html числятся 5 танков T-26 пропавших без вести с экипажами. Возможно это та самая группа в которой был младший лейтенант Красюк. Также пропали с экипажами 8 БА-10 и возможно шестым в этой группе был бронеавтомобиль. Или несколько БА.
В списках потерь л/с 19-й тд на ОБД его нет, но в других документах о потерях он указан как пропавший без вести. Только не в 41 а в 43. Младший лейтенант Красюк Иван Павлович, 1914 г.р, уроженец с.Лютовка золочевского р-она Харьковской обл. В РККА с февраля 1936г.В июне 1941 командир взвода средних танков 37-го тп 19-й тд (т.е. служил во 2-м или 3-м батальоне).


Кстати командир 37-го тп подполковник Болеслав Геронимович Бибик также попал в плен после разгрома его полка вечером 24 июня. На допросе в штабе 29-го ак он сказал, что является противником коммунизма, однако давать какие-либо показания отказался.

На фотографиях привязанных к району Луцк-Александровка группа из пяти Т-26 не встречалась. Зато снимков тех, кто не повернул назад и сгорел в своём первом и последнем бою немеряно.Большинство фотографий хорошо известны, добавлю несколько не самых примелькавшихся.

Вечер 24 июня, сожженная на дороге Торчин-Александровка колонна, возможно управление 19-й тд или одного из танковых полков дивизии.Ниже тот же Т-26 в другом ракурсе, обычно его снимали с дороги.



Немцы с обезьянкой позируют на втором Т-26 из этой же колонны.


Сгоревшие Ба-10, та же колонна




Техника 19-й тд разбитая у Луцкой дороги между Торчиным и Александровкой вечером 24 июня.


Этот 26-й вероятно сгорел 25 июня. Снимок водителя броневика из разведбата 13-й тд. Ниже он же несколько дней спустя.





Т-26 и Ба-10 19-й тд потерянные 24-25 июня в районе Александровка-Торчин




Они не повернули назад. Вечная память..

Про сломавшиеся танки и дойче орднунг унд организацион.

В интернетах, да и в литературе, нередко можно встретить завывания страдающих бешанинством любителей солонятины и прочих либерастов-говноплюев порядочных людей с хорошими лицами и полыхающими негодованием пердаками про стопятьсоттысяч сломавшихся на маршах советских танков, плохое качество бронетехники и прочее подобное, обсирающее обличающее и разоблачающее.
А как с этим обстояло в вермахте? Да примерно так же, когда условия совершения маршей были более-менее идентичны обстоятельствам, при которых выдвигались в районы боевых действий в первые дни войны мехкорпуса РККА, т.е. в первую очередь слабая подготовка механиков-водителей, отсутствие запчастей и/или ремонтных подразделений.
В документах 48-го моторизованного корпуса попалась пара интересных бумаг.
[Spoiler (click to open)]В декабре 41 2-я танковая армия получила большое пополнение новой матчасти. Первая группа, выдвигавшаяся своим ходом из Харькова в Курск, включала 80 танков и 25 штурмовых орудий. Вторая, двигавшаяся из Днепропетровска в Курск - 52 танка.
Данных по общему количеству сломавшейся на марше техники первой группы нет, спустя неделю после её прибытия в Курск оставленными из-за поломок всё еще числились 14 танков и 5 штугов. Вероятно первоначальные цифры были выше и составляли не менее 25% от общего количества.
А вторая группа оставила на более чем четырёхсоткилометровом пути от Днепропетровска до Курска 20 танков или почти 40% матчасти. Вся техника была абсолютно новая, отправленная с заводов без экипажей, только с мехводами.


Для сравнения в 8-м мехкорпусе после 500-км маршей согласно докладу Рябышева (скорее всего, чтобы оправдать неудачные действия своего мехкорпуса, немного завысившего реальные цифры сломавшихся машин) отстало до 50% боевой матчасти танковых подразделений 12-й тд и 7-й мд (и порядка 25-30% в прошедшей немногим более 400-х км 34-й тд). Фактическое количество сломавшихся машин было меньше и часть отставших спустя какое-то время догнали свои части или продолжая движение в одиночку доехали до линии фронта и приняли участие в боевых действиях.
Читая отчет отвечавшего за доставку танков в Курск оберлейтенанта Хербста то и дело натыкаешся на подробности аналогичные известным из наших документов, в т.ч. из доклада Рябышева, в частности малый стаж вождения механиков водителей (3-5 часов в экипажах КВ и Т-34 8-го мк), отсутвие ремонтных подразделений и запчастей.
Весь отчет переводить не буду, только основное.
Танки были погружены 5.12 в Магдебурге, из Днепропетровска двигались своим ходом в Курск и далее часть их должна была идти в Орёл. Перегонявшие танки мехводы (после передачи техники возвращавшиеся в Германию) имели малый стаж вождения, некоторые вообще еще не получили права. Полевая кухня отсутствовала, горячее питание не получали. Также не было теплой (по меркам русской зимы) зимней одежды. Часть сопровождавших танки солдат не имела оружия.Все попытки командира группы получить необходимое в главном штабе снабжения гр. армий Юг и др. инстанциях были безуспешны.
Треть пути проделали по грязи, две трети по снегу. Большую часть первой трети пути приходилось буксировать танками машины с горючим.Не хватало разливочного оборудования и часть машин приходилось заправлять с помощью кастрюль и ведер (в докладе - "кухонной посуды").
48-й мк мог своими средствами эвакуировать только танки оставшиеся на отрезке Курск-Обоянь. Большая часть техники осталась на участке Днепропетровск - Обоянь.

Muni kolonne flog in die Luft

Выходя из окружения остатки группы Попеля хорошо так порезвились на немецких коммуникациях. Особенно после соединения с отрядом 124-й сд, под командованием комадира 406-го сп подполковника Новикова. Собственно из-за активных действий двигавшихся тогда еще порознь отрядов 34-й тд и 124-й сд командование 6-й армии вермахта 6 июля запретило движение одиночных автомашин восточнее линии Клевань-Дубно-Кременец. А после соединения отрядов окруженцы на несколько дней стали пожалуй самой большой головной болью тыловиков и снабженцев частей 6-й армии и 1-й танковой группы.
[Spoiler (click to open)]На рассвете 13 июля были разгромлены санитарная рота, полевой лазарет и какое-то подразделение связистов 113-й пд у с.Перемышель в 7-8 км северо-восточнее Славуты, а вечером на шоссе Hовоград-Волынский - Шепетовка в районе с.Дубиевки была уничтожена груженая боеприпасами малая транспортная колонна всё той же 113-й пд. На следующий день на той же дороге у д.Климентовичи утром была уничтожена колонна в составе пяти автопоездов службы снабжения 1-й танковой группы, перевозивших 60 тонн снарядов для тяжелых гаубиц, и одной цистерны. Еще одна колонна, также с боеприпасами и топливом, была уничтожена на шоссе восточнее Новоград-Волынского 17 или 18 июля.
Уверенно конечно не сказать, но с очень большой долей вероятности на снимках остатки одной из уничтоженных бойцами 34-й танковой и 124-й стрелковой дивизий колонн. Конкретных топонимов в подписях к сделанным в середине июля 41 фотографиям нет, только "за Звяхелем" и "колонна с боеприпасами взлетела на воздух". Но, учитывая время и место, почти без вариантов это работа отряда Попеля-Новикова.







Возможно этот грузовик тоже был сожжен бойцами группы Попеля-Новикова.


Ну и еще один эпизод связанный с выходом из окружения бойцов 124-й сд. Уже выкладывал этот снимок могилы 16 немецких солдат 9-го моторизованного пулеметного батальона (предположительно из 3-й роты) погибших 6 июля в районе Смыга, ст.Михайловка.

По нему появилось немного дополнительной информации. Согласно истории 9-го пулеметного батальона, преследующие окруженцев немцы в первой половине дня 6 июля попали в хорошо организованную предположительно бойцами 124-й сд засаду. Двигавшаяся головной 2-я рота наступала по обе стороны лесной дороги. Затаившиеся в зарослях красноармейцы пропустили головной взвод и, подпустив основные силы роты поближе, внезапно открыли перекрестный огонь. В первые же минуты боя рота потеряла несколько десятков человек убитыми и ранеными. Одновременно была расстреляна двигавшаяся по дороге колонна грузовых машин. Управление ротой было потеряно, никто не слушал команды, пытающиеся выйти из зоны обстрела солдаты бестолково метались по затянутому дымом от горящих автомашин лесу. Началась паника. Командир первой роты со взводом пулеметчиков поспешил на помощь расстреливаемой красноармейцами второй роте и спустя несколько минут был убит. От полного разгрома пулеметчиков спасли основные силы группы фон Аулок, двигавшиеся в паре километров позади батальона. При зачистке леса её подразделения так-же понесли серьёзные потери. Разбежавшуюся 2-ю роту 9-го батальона с большим трудом удалось собрать только к исходу дня. В бою был также ранен командир батальона.
Вскоре после того, как продолжавшийся несколько часов бой закончился, на дороге появился возвращавшийся в Кременец из штаба 55-го армейского корпуса командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал фон Рейхенау с небольшой охраной. Отправься он в обратный путь парой часов ранее и скорее всего стал бы первым командующим армией погибшим на Восточном Фронте.
Судя по всему в бою участвовали подразделения 124-й сд. Тем более что в отчете о выходе дивизии из окружения за подписью исполнявшего обязанности начштаба командира батальона связи капитана Повийчука говорится о попытке немцев задержать дивизию в районе Смыги.
Отряд Попеля прорывался через немецкое оцепление тоже примерно в том же районе, но вероятно в ночь на 6-е июля.В мемуарах Попель упоминает об отправке диверсионной группы толи к Смыге, толи к Михайловке, по памяти не скажу уверенно куда конкретно, но сам прорыв описывает как быстрый бросок через шоссе. Если бы разгром 2-й роты пульбата был делом рук его отряда Попель не преминул бы с живописными подробностями рассказать как они уничтожили целый немецкий полк или что-то в этом роде.

Боевые действия в районе с.Лешнюв 26.6.1941

Лешнюв был занят около полудня 25 июня 1-м батальоном 179-го пп усиленным взводом легких пехотных орудий и 14-й ротой. Во второй половине дня, с получением данных авиаразведки о скоплении русских танков в лесах южнее Слонyвки в район Лешнюв-Корсув был выдвинут второй батальон полка, усиленный 3-м дивизионом 157-го ап. Третий батальон в это время находился в Берестечко, охраняя переправу через Стырь и был сменён ротой 199-го пп утром 26 июня. Судя по документам 57-й пд II/IR 179 занимал оборону восточнее первого батальона на участке Лешнюв (иск) - Корсув. В ночь на 26 июня подразделениями полка были взорваны мосты через Слонувку у Лешнюва и Корсува. Правда из жбд не понятно, какой именно мост был взорван у с.Корсув - через Сытенку, на юго-восточной окраине села, или через Слонувку, километрах в полутора южнее.
Согласно отправленному в 7.35 в штаб дивизии донесению в распоряжении полка было всего 8 готовых к открытию огня орудий (вероятно подразумевались пушки 13-й роты, паки 14-й роты по какой-то причине в донесении не упомянуты) и неудивительно, что командир 179-го пп с самого утра бомбардировал дивизионный штаб просьбами немедленно выслать к Лешнюву тяжелые пто и 8,8-см зенитки для борьбы с русскими тяжелыми танками занимавшими исходные позиции южнее разрушенной переправы.
[Spoiler (click to open)]Tри танка завязли на заболоченных лугах южнее Лешнюва. Два из них, КВ-2 и Т-34, известны по многочисленным фотографиям.


Tретий упоминается в донесениях немецкой авиаразведки действовавшей в районе Лешнюв в середине дня. Вероятно позже экипажу удалось вытащить свою машину, или же он находился на бОльшем удалении от дороги чем два других и почти не попал на фотографии. Хотя в подборке танков из Лешнюва встречался вот этот Т-34, который может оказаться тем самым третьим завязшим утром 26 июня танком.


Наступлению 12-й тд предшествовали налёты авиации, в жбд 57-й пд охарактеризованные как "продолжительные, чрезвычайно сильные, удары вражеских самолётов бомбами и бортовым оружием по районам расположения полков и дорогам по которым маршировали подразделения (в т.ч. штурмовка с низкой высоты 20-ю самолетами 199-го пп восточнее Берестечко)." Штабная рота 199-го пп в Пляшевке потеряла при бомбежке 9 человек убитыми.
В жбд 57-й пд и приложениях к нему нет никаких детальных подробностей о боевых действиях непосредственно в Лешнюве, только неоднократные упоминания о том, что снаряды легких пто не пробивали броню тяжелых танков и что подразделения полка понесли серьезные потери. Впрочем, судя по фотографиям, как минимум одна 34-ка была подбита паками 14-й роты в самом селе и "колотушки" не были совсем уж бесполезными в борьбе с танками 12-й тд.



По итогам боев с дивизиями 8-го мк 26 июня 57-я тд заявила 18 подбитых в районе Лешнюв-Мытница-Остров танков. По 14 из них приводится информация каким видом оружия машины были выведены из строя: 4 разбиты огнем артиллерии (т.е. гаубиц дивизионного артполка), 3 подбиты противотанковыми пушками, 2 - пехотными орудиями и 5 выведены из строя огнем противотанковых ружей. Потери 179-го пп в артиллерии нигде не упомянуты. говорится только что полк понес серьезные потери в живой силе и технике. Непосредственно в Лешнюве 179-й пп по неполным данным потерял не менее 29 человек убитыми, в том числе 21 из 2-й роты и трое из 14-й. Также в Лешнюве погибли как минимум двое (унтер офицер и гефрайтор) из 7-й роты 111-го пп 11-й тд. Судя по фотографиям были раздавлены не менее двух-трех паков и вероятно брошены убегавшими от танков расчетами два легких пехотных орудия. Реальные потери матчасти 13-й и 14-й рот были наверняка больше.
В 14.20 штаб 57-й пд получил радиограмму 179-го пп в которой говорилось, что первая вражеская атака отбита и только одному тяжелому танку удалось прорваться на север в район высоты 241 и далее к селу Каролувка. Kомандир 179-го пп слишком поторопился со своим оптимистичным донесением. Прежде чем в штабе дивизии получили его радиограмму танки 12-й тд почти одновременно прорвались на левом фланге полка и по обе стороны Лешнюва. По данным воздушной разведки случилось это в 14.10-14.13. В 14.35 три танка с боем пройдя через Лешнюв направились на восток в направлении с.Корсув. Часть прорвавшихся западнее Лешнюва танков устремились к выс.241. По жбд 12-й тд в район высоты вышло 6 машин. Другая часть, повернув на запад двинулась к Щуровичи, где столкнулась с 3-й ротой 16-го противотанкового батальона. С раннего утра рота несколько раз меняла огневые позиции в ожидании атаки русских танков, постепенно продвигаясь на восток пока в конце концов не столкнулась с танками 12-й тд, вначале предположительно c теми самыми шестью машинами направлявшимися к высоте 241. В гешихте дивизиона приводится довольно подробное описание знакомства противотанкистов немецкой 16-й тд с тридцатьчетверками.
"Расчет нашей самоходки (3,7-см пак на полугусеничном тягаче) выехав на гребень холма увидел слева 6 вражеских танков. Но расстояние в 1500м слишком велико для стрельбы. Проехав с полкилометра влево по склону холма расчет замечает стоящий в низине в 100 метрах (тут вероятно опечатка, должно быть 1000м) тяжелый русский танк. Орудие едет медленно, русский танк не обнаруживший самоходку подставляет ей борт.Первый выстрел попадает в смотровую щель. Люки танка немедленно закрываются; выстрел следует за выстрелом. К сожалению это был Т-34, которому 3,7-см пак едва ли мог причинить вред. Несмотря на 23 попадания танк спокойно уезжает восвояси, оставляя нас в безграничном разочаровании и ярости. По крайней мере мы видимо заклинили его башню, т.к. танк не сделал по нам ни одного выстрела.
Тем временем другие орудия тоже заняли огневые позиции на холме и вступили в перестрелку с противником. Один танк обнаружив нас открыл сильный огонь с дистанции 1000м и поэтому командир взвода несмотря на большое расстояние приказал открыть ответный огонь.После 25 попаданий во вражеский танк он убедился в бессмысленности обстрела и приказал сменить огневые позиции. Мы установили, что на больших дистанциях обстрел из наших 3,7-см пушек не приносит успеха и нам следует подпускать танки ближе.
Один вражеский танк объехал высоту и на большой скорости помчался по дороге в сторону Щуровичи. Наше прикрывавшее дорогу орудие открыло огонь с 400 м, танк немедленно ответил из пушки и пулемета.Вначале удалось заклинить башню танка, после чего он свернув на поле слева от дороги продолжал вести огонь из пулемета.Поменяв огневую позицию орудию удалось вывести танк из строя."

По фотографиям известно несколько 34-к 12-й тд потерянных 26 июня в районе высоты 241 и дороги Лешнюв-Щуровичи.Сложно однозначно сказать о каком из них говорится в истории 16-го батальона пто, возможно об этом.




Потери группы танков наступавшей вдоль дороги Лешнюв-Щуровичи неизвестны. Предположительно не менее двух машин.В донесении авиаразведки 14-го мк упоминаются два танка стоявшие в 7.30 27 июня на дороге Лешнюв-Щуровичи. Поскольку подразделения 12-й тд к этому времени находились на марше в район Подкамень или в лесах южнее Лешнюва, скорее всего это были подбитые накануне в бою с частями 16-й тд машины.

Получив приказ уничтожить вражеские танки на маршруте движения стрелковой бригады 16-й тд рота продолжила движение и в районе Мытницы столкнулась вначале с танками 12-й тд, наступавшими предположительно от Корсува, а чуть позже и с машинами 34-й тд. Всего по итогам дня рота претендовала на 18 подбитых или сожженных танков (часть которых была уничтожена во взаимодействии со штурмовыми орудиями), но скорее всего это количество завышено и реальные потери были меньше.
Согласно жбд 12-я тд потеряла 26 июня 10 БТ. Вероятно большая их часть была сожжена южнее Мытницы противотанкистами 16-й тд и приданной 199-му пп 3-й батареей 197-го дивизиона штурмовых орудий. Точное количество подбитых штугами танков не указано, но судя по фотографиям их было не менее трех-четырех.

Панорама поля боя и горящие танки 12-й тд подбитые штурмовыми орудиями 197-го дивизиона.26 июня, район Мытница-Каролувка.

Часть потерянных в том районе бэтэшек принадлежала разведбату 12-й тд. Всего танковая рота разведбата потеряла не менее 5-6 БТ, но были ли все они потеряны в один день в районе Мытница-Каролувка - неизвестно. По ОБД в списке потерь л/с 12-й тд проходит без вести пропавшим командир роты 12-го орб ст.лейтенант Еременко Антон Дмитриевич. В немецких документах фигурирует сдавшийся 26 июня перебежчик, командир танковой роты разведывательного батальона, давший на допросе подробные показания по организации 12-й тд и нумерации её частей. Идет ли в обоих случаях речь об одном и том же человеке - хз, но вобщем вероятность велика.

пропавший без вести в районе Лешнюв командир роты 12-го орб А.Д.Ерёменко

Также в боях в районе Лешнюва попали в плен красноармейцы и командиры 23-го тп. Причем один из них видимо был незадолго до начала войны переведен из 8-й тд. В немецких разведсводках отмечается, что кроме 12-й тд в районе Лешнюв действовала "8-я тд со вторым танковым батальоном, номер в/ч 6245 (номер мирного времени 23) дислоцировавшийся до 22.6 в г.Стрый". В/ч 6254 - это 23-й танковый полк, а перемена местами двух последних цифр - ошибка переводчика, поменявшего цифры на немецкий лад (немцы говорят не "пятьдесятчетыре" как мы, а "четыре и пятьдесят").
Из списка безвозвратных потерь 12-й тд известно, что в атаке 26 июня погиб командир батальона 23-го тп капитан Илья Азарович Бабаджан. Место гибели не указано, скорее всего это случилось в районе Лешнюв-высота 241.
По донесениям авиаразведки в 17.26 в Лешнювe и ближайших окрестностях находилось до 30 танков, в т.ч. несколько горящих. Дальнейшие их действия не известны.В это же время в лесу по обе стороны дороги Лешнюв-Броды в 6 км южнее Лешнюва находилось еще 20-30 танков.
B 20.05 с самолета одной из приданных 1-й тгр разведывательных эскадрилий на лесной дороге в Броды в 6 км южнее Лешнюва была замечена направлявшаяся на юг колонна в составе 15 танков. Передний край немецкой обороны в это время находился в районе отметки 241 и восточнее, в 3-х км севернее Лешнюва.K исходу светового дня высланные немцами разведгруппы доложили что части Красной Армии оставили Лешнюв и Корсув. Хотя встречаются и более поздние упоминания об отдельных танках в том районе, например приданная во второй половине дня 26 июня, уже после того как немцы отступили на несколько километров севернее Лешнюва, 179-му полку рота дивизионного батальона пто подбила один танк в окрестностях Лешнюва в первой половине дня 27 июня.
Согласно жбд 12-я тд потеряла 26 июня 18 Т-34, 10 БТ и 5 КВ. Два из них известны по фотографиям: КВ-2 завязший у с.Пески и КВ-1 расстрелянный 8,8-см зениткой в районе выс.241-выс.204.









В том районе во второй половине дня занял оборону батальон 64-го пп 16-й пд которому были приданы тяжелые зенитки организационно входящего в состав полка ГГ 2-го дивизиона 43-го полка пво. Скорее всего они и сожгли этот КВ.
Точное место его потери не известно, вариантов вобщем немного - или у отметки 241, или возле отм. 204. Второй вариант представляется вероятным, т.к. снимки танка очень часто встречались в подборках и альбомах 262-й и 113-й пд, маршировавшиx по маршру Щуровичи-Лешнюв спустя несколько дней после боя. Скорее всего части дивизий шли напрямую, по кратчайшему пути, и в таком случае КВ был потерян возле высоты 204. С другой стороны, не исключено, что дорога была отведена под движение тыловых частей и колонн снабжения 48-го мк, а пехота копытила полевыми дорогами, вначале от Щуровичи на северо-восток, к с.Крылув и затем поворачивая на юг к Лешнюву. В этом случае танк был потерян у высоты 241. Косвенно в пользу этой версии говорит снимок подожженного южнее Мытницы штугом 197-го дивизиона БТ-7, на заднем плане которого видна вышка возле которой был разбит КВ.

БТ-7 из состава 12-й тд подожженный штугом 3-й батареи (орудие F) 197-го дивизиона в середине дня 26 июня в районе Мытница.

Снимок был в одной подборке с фотографиями 197-го дивизиона штугов из района Мытница-Лешнюв. Возможно это один из разбитых 26 июня в районе кол.Мытница Т-26 34-й тд.



Pаздавленый на окраине Лешнюва пак и подбитые тридцатьчетверки.На заднем плане еще два пто, одно из которых также раздавлено.

Bторой давленый пак, возле первого.Скорее всего там попал под раздачу взвод 14-й роты лишившийся всех четырёх орудий, четвертое просто не попало в объектив фотографа.

Те же две 34-ки и легкие пехотные орудия 13-й роты 179-го пп, предположительно брошенные расчетами 26 июня и возвращенные хозяевами в ходе наступления на Лешнюв 28 июня.

Могилы погибших в Лешнюве 26 июня солдат 179-го пп

Т-26 31-й танковой дивизии?

Радийный Т-26 обр.36г, с турелью и "ворошиловским" пулеметом. Машина довольно известная, фотографировали её часто. Есть с десяток разных ракурсов, начиная со снимков сделанных сразу после боя, на которых танк еще дымит. Попадался в подборках австрийской 137-й пд. Подписи как правило стандартные, "подбитый русский танк". Из топонимов встречались Белосток и Боцьки.
[Spoiler (click to open)]

"После Боцьки в Р.(усской) Польше. Первая танковая атака русских. В этом лесу сотня таких вот штук."
Собственно по этой подписи и возникла версия о том что на фотографиях один из немногих танков 31-й тд.
В мирное время в Боцьках находилось управление 31-й тд 13-го мк танковые полки которой дислоцировались в Андриянках (62-й тп) и Долубове (148-й тп). Техники в дивизии было совсем мало, да и та основательно ушатанная. На 1 мая 41 в 31-й тд числилось 4 радийных Т-26, 14 линейных, 17 двухбашенных, 1 ХТ и 1 Т-26 тягач, а так же 10 БА-10. Часть машин требовала ремонта, а у примерно 25-30 более-менее исправных танков моторесурс был на исходе. Предусматривалось получение 31-й тд еще 28 Т-26, 11 Ба-10 и 30 Ба-20 из других частей округа, со складов НКО и с заводов, однако успела ли дивизия получить эту технику до начала войны и в каком объёме были выполнены запланированные поставки неизвестно. 3 мая 1941 дивизия получила с окружных складов 11 Ба-10 и, вероятно, 3 Ба-20. По поступлениям T-26 никакой конкретной информации нет, но скорее всего какие-то поступления небольшого количества танков были.
Дивизия вступила в бой 22 июня. Около 15 часов дня 5 танков атаковали 2-й батальон 448-го пп в 2-х км восточнее Скивы. При отражении атаки были подбиты 3 танка, но страха австрийцы натерпелись изрядно, судя по воспоминаниям одного гефрайтора 5-й роты: "Во второй половине дня танковая атака. Получивший прямое попадание обер-гефрайтор Глазер погиб мгновенно ... Я на всю жизнь запомню эту танковую атаку. Никогда еще не испытывал такого ужаса. Как простой пехотинец чуствуеш себя абсолютно беззащитным. Но наши противотанкоые пушки первоклассные".


Возможно это два из трёх Т-26 31-й тд потеряных в бою с 448-м пп 137-й пд во второй половине дня 22 июня в районе Скивы. Один из снимков был подписан Дрохичин (нас.пункт в 7-8 км юго-западнее Скивы). Столкновения с русскими танками у Дрохичина в документах 137-й пд и 9-го ак не попадались, скорее всего фотограф шел или ехал через Дрохичин.
Впрочем не исключено, что это Дрогичин в Брестской обл. и Т-26 на снимках в таком случае из состава 14-го мк и потеряны в первой половине дня 25 июня в бою с частями немецкого 24-го моторизованного корпуса.

На следующий день части 137-й пд продолжая наступление несколько раз были контратакованы небольшими группами танков. Согласно жбд 9-го ак в течении дня дивизия подбила 15 танков и бронеавтомобилей.
Боцьки были взяты подразделениями 3-го батальона 448-го пп на исходе дня 23 июня. Утром 24 передовой отряд дивизии (батальон панцерегеров, рота саперов, самокатная рота 448-го пп, батарея 841-го артдивизиона) совместно с передовым отрядом 263-й пд захватил Бельск. Во второй половине дня получивший задачу захватить плацдарм на восточном берегу Орлянки ПО 137-й пд был атакован танками у местечка Холоды примерно в 8 км вост. Бельска.


Предположительно в этом бою и сгорел Т-26.По крайней мере подходит и место (после Боцьки) и местность.Судя по фотографиям огонь по танку вели со всех сторон. В правом борту хорошо видна пробоина от 5-см снаряда, в башне слева то ли 2-см, то ли 3,7, а кормовой лист подбашенной коробки пробит из птр.
Еще однo место где мог быть потерян этот 26-й - лесок севернее кол.Новодворы.


Во второй половине дня 24 июня передовой отряд 137-й пд несколько раз пытались выбить с плацдарма на вост.берегу Орлянки, в т.ч. и при поддержке танков. Несмотря на несколько критических ситуаций немцам удалось удержать плацдарм. Всего за день в районе Холоды-Щиты было подбито 12 танков.



Самые ранние снимки.Догорает.

В борту пробоина от снаряда 5-см противотанковой пушки.




Позже двадцатьшестерку стащили на обочину





Какие-то танки у отходившей к Беловежской пуще 31-й тд к этому времени еще оставались. Хотя конечно стопроцентной уверенности в принадлежности этого Т-26 к 31-й тд нет. Вполне может быть из состава 25-й тд, в том районе 24 июня могли оказаться танки 50-го тп майора Пожидаева.
Хотя скорее всего с подразделениями 25-й тд, в т.ч. и Пожидаевского полка, 137-я пд могла схлестнуться утром 25 июня. Около 9 утра разведбат дивизии запросил помощь, сообщив что в районе рощи в 3-х км вост.Щиты атакован русской пехотой (до 800 чел) с танками и артиллерией. Тяжелые потери понес самокатный эскадрон разведбата.


Находившиеся поблизости части дивизии немедленно атаковали с трех сторон. С севера батальоном 448-го пп при поддержке двух дивизионов артполка (в т.ч тяжелого), с юга батальоном 449-го полка, с запада поддержанным огнем дивизиона артполка батальоном 447-го пп. Два последних батальона были брошены в атаку из походной колонны, а часть артиллерии вела огонь прямой наводкой с дистанции 1,5-2 км. У атакованных с трёх сторон и застигнутых боем на открытом поле красноармейцев не было ни одного шанса. Разгром был страшный, их попросту перемешали с землей снарядами трех гаубичных дивизионов. Уже в 11.12 137-я пд радиограммой сообщила штабу 9-ак что противник восточнее Щиты уничтожен. В данном случае "уничтожен" было буквально. Погибло около пятиста или немногим более человек, примерно 150 попали в плен. Было подбито 15 (по другим данным 18) танков. Скорее всего, как это нередко случалось, в "танки" скопом записали всю бронетехнику, включая БА. Принадлежность разгромленной колонны не установлена. Вобщем кандидатов не так уж и много - либо остатки 31-й тд, либо какие-то части 25-й тд. Или сборный отряд из частей обоих дивизий.

Немного фотографий из района Дубно.

Hебольшая подборка новых или малоизвестных фотографий, сделанных в конце июня-начале июля 41 в районе Дубно.
Вначале снимки военнослужащего 8 роты 2-го батальона 117-го пп 111-й пд. Наступавший в южном направлении у Тараканова батальон (два его взвода, усиленных саперами и противотанкистами, занимали оборону у моста в Страклове) в седьмом часу вечера 28 июня попал под удар танков 67-го тп и понеся тяжелые потери был рассеян в паре километров южнее города. К ночи немцам удалось собрать батальон на северо-западной окраине Дубно, где он и оставался 29 июня. 30 июня 8-я рота была переведена на юго-западную окраину города, в Забрамье (хотя возможно часть роты была придана на усиление оборонявшему Забрамье 1-му батальону 70-го пп еще 29 июня).

8 IR 117 на марше в Дубно, 28 июня 1941
[Spoiler (click to open)]

марш то ли в Дубно, то ли уже 1 июля от Дубно на Кременец.


после боя


Южный въезд в Забрамье, судя по тени утро 30 июня.


Сгоревшая на въезде в Забрамье тридцатьчетверка. Погибшего танкиста уже похоронили. Подбитые на поле два Т-26 почти не видны за силуэтом тридцатьчетверки, зато над кормой на фоне дерева угадывается башня третьего 26-го, который до сих пор ни разу не попадался на снимках крупным планом.


Разбитый на дороге метрах в 70 южнее тридцатьчетверки Т-26 67-го тп. Ниже он же в другом ракурсе и панорама окрестностей Забрамья западнее шоссе (снимок не из подборки 8-й роты 117-го полка)



Сожженный примерно в полукилометре южнее Т-26 67-го тп. Хорошо видна пробоина от снаряда стрелявшей с кладбища тяжелой 8,8см зенитки.


Разбитая вечером 28 июня 8,8см зенитка 2-й батареи полка Генерал Геринг в полусотне метров западнее сгоревшего Т-26. Такой ракурс раньше не встречался.


Погибший в окрестностях Дубно красноармеец. Вероятно северо-западная окраина Дубно, 29 июня.


Судя по подписи на обратке немецкий фельдфебель ищет у погибшего в Дубно красноармейца гранаты.


Это фото подписано "Может у него есть сигареты в рюкзаке. Дубно". Скорее всего вторая половина дня 29 июня, вскоре после боя. Северо-западную и западную окраины Дубно, где находилась 8 ротa 117-го пп, в промежутке с 14 до 17 часов 29 июня дважды атаковали подразделения 1 и 2 батальонов 34-го мсп, потерявшие при этом до 40 % участвовавшего в бою личного состава. Скорее всего три верхних снимка сделаны после отражения атаки 34-го мсп вечером 29 июня.


Те же бойцы, снятые другим фотографом. Вечная память..


Немцы возле убитого камрада (подпись почти не сохранилась, можно только прочесть, что он убит осколком снаряда). Район Дубно, какое-то подразделение или 117-го пп или дивизионного батальона панцерегеров.


Расчет пто ожидает танковую атаку. Принадлежность не установлена, скорее всего или 16-я тд в районе Вербы или 44-я пд. фото подписано "Скоро появятся танки. Перед танковым сражением у Дубно. 30 июня". Судя по не слишком жизнерадостным лицам, фото не постановочное и мысли у всех о том, удастся ли дожить до вечера.


А здесь уже дождались. Разбитая танкистами 68-го тп PaK 36 из 14-й роты 199-го пп 57-й пд или приданной полку роты 157-го батальона пто. 26 или 27 июня, район Хотин-Редков-Пляшева. Ниже она же вместе с подбитым на дороге Т-26 68-го тп.




раздавленное танком немецкое 3,7-см противотанковое орудие, район Дубно-Тараканов.


могила двух погибших вечером 28 июня немецких противотанкистов 111-й пд, один из состава 1-й роты 111-го батальона пто, второй из 14-й роты вероятно 117-го пп


Т-26 из состава 68-го тп оставленный из-за поломки в районе г.Броды.


Подбитый Т-26 68-го тп. Место и время потери не установлены.


"химик" 68-го тп на СПАМе. Место и время не известны.


Краснормейцы взятые в плен подразделениями 132-го пп 44-й пд в районе Дубно.